Архивы В стране | SLON

Михаил05.06.2020
twitter-3267256_1280.jpg

1min137

Седрик О, занимающий пост министра по цифровым технологиям, предложил создателям Твиттера перенести головной офис во Францию на тот случай, если возникнет нестабильная ситуация в США.

По его словам, создатели Твиттера считают, что условия в Соединенных Штатах Америки больше не дадут возможности развиваться компании согласно ее ценностям, а также осуществить расширение. Если по каким-либо причинам будет наблюдаться множество нестабильных ситуаций в стране, то Европа, в частности Франция, рада приветствовать их у себя на родине.

Седрик О сообщил, что пока не вел переговоров с представителями данной социальной сети по этому поводу, однако Франция с огромным удовольствием примет компанию на своей территории.

Как стало известно, такое приглашение коснется как бизнесменов, так и научных исследователей, работающих в США. Франция, как и вся Европа, всегда открыта для создания более «гуманного интернета».

Такое предложение было выдвинуто на фоне конфликтной ситуации, возникшей между Твиттером и Президентом Соединенных Штатов Дональдом Трампом. Так, в конце мая соцсеть пометила пост главы государства по поводу рассылки бюллетеней на электронный почтовый ящик недостоверным. По словам Трампа, рассылка бюллетеней по э-мейлу станут толчком к их массовому взлому и фальсифицировании результатов выборов. В ответ на пост президент США отреагировал крайне негативно, обвинив социальную сеть Твиттер во вмешательстве в американские выборы. При этом он добавил, что работники соцсети ссылаются на неправдивые источники информации.

Также в конце марта Дональд Трамп подписал приказ по поводу регулирования социальных сетей и предотвращения «цензуры в онлайн режиме». Кроме того, он сообщил о закрытии Твиттера на территории США, однако для этого потребуется пройти все необходимые юридические моменты. Представители Твиттера, в свою очередь, заявили, что действия американского президента убивают будущее свободы во всемирной паутине, а также высказывание в режиме онлайн. Как сообщается, соцсеть и дальше будет помечать спецзнаком твиты, в которых может содержаться неправдивая информация.

После того, как был опубликован приказ, Твиттер скрыл очередную публикацию Дональда Трампа, но при этом доступ к новости остался отрытым. Данный пост коснулся протестных акций в Миннеаполисе, после того, как достаточно жестко задержали чернокожого американца Джорджа Флойда, который спустя некоторое время умер в клинике. По мнению Трампа, эти негодяи порочат его память, и он не позволит им это сделать. Когда в стране царит мародерство, то начинается стрельба. Сотрудники социальной сети посчитали, что данный пост нарушает правила социальной сети по поводу отношения героизации насильственных действий, однако может представлять предмет для общественного интереса.


Алексей04.06.2020
341s.jpg

1min305

Французское виноделие превратит вино, которое не было продано во время двухмесячной блокировки, в дезинфицирующее средство для рук и этанол, чтобы освободить место для следующего урожая.


Михаил04.06.2020
DSC_3135-1280x852.jpg

1min1045

На фоне вспышки коронавирусной инфекции во Франции наконец-то заговорили об иностранных врачах. Именно выходцы из других стран оказались на «передовой» в борьбе против Covid-19. Как правило, они несут круглосуточное дежурство в отделениях приемного покоя и реанимациях государственных медучреждений. Но положение во Франции у них очень шаткое. Врачи из других стран имеют крайне низкие зарплаты. Кроме того, зачастую, у них нет дополнительной медстраховки и они могут потерять свой контракт в любой момент.

По словам заведующего отделением, на иностранных врачах держится система здравоохранения Франции. При этом у таких врачей нет европейского диплома, и заработная плата у них в несколько раз ниже, чем у их французских коллег. К примеру, зарплата интерна, прибывшего из-за рубежа, «чистыми» составляет около 1 300 евро в месяц, а это ненамного больше местного МРОТ. Прожить на такую зарплату, особенно в столице, достаточно сложно.

В начале апреля один из психиатров написал петицию, в которой выдвигалось требование уравнения иностранного медперсонала с французскими коллегами, а также признать диплом иностранных врачей действительным. Такой законопроект был принят еще летом прошлого года, но для того, чтобы он вступил в действие, Минздраву необходимо подписать данное постановление. Когда же он начнет действовать, пока неясно. Сам же медперсонал, прибывший из других стран, ожидал, что постановление подпишут в декабре минувшего года, затем надеялся на конец марта и сейчас не теряет надежду на май.

Данную петицию поддержали 40 000 человек. Среди них оказались Бернар Кушнер, занимавший когда-то пост министра здравоохранения, ученые и врачи крупных медицинских учреждений страны.

Большинство иностранных врачей, работающих на территории Франции, являются выходцами из Ливана либо Африки. Однако тут работают и медики из стран СНГ.

Невролог из Российской Федерации, работающий с «ковидными» пациентами, об эмиграции во Францию

Валерия Т. окончила Сибирский медуниверситет в Томске. Приехала она по программе интеграции врачей, прибывших во Францию из-за рубежа. Работать она начала в семье. В ее обязанности входил присмотр за детьми. Параллельно с этим, Валерия стала изучать французский язык, который выучила за 6 месяцев. Здесь у нее очень много друзей и ей очень нравится эта страна. После прохождения языковых курсов Валерия поступила в ВУЗ на магистра по специальности «биология старения», после чего проходила стажировку в научной лаборатории, где и узнала о программе.

Данная программа предоставляет возможность иностранным медикам трудиться на территории Франции. Нужно отметить, что это программа, которая рассчитана всего лишь на полтора года. После подачи заявки ее прикрепили к одному из парижских медицинских ВУЗов, далее ее распределили в клинику. По окончании программы она нашла другое медицинское учреждение, расположенное в пригороде столицы Франции, где проработала на должности, приравниваемой к интерну. Врачом-неврологом она начала работать лишь с 2017 года.

Валерия пыталась сдать тесты, но без какой-либо подготовки. На тот момент у нее было мало практического опыта. Более того, она не владела медицинской терминологией и не представляла, что означает французская медицина.

Отличие между российским и французским медицинским образованием

Кроме интернатуры, у Валерии какая-либо практика отсутствовала. Но когда она училась, интернатура была всего 1 год, тогда как во Франции составляет 4 года. Естественно, Валерия отставала по знаниям от французских коллег, проходящих интернатуру, поскольку за один год нереально изучить неврологию в полном объеме.

К большому сожалению, уровень образования в РФ далек до уровня образования во Франции.

Мнение врача-невропатолога о пандемии

Медучреждение, в котором работает Валерия, находится в пригороде французской столицы, где наблюдается большое количество зараженных коронавирусной инфекцией. В связи с этим, большинство отделений перепрофилировали для принятия больных коронавирусом. Так, неврологическое отделение, в котором работает российский врач, практически полностью закрыто. Осталось лишь 15 коек для пациентов, которых сейчас нельзя выписать. По этой причине работа Валерии на данный момент не связана с ее специализацией. Под ее наблюдением находятся несколько больных, у которых наблюдаются признаки воспаления легких. При ухудшении состояния пациентов, их переводят на искусственную вентиляцию легких.

По словам российского врача-невропатолога, она уже переболела короновирусом, как и большинство ее коллег. Все, кроме ЛОРа, переболели в очень легкой форме. Также она добавила, что из симптомов коронавируса был кашель и то один день, а также повышенная температура.

В работе Валерию все устраивает. У них неплохая атмосфера и сплоченная команда. Большинство ресторанов оказывают медикам колоссальную помощь, предоставляя им бесплатно еду. Однако напряженность все-таки есть, поскольку тяжело наблюдать за пациентами, которым не в состоянии помочь. Наблюдать за тем, как состояние больных ухудшается с каждым днем, становится просто невыносимо. Кроме того, большинство медиков боятся повторно заразиться коронавирусной инфекцией.

Еще одной немаловажной проблемой является тотальная нехватка специальных средств защиты. При этом, руководство клиники считает, что у них дела обстоят не так уж и плохо. Самое печальное, что в их больнице наблюдается нехватка защитных костюмов, пластиковых фартуков, а маски, которые есть в наличии, предназначены только для хирургических нужд.

О врачах, приехавших из других стран

Зарплата Валерии, как для врача, мизерная – 1 400 евро. Так, в медучреждении из 153 человек 70 иностранцев. Преимущественно здесь работают медики из Африки, Алжира или Туниса. В ее отделении нет интерна из Франции, зато есть интерны из других государств. Подобная практика распространяется и на пригороды столицы. Как будет оплачиваться дежурство, особенно в выходные дни, пока неясно.

Ей крайне неприятно осознавать то, что приходится рисковать жизнью ради спасения другого человека, работая при этом восемь дней подряд без соответствующей защиты. Это морально выводит из строя. Контракт Валерии должен был закончиться в апреле, но поговаривали о его продлении. У нее давно есть как обязательная, так и дополнительные страховки, ввиду чего она может не переживать по поводу болезни. Однако у многих медиков из других стран нет каких-либо дополнительных страховок и медучреждение им не предоставляет, поэтому в случае заболевания коронавирусной инфекцией медики будут лечиться за свой счет.

Хотя руководство больницы могло бы внести случаи заражения коронавирусом в ранг «несчастных случаев».

По мнению Валерии, Франции выгодно иметь докторов из других государств, поскольку на них можно сэкономить. Обязанности иностранных врачей такие же, как и у французских медиков, но обходится все это в разы дешевле. Сейчас все в ожидании этого законопроекта. Валерия не теряет надежды, что он все-таки пройдет, и она сможет отправить документы, чтобы урегулировать ситуацию. Если закон не пройдет, то она планирует переехать в Германию. В тех странах существенно проще подтвердить диплом. У нее немало приятелей, которые после окончания медуниверситета уехали в Германию, при этом они уже успели подтвердить свой диплом.

Российский врач-психиатр, работающий с подростками, которые находятся на стационаре с очень тяжелыми психическими нарушениями

Евгения в 2009 году закончила государственную медакадемию в Санкт-Петербурге, после чего проходила интернатуру, а затем и ординатуру в медуниверситете имени Мечникова. В 2013 году она начала свою карьеру в одной из петербургских медицинских учреждений, но параллельно с этим подала резюме на программу по интеграции врачей с других стран. Через год Евгения переехала в Нормандию, где стала работать в детской психиатрической клинике, при этом получала второе высшее образование в ВУЗе Руана. Язык она выучила в Питере на языковых курсах.

На протяжении двух лет она жила в Нормандии, а в 2016 нашла работу в пригороде Парижа. Работает Евгения здесь уже почти четыре года на должности интерна, пока ожидает подтверждение диплома. Она два раза пыталась пройти конкурсный отбор на должность врача, но все эти разы Евгения не смогла пройти по количеству мест.

Разница между образованием, полученным в российском и французском ВУЗе

По поводу психиатрии, то тут не видно разницы между получением образования в Российской Федерации и во Франции, хотя бы немного имея информацию о программе обучения в этих странах.

О медперсонале из других стран

Сейчас Евгения занимает пост заведующего отделения дневного стационара для подростков, у которых наблюдаются тяжелые психические расстройства. Она раз в неделю ходит на курсы повышения, а остальные дни работает. Ее зарплата «чистыми» составляет 1 300 евро. Однако основным преимуществом у нее есть то, что ей предоставили общежитие от работы, за которое она платит небольшую сумму. Контракт продлевается каждые 6 месяцев. На данный момент у нее контракт продлен до осени в ожидании того, что она сможет до этого времени подтвердить диплом.

По словам Евгении, в их медицинском учреждении в приемном покое трудится немало врачей из других стран. Более того, постоянно требуется новый медперсонал. Это связано с тем, что существует тотальная нехватка французских интернов: они обязательно должны проходить интернатуру в больницах при университете. А поскольку медучреждение, в которой работает Евгения, не принадлежит университету, то по распределению в эту больницу попадает мало французских интернов.

Как признается сама Евгения, она рада, что наконец-то в СМИ осветили их проблему. Также она отметила, что ситуация, которая сложилась сегодня, является несправедливой, поскольку иностранные врачи выполняют функции медперсонала за меньшую зарплату, чем у французских интернов. Она рада, что вспышка коронавирусной инфекции стала катализатором для их ситуации. Французские чиновники пользуются тем, что большинство иностранных медиков хотят работать в этой стране. В Германии, например, подтвердить диплом значительно легче.

Несколько слов о пандемии

В медучреждении, где работает Евгения, есть отделение для «ковидных» пациентов, многие из них находятся в реанимации. В отделении для взрослых также есть отделение для «ковидных» больных, однако Евгения отношения к ним не имеет. На данный момент в больнице перестали вести амбулаторные приемы. Вместо них проводятся консультации в телефонном режиме.

Больных принимают исключительно в неотложной ситуации.

Рассказ Евгении о жизни во Франции

Евгения рада тому, как сложилась ее жизнь в этой удивительной стране. Когда она подавала заявку на программу, то знала, что будет очень сложно и к таким трудностям Евгения морально была подготовлена. Сегодня у нее есть все: отличное место работы, дружный коллектив. О такой работе Евгения могла лишь мечтать. Единственная загвоздка – статус, но и он решится в скором времени.

Акушер-гинеколог Игорь Дерябин о переезде во Францию

Игорь Дерябин закончил Московскую медакадемию имени Сеченова в 2009 году. После окончания университета он два года проходил ординатуру. В 2011 году он получил должность акушера-гинеколога в медучреждении имени Снегирева. Параллельно с этим он делал УЗИ еще в некоторых частных клиниках. В 2014 году Игорь Дерябин эмигрировал во Францию и сразу стал изучать французский язык. После окончания курсов он пытался найти работу по специальности, отправляя резюме во многие роддома Франции. Не найдя подходящей работы, он направил свое резюме в медуниверситет Страсбурга. После этого его приняли на программу, направленную на интеграцию иностранного медперсонала.

По программе он попал в медицинское учреждение города Монфермей, который расположен под Парижем на должность «исполняющий обязанности интерна». Его зарплата на руки составляла 1 100 евро в месяц. Кроме того, он получал 120 евро за ночное дежурство или дежурство в выходной день. Игорю приходилось дежурить 6-7 раз в месяц. Как рассказал сам Игорь, в первой клинике у него не сложились отношения с завотделением, ввиду чего был переведен в медучреждение, расположенное к западу от столицы, где он проработал до начала 2020 года. Изначально он работал в качестве интерна, но потом его перевели на временный контракт врача. Параллельно с работой, Игорь Дерябин проходил курсы повышения квалификации.

Контракт врача подписывался при одном условии: Игорь Дерябин должен пройти конкурсный отбор для того, чтобы мог подтвердить диплом, выданный в одном из российских медуниверситетов. Он отлично справляется со своими обязанностями. Так, он работал с интернами из французских ВУЗов, обучая их ультразвуковой диагностике, а также принимал пациентов в приемном покое. Французский медперсонал просил звонить Дерябину, когда кто-то о чем-то просил.

На должности врача он проработал всего два года, однако контракт ему не продлили.

Игорь Дерябин о конкурсе для врачей, прибывших из других стран

Для подтверждения диплома Игорю пришлось делать три попытки. Из иностранных медиков, которых он знал лично, удалось подтвердить диплом лишь троим. Несмотря на то, что у него были высокие оценки, Игорь не проходил по числу мест. Так, из 400 претендентов могли взять только 20 человек. Во Франции существуют такие специальности, на которые нет конкурсов, поскольку своих специалистов предостаточно. Однако есть специальности, к примеру, врачи общей практики. На такие вакансии открывается немалое количество мест – примерно 120. При этом большинство участников конкурса проживает за пределами Франции. Они съезжаются сюда на пару-тройку дней, чтобы сдать экзамен. Для выходцев из Африки это запасной вариант на тот случай, если на родине что-то произойдет.

Есть ли разница в образовании, полученном во Франции и России?

Подход к медобразованию в Российской Федерации и Франции абсолютно разный. Так, в России будущих медиков учили понимать, что происходит с пациентом и у них более глубокая теоретическая база. Французские медики являются более узкими специалистами, но порой они не владеют базовыми общемедицинскими терминами и очень удивляются тому, откуда все это знают российские врачи. В связи с этим, Игорь считает, что неправильно сравнивать такие подходы. Во Франции он многому научился и изучал то, что было интересно ему, в частности, перинатальную диагностику, по которому получил диплом по ультразвуковой диагностике.

О поддержке иностранных специалистов

Это является большим «плюсом». К счастью, об этой проблеме заговорили. Зарплаты у иностранных медиков на самом деле мизерные. Интерн, окончивший французский ВУЗ, получает значительно больше, нежели специалист, прибывший с другой страны, который вынужденно находится на должности интерна, так как у него нет возможности работать по-другому. Некоторые французские журналисты действительно удивлены и нередко задают вопрос по поводу зарплаты и того, неужели человек не знал куда идет и на какую оплату. Например, когда человек приходит в медучреждение, то он не интересуется статусом лечащего врача и какая у него заработная плата.

Немного о вспышке коронавируса

Игоря Дерябина угнетает тот факт, что из-за пандемии он остался без работы. У беременных женщин также обнаруживали коронавирусную инфекцию. Когда эпидемия только начиналась, Игорь проходил огромное количество обучающих вебинаров на данную тему. Даже если бы его профессиональная деятельность в сложившейся на сегодняшний день ситуации сократилась по причине того, что стало существенно меньше консультаций, то он мог дальше работать на должности врача. Проводить обходы и делать какие-либо назначения он может. Кроме того, Игорь владеет техникой УЗИ, а пульмонологи – нет. В этом аспекте он мог бы оказать им помощь.

Сейчас медперсонал с иностранным дипломом, может рассчитывать лишь на работу санитара либо регистратора.

По словам Игоря Дерябина, он ничего не имеет против санитаров. Он и сам ранее работал на этой должности в Москве во время прохождения летней практики. Кто-то везет каталки, а кто-то моет пациентов. Однако в случае с иностранным медперсоналом – это нецелевой расход ресурсов, в то время, когда во Франции заявляют о нехватке медицинских работников. Также он добавил, что готов пойти работать в «ковидное» отделение, но он должен четко знать, ради чего он рискует. Пока что резюме, отправленные им, не дали положительного результата. Сейчас никто никуда не двигается, все ждут принятия законопроекта. Но есть и такие, которых после окончания контракта выгоняют.


Михаил04.06.2020
main_ecology-pollution-covid-med_posta-magazine-1280x704.jpg

1min155

Французские экологи забили тревогу. По мнению сотрудников Operation Mer Propre природу грозит новый источник грязи – обилие масок и перчаток. Как признаются неравнодушные к природным проблемам волонтеры, последствия уже дают о себе знать в волнах Средиземного моря.

Для того чтобы убедить в этом общественность, экологи уже подняли со дна пять масок и четыре перчатки из латекса. Кстати, такой «улов» глава экологической организации поднял со дна за одно погружение. По словам специалиста, ранее подобные отходы на дне морском не встречались. Руководитель предположил, что не за горами будущее, когда воды мирового океана наполнятся подобным мусором. Мужчина обеспокоен этим положением дел, о чем предупредил на странице в «Фейсбуке».

Власти Франции к этим исследованиям прислушались и стали решать вопрос на законодательном уровне. К примеру, штраф за выброшенные средства защиты в Приморских Альпах составляет от 69 до 300 евро. По убеждениям французских властей, только такие меры помогут спасти экологию от массового загрязнения.  Избежать катастрофы экологического масштаба можно, если каждый человек донесет до урны использованную маску и перчатки. В противном случае во время купания в море вырастет риск столкнуться с мусором.



О нас

Журнал SLON был создан в 2015 году. За три года удалось занять лидирующее место среди СМИ Лазурного берега Франции и Монако.

Наша редакция находится в жемчужине Лазурного берега, Ницце. Благодаря удобному расположению мы бываем на всех значимых мероприятиях Франции и княжества Монако.


Написать редактору

Позвонить в редакцию