С согласия правительства депутаты отказались от внесения поправок в «литоральный закон». Такое решение было принято в связи с тем, что оппозиционные политики обвиняют власть в стремлении «коммерциализировать береговую линию».

«Литоральный закон»

Всё началось, когда ввиду нынешнего непростого положения на рынке недвижимости в депутатском корпусе возникла идея внести изменения, касательно закона, принятого в 1986 году и запрещавшего плотную застройку прибрежных зон. Собственно, о действительно близком расположении зданий речи даже не шло, законопроект в этом отношении был крайне не двусмысленым. Он требовал оставлять не только широкие пустоты между существующими постройками, но и не позволял возводить ничего нового на значительных открытых пространствах у береговых линий.

Напомним, что целью закона были «защита, укрепление и развитие» побережья Франции. Особенно это относилось к Югу страны. Именно эти территории предполагалось спасти от ожидавшейся (и понемногу происходившей) коммерциализации. Вопрос стоял действительно остро. Не будь закона, возможно, на пляжи Лазурного Берега по воздуху или воде попасть было бы значительно проще, чем по суше. И в этой проблеме никто не был виноват, она возникала естественно – из-за дороговизны каждого квадратного метра данных прибрежных территорий, знаменитых на весь мир.

Зачем что-то менять?

Закон долгое время стабильно выполнял свои функции. Побережье развивалось и продолжает развивается сегодня — во всех смыслах. Не возникло фактора чрезмерных спекуляций. Благодаря тем самым «промежуткам» между постройками, оставшимся открытыми, доступ к берегу действительно свободный, как то предполагает «литоральный закон». Наконец, отсутствие переизбытка зданий на берегу верный признак того, что их влияние на экологию минимизировано.

По мнению нынешних представителей депутатского корпуса — с одной стороны закон действительно крайне полезен. С этим никто особо не спорил. Но с другой – ввиду сложившейся жилищной, социальной и экономической ситуации, необходимостью создания новых комплексов недвижимости, улучшения инфраструктуры, следовало пересмотреть строгость законопроекта.

Планировалось значительно облегчить ограничения связанные со строительством в прибрежных зонах. По словам социалистки Эрики Барейтс, речь шла в основном о действительно допустимых изменениях, которые не ухудшили бы ситуацию. Например, о создании в первую очередь общественно важных построек. При этом, «ни один депутат, представляющий какой-либо заморский департамент не просил особых поблажек в отношении территории, которую он представляет».

Кроме того, на данных территориях, равно как и на других, планируется расширять размещение солнечных батарей. Представители практически всех партий сошлись во мнении, что в дополнение к получению энергии ветра, солнечная не будет лишней. Но также, депутаты прекрасно понимают, что батареи будут занимать немало места.

Подпись Николаса Юлота

При этом, вопрос застройки прибрежных зон остаётся основным. Оппозиционные политики в большинстве своём противились изменениям в «литоральном законе». В частности, никто не поддерживал перспективы перенаселения побережья, массовой миграции. Кроме того, нельзя сказать, что изменения закона были бы радикальными.

Прежде всего, строительство предполагалось разрешить не повсеместно, а только в особо отобранных «зарезервированных для жилищных и общественных построек» местах. В размещении здания могло быть отказано, если оно бы «наносило вред окружающей среде», или даже гармоничному пейзажу.

Тем не менее, любые изменения, касающиеся данного закона, вызывают резкие протесты. Однозначно против были представители всех ассоциаций и движений экологической и природоохранной направленности. Многие из них записывали протестные видео-обращения к правительству. Также стартовал сбор подписей петиции «Не прикасайтесь к литоральному закону». Документ набрал уже более 338 000 сторонников, подписавших его, среди которых и политик Николас Юлот.

Александр Машинский
Написать комментарий
Написать комментарий