Переоценка ценностей или пристрастность закона?

На французском сайте AgoraVox недавно появилась статья, в которой блогер размышляет о беспристрастности французских судей, феминизме, политической ангажированности и прочих щекотливых темах – весьма откровенно… 

Немного о гражданской журналистике 

AgoraVox – сайт, посвящённый гражданской журналистике. Он работает с 2005 года, и за это время успел завоевать популярность у миллионов читателей. Здесь публикуются репортажи, статьи и комментарии непрофессиональных авторов, касающиеся самых разных событий, что происходят в мире. 

И вот, в середине декабря 2018 года, на ресурсе появляется публикация одного из французских блогеров. Она посвящена размышлениям автора о недавно завершившемся судебном процессе, над женщиной, повредившей в 2014 году восковую фигуру Владимира Владимировича Путина, во Франции, в музее Гревен. А также, в связи с этим, многим другим щекотливым темам. Публикация вызвала широкий резонанс и стала известна далеко за пределами Франции. 
Что же в ней особенного, чем автор смог привлечь такой интерес? 

Восковая фигура президента 

«Переоценка всех ценностей сегодня происходит так интенсивно, как никогда. На фоне продолжающегося разгула феминизма, этот процесс особенно хорошо виден» – утверждает автор статьи. «Бывшая участница организации «Фемен», – Яна Жданова, не так давно предстала перед апелляционным судом, в Париже. Напомним, что ранее она получила во Франции политическое убежище. 

В чём причина? Обвинялась Яна в том, что в 2014 году, находясь на территории музея восковых фигур, что носит название Гревен (в столице Пятой Республики, на бульваре Монмартр), – она провела топлесс-акцию. А во время неё, с помощью осинового кола испортила восковую фигуру президента Российской Федерации – Владимира Владимировича Путина. 

За это, первоначально, девушке мог грозить тюремный срок. Её, возможно, привлекли бы к ответственности, по крайней мере, за несанкционированное хранение холодного оружия. А вероятно, и за террористический акт» – продолжает блогер. 

«Ведь, если задуматься, она не просто нанесла ущерб произведению искусства. Этим женщина явно выразила своё отношение к главе российского государства. Показала всем, что не любит, по собственным словам, – «консервативного женоненавистника». 

И что же? Не смотря на такое, по меньшей мере, неприемлемое с точки зрения закона, отношение к художественному произведению (не говоря уже о политическом и социальном подтексте акции), – мы можем наблюдать…? Судьи выслушали Жданову. Они обратили внимание на все её аргументы. А после того, как женщина объяснила – «почему» она это сделала, произошло, казалось бы, совершенно невозможное. 

Все обвинения со Ждановой были сняты. Наверняка, не оставили без упоминания и то, что женщина попросила политического убежища в Пятой Республике» – рассказывает он. 

Особенности политического статуса 

«Данный инцидент, как я думаю, полностью изменит многие социальные процессы, и, особо это касается стран Европы. Что мы видим? 

Следуя логике судей, в этом частном случае, да и во многих других, одни правонарушения могут «смягчится», в определённых обстоятельствах. Иные, само собой, нет. Если мы возьмём тех же «Фемен», то выходит, что женщина может использовать собственное тело, как некий инструмент, способ политического или социального призыва. И всё это в рамках «свободы выражения собственного мнения». 

.

И, в таком случае, как прецедент, со Ждановой, вас просто оштрафуют? Попросят уплатить за нанесённый вред. В тот раз это было 600 евро. Именно во столько оценён ущерб, который понёс музей, от случившегося – порчи восковой фигуры Владимира Владимировича Путина. Это приблизительно равно той сумме, на которую будет оштрафован автомобилист, превысивший скорость, при проезде на красный свет, во французском государстве. 

Для меня, безнаказанность таких эгоцентричных дамочек, кои борются только за собственное благо, не обращая внимания ни на кого, невероятна. Во французском государстве им практически никогда не было вынесено ни одного серьёзного обвинительного приговора. За редчайшими  исключениями. Да и те следует более точно рассмотреть, на предмет политических тем. 

И в то время, как в России их действительно могут обвинить и судить, многие из таких находят себе пристанище именно на территории Пятой Республики. Здесь они могут укрываться столь долго, сколь сами того будут хотеть. Зачем им возвращаться…» – продолжает автор резонансной статьи, в AgoraVox. 

Справедливость зависит от…? 

«При этом, никто почему-то не обратил особого внимания на то, как сильно были перепуганы этой топлесс-акцией посетители музея, бывшие в тот момент внутри и видевшие происходящее. Сей вопрос даже в СМИ не был освещён сколь-нибудь подробно. Инцидент случился 5 июня 2014 года. В тот день немало самых разных гостей и жителей Парижа пожелали насладиться работами великих мастеров… Наверняка, они не шли в знаменитый музей Гревен, с целью понаблюдать проявления агрессии, по отношению к восковой фигуре. 

В СМИ также практически не сообщалось о реакции российского посольства. Хотя, наверняка, его сотрудники по сей день задаются вопросом, почему же Франция стала убежищем для таких людей, как Жданова. 

Если мы представим ситуацию, скажем, следующего содержания. Обнажённый турист из какой-угодно страны, обезглавит, средь бела дня, на виду у всех, статую генерала Шарля де Голля, в столице Польши. Разве это не вызовет справедливого возмущения и негодования, со стороны Франции? 

Конечно, совершенно логично, что Владимир Путин, как российский президент, не оправдывает подобной ситуации, с порчей восковой фигуры. Однако, не будем забывать, что он, законно избранный глава государства. И реакция его, как президента, и человека, совершенно понятна. При этом, он не преступил никаких – социальных, политических, моральных норм, и конечно – здравого смысла. 

В отличие от женщины, коя провела подобную акцию… И, если закон для всех един, и подобные «меры» действительны объективны, то нельзя ли с равным успехом представить себе аналогичную ситуацию, касательно «жёлтых жилетов»? 

Подумайте, какую реакцию вызовет ситуация, если они, протестуя против политики Макрона, и тех же цен на бензин, абсолютно голые придут в ближайшую ратушу, и, для примера, измажут грязью фотографии президента Франции? Или, скажем, будут в таком виде осаждать Елисейский дворец. 

Не только ответные меры правительства, но и даже социальное восприятие таких действий, воображать себе крайне сложно. 

Не стоит забывать, что задача правосудия и законов, как таковых – защитить граждан страны. Справедливо применять ко всем общие правила. Но, если вы включаете в этот механизм свои собственные воззрения на ситуацию, рассуждаете о правильности или неверности тех или иных законов, в данном конкретном случае, и в отношении тех или иных людей… Считать ли таковое справедливым?» – рассказывает автор публикации. 

Разные преступления – разные наказания 

«Именно потому, судьи, упомянутым образом вынесшие вердикт, по делу Яны Ждановой, исказили саму суть своей миссии. Это уже, личности, которые придерживаются тех или иных политических воззрений и принимают решения они, исходя из собственных пожеланий. Но никак таковые уже не могут быть названы беспристрастными судьями. Они – фигуры, кои политически ангажированы. 

Такое складывается впечатление. После всего того, что было сделано, и какие решения были приняты этими судьями. 

Я напомню ещё об одной инциденте. Один из задержанных «жёлтых жилетов» был осуждён на четыре месяца тюрьмы. За то, что он, по сути, просто вышел на дорогу, преградил движение автотранспортным средствам, и громко выкрикивал лозунги. 

Вооружённая женщина, нанёсшая в публичном месте ущерб художественной ценности, проведшая по собственной воле, ни с кем не согласованную, несанкционированную, топлесс-акцию, напугавшая многих, ничего не ожидавших посетителей музея, должна выплатить символический штраф» – заканчивает свою критику автор статьи. 

В заключении он утверждает, что «именно такова суть логики системы, сложившейся, на сегодняшний день». И подытоживает – «у неё более нет ни головы, ни хвоста».

Мы в Фейсбуке

(Русский) Мы ВКонтакте

Sorry, this entry is only available in Russian.