Новости культуры Франции
(200926) -- BAMAKO, Sept. 26, 2020 (Xinhua) -- Colonel Assimi Goita is sworn in as Mali's transitional vice president in Bamako, Mali, Sept. 25, 2020. Mali's transitional president Bah N'Daw and vice president Colonel Assimi Goita were sworn in on Friday following a military mutiny in August. (Photo by Habib Kouyate/Xinhua) - Habib Kouyate -//CHINENOUVELLE_13931/2009261331/Credit:CHINE NOUVELLE/SIPA/2009261335

755977985092233-1280x792.jpg

1min5

Недоумение Елисейского дворца вызвала резкая реакция официальных политических кругов Центральноафриканской республики и республики Мали на информацию о намерении президента Франции Эмманюэля Макрона посетить эти государства для обсуждения ряда вопросов, касающихся обстановки в зоне Сахеля.

Официальная позиция правящих кругов Мали и Центральноафриканской республики состоит в объявлении визита Эмманюэля Макрона нежелательным. Согласно заявленному официальным Парижем регламенту, в ходе деловой поездки французского президента по его инициативе предполагалось обсудить информацию о возможности приглашения правительством Мали на свою территорию сотрудников частной военной компании «Группа Вагнера» для обучения служащих вооруженных сил и полиции. Кроме того, предполагалось обсудить перспективу президентских и парламентских выборов в Мали в 2022 году.

В ответ официальный Бамако заявил о недопустимости обсуждения вопросов, касающихся внутренней политики государства, а также его безопасности, с теми, кого они не касаются напрямую. Официальная позиция властей Мали о недопустимости обсуждения вопросов безопасности республики с кем-либо, была четко озвучена ее дипломатическими представителями. В частности подобное заявление в одном из своих интервью сделал глава правительства Мали Шогель Кокалла Маига. В том же заявлении говорилось о невозможности разглашения официальной даты, а также каких-либо иных сведений о парламентских и президентских выборах в Мали, поскольку речь идет о внутреннем деле суверенного государства.

Президент ЦАР Фостен-Арканж Туадера заявил о невозможности встречи с президентом Франции. Согласно его официальному заявлению, во время предполагаемого визита Эммануэля Макрона президентом Туадера было запланировано международное турне, плотный график которого полностью исключал возможность его встречи с французским президентом. Кроме того, официальному Банги, как и Бамако, по заявлению их представителей, показалось возмутительным и некорректным размещение на стенах посольств Франции плакатов, приветствующих Макрона, ранее, нежели местными властями были получены официальные уведомления о его предстоящем визите.

Сам Эммануэль Макрон в одном из своих интервью заявил о намерении в ходе турне лично поздравить с наступлением Рождества французских военнослужащих, продолжающих нести службу на территории Западной Африки. После получения заявлений глав государств Мали и ЦАР, президент Франции заявил об отмене поездки. Официальной причиной отмены визита послужило ухудшение в Европе ситуации с пандемией коронавируса. В результате Эммануэль Макрон, по его собственным словам, не пожелал подвергать опасности заболевания французских военных, что могло бы быть вероятным во время встреч с ними.

Однако, на мой взгляд, истинные причины отмены визита французского президента в Западную Африку, равно как и столь резкая реакция на его возможность со стороны властей Мали и ЦАР, лежат в иной плоскости, нежели об этом говорится в официальных источниках. На основе информации, находящейся во всеобщем доступе, попытаемся разобраться в происходящем, а также предположить, какие последствия могут вызвать данные события. Все, сказанное ниже, будет отражать лишь частную точку зрения автора статьи без малейших претензий на статус истины в последней инстанции

Завершение операции «Бархан» 

В настоящее время Франция сокращает свои воинские контингенты, расположенные на территории государств так называемой «Сахельской пятерки», куда входят Мавритания, Буркина-Фасо, Мали, Чад и Нигер. Так в декабре 2021 года было ликвидировано военное присутствие французского контингента на его последней базе Тимбукту в Мали. Сама база была передана в ведение вооруженных сил республики, материальная часть вывезена. Постепенное свертывание присутствия французских вооруженных сил на территории Западной Африки является следствием официального завершения контртеррористической операции под кодовым названием «Бархан», проводившейся вооруженными силами Франции на территории республики Мали и сопредельных государств.

Операция, целью которой было снижение и ликвидация угрозы исламского фундаментализма в регионе и недопущение перехода территорий Мали под контроль террористов, проводилась по инициативе французских властей на протяжении восьми лет. Контртеррористической операции «Бархан», целью которой было окончательное установление контроля официального Бамако над территорией республики, предшествовала военная операция «Сервал», в ходе которой французским военным удалось разгромить основные силы террористов. Таким образом, операция французских войск «Сервал» была организована с целью уничтожения вооруженных формирований, складов и баз подготовки боевиков в регионе Азавад.

Операция «Бархан» стала логическим продолжением – «полицейской фазой» контртеррористической борьбы, поскольку главной ее целью было возвращение, обеспечение и поддержка конституционного строя и правопорядка на территории Мали. Все необходимые для этого меры должны были осуществляться национальными вооруженными силами и органами правопорядка республики Мали, а при невозможности претворения ими в жизнь данных мер – французскими военнослужащими, расположенными на территории республики. Датой окончания операции «Бархан» должен был стать «день, когда официальные власти Мали смогут поддерживать порядок на территории республики без участия французского воинского контингента», – заявил в одном из своих интервью Министр Иностранных Дел Франции Жан-Ив ле Дриан.

 Итоги, перспективы и последствия

Наступил ли такой день или нет – вопрос весьма спорный. С одной стороны фактом является то, что угроза терроризма как такового за прошедшие восемь лет на территории Мали существенно снизилась, основные ячейки организаций туарегских националистов и «дочернего предприятия» Аль-Каиды – «Ансар ад-Дин» – разгромлены. Вместе с тем террористические акты и нападения продолжаются, а внутренняя обстановка в республике остается крайне нестабильной. Другим весомым доводом в пользу прекращения  спецоперации в Африке является их стоимость. Так цена  антитеррористических действий французских военнослужащих в регионе Азавад определяется в 700 миллионов евро ежегодно, и, бесспорно, налогоплательщики Франции с каждым годом воспринимают эту информацию все острее. Можно ли на данный момент утверждать, что французская общественность устала от подобных трат при неочевидности, с ее точки зрения, результатов? Пожалуй, так оно и есть, притом на отношение к вопросу в самой Франции влияют и обстоятельства борьбы с эпидемией коронавируса, и грядущие президентские выборы, и внутренние проблемы, вызванные непрекращающимся потоком африканской иммиграции.

Результаты операции «Бархан» с точки зрения ее участников. Взгляд из Парижа

Неизменно все когда-то заканчивается, так и операция «Бархан» подошла к своему завершению. Если обсуждать ее итоги с точки зрения участников, единства мнений в оценке ожидать будет, пожалуй, наивно. Официальная позиция правительства Франции, неоднократно высказанная министром иностранных дел Жан-Ив ле Дрианом, заключается в утверждении о достижении главных задач обеих спецопераций французских войск на территории Мали. Прямая угроза превращения республики в базу исламского фундаментализма устранена, внутренняя обстановка, несмотря на наличие сложностей, в целом стабильна. И тот и другой факты располагают к передаче функций наведения порядка в регионе местным властям, представители которых на протяжении означенных восьми лет находились в плотном контакте с французскими военными.

Результатом взаимодействия стали подготовка военнослужащих армии Мали и полиции республики, их стажировка и приобретение боевого и оперативного опыта под руководством французских специалистов. Происходил этот процесс на собственной территории, то есть там, где в перспективе эти навыки и должны были применяться. Степень интенсивности подготовки, ее срок и – что наиболее важно – вероятная степень заинтересованности местных силовиков результатами своей работы, должны были способствовать достижению ими максимально возможных результатов, поскольку на кон ставилось (да что там говорить, и продолжает ставиться!) будущее их собственной страны.

Помимо непосредственных мер по восстановлению правопорядка и безопасности на территории Мали, Франция смогла привлечь к проблеме республики внимание ООН, Красного Креста и ряда других международных благотворительных организаций. Кроме того, вместе с представителями вооруженных сил Франции в обеих операциях участвовали военнослужащие более чем полутора десятков стран-членов ЕС и НАТО. Подобный подход к решению проблемы представляется логичным, поскольку очаг терроризма на территории Африки грозил обернуться большим количеством проблем для большинства европейских и многих африканских стран.

По странным образом сложившейся традиции, возникновение религиозного фундаментализма и развитие очагов напряженности являются основой для множества конфликтов на территории стран третьего мира. Повсеместно и неизменно они влекут за собой такие проблемы, как наркотрафик, контрабанда, торговля оружием, захват заложников, похищение людей с целью выкупа и, соответственно, всплески криминальной активности по всему миру. Исходя из этого следует сделать вывод о том, что проблема, касающаяся в первую очередь конкретного государства – Мали – таковой в перспективе оставаться никак не могла. По логике развития ситуации, тот момент, когда проблеме было суждено перешагнуть административные границы республики, был лишь вопросом времени. И то, как она отразилась бы на состоянии дел в Европе, куда направлены главные потоки иммиграции из африканских стран, чрезвычайно быстро сделало бы внутреннюю проблему Мали потенциально общеевропейской. Франция же, как председатель Евросоюза, самая крупная и развитая в военном отношении страна и член ООН исполнила свой долг, начав контртеррористическую операцию в Африке.

События через призму версии Бамако

Оценка событий с точки зрения официальных властей Мали отличается от взгляда его французских союзников с точностью до наоборот. Пока проходила «горячая» фаза борьбы с террором, представители власти сохраняли молчание. Но стоило лишь начаться «полицейской» фазе противостояния – операции «Бархан», как французские военные стали объектом постоянной критики. Их упрекали в отсутствии инициативы в сфере проведения антитеррористических мероприятий, намеренном затягивании операции, нежелании проявить решимость и покончить с террористами в сжатые сроки (интересно – какие и каким образом?).

На волне критики и недовольства динамикой восстановления правопорядка, все чаще со стороны официального Бамако стали раздаваться упреки и прямые обвинения в том, что интервенция на территорию Мали – это запуск Елисейским дворцом процесса реколонизации, цель которого – вернуть республику в орбиту колониального влияния Франции по образцу начала XX века. Именно бездарность и нерешительность командования французского воинского контингента, помноженное на колониальные аппетиты Елисейского дворца, якобы привели к тому, что за восемь лет проведения операции «Бархан» ее результаты близки к нулевым. По словам представителей Мали, французские военные на ее территории занимались лишь обеспечением безопасности объектов, принадлежащих представителям французского капитала, что и было основной целью их присутствия.

Призвание «варягов»

Именно неспособность французских военных содействовать восстановлению мира и правопорядка в стране завела ситуацию в тупик, по заявлению ее нынешнего лидера – переходного президента  Ассими Гоита. Полковник Гоита пришел к власти 25 мая 2021 года в ходе государственного переворота. Переворот осуществила хунта, состоявшая из офицеров высшего командного состава вооруженных сил Мали, которую Гоита возглавлял. Предыдущий президент республики Ба Ндау был арестован по приказу Гоита 24 мая, два дня спустя он подал прошение об отставке. Предшественник Ба Ндау, Ибрагим Бубакар Кейта, также был смещен в ходе правительственного переворота.

 

В виду столь сложной и постоянно меняющейся внутриполитической обстановки переходный президент Гоита принял решение поручить наведение внутреннего порядка и борьбу с терроризмом на территории Мали частной военной компании, известной как «Группа Вагнера». Эту организацию на основании крайне противоречивой и ненадежной информации на Западе принято связывать с Российской Федерацией и ее спецслужбами, несмотря на неоднократные заявления официальной Москвы о ее непричастности к деятельности «Вагнера». На официальном сайте интернет-издания «Новая газета», например, сообщается не только об официально заключенном договоре между «Группой Вагнера» и властями Мали, но и о сумме оплаты услуг компании, исчисляемой в 10 миллионов долларов в месяц. В чем конкретно будут состоять обязанности сотрудников «Группы Вагнера» на территории республики, и каковы будут пределы их компетенции, пока не сообщается.

Реакция Елисейского дворца

Как говорится в одной известной книге: «блажен, кто верует». На данный момент, если отбросить слухи, ситуация в Мали выглядит следующим образом. Французский контингент сокращается и в новом, основательно уменьшенном, формате продолжает нести службу на территории Мали в составе международных миротворческих миссий. ЧВК «Группа Вагнера», по сообщению агентства «The Insider» с октября ведет переговоры с официальным Бамако о сотрудничестве. Вследствие нехватки у правительства Мали денег для оплаты услуг «вагнеровцев», часть оплаты предполагается совершить путем передачи компании концессий на разработку малийских недр – золота, магния и фосфора. Примерно по той же схеме происходит взаимодействие «Группы Вагнера» и с официальными властями Центральноафриканской республики.

Переговоры пока еще не завершены, а вот объемы поставок гуманитарной помощи из стран Евросоюза в Мали уже сократились. Также приостановлена финансовая помощь Бамако, Елисейским дворцом объявлено о намерении ввести санкции в отношении пришедшей к власти военной хунте во главе с полковником Гоитой, который на сей день является главой республики, а де факто – узурпатором верховной власти. На данный момент Евросоюзом приостановлены выплаты финансовой помощи Мали в размере 70 миллионов евро, а также заморожены все программы кредитования. Стоит отметить, что в ходе их реализации Парижем в отношении Бамако предоставлялись ежегодные кредиты объемом 40 миллионов евро.

Поставит ли Черный континент на «темную лошадку»?

Компания «Группа Вагнера» на данный момент осуществляет работу в рамках заявленной деятельности на территории Ливии и Центральноафриканской республики. Если говорить о чаяниях официального Мали, которые «вагнеровцы» должны будут воплотить в жизнь, возникает вопрос: каковы именно эти самые чаяния? Дело в том, что угроза развития терроризма на территории Мали существовала и продолжает существовать. По заявлению нынешних властей в Бамако, французы не смогли установить контроль над ситуацией, поэтому необходимо принимать иные меры. Соответственно, возникает нужда в привлечении «кризисных менеджеров» с других сторон.

Если считать информацию «The Insider» об интересе «вагнеровцев» в отношении ресурсов Мали достоверной, то картина складывается следующая. Ресурсы, находящиеся на территории республики, представляют гораздо большую ценность, нежели требуемые в качестве оплаты услуг суммы, которые тоже, прямо скажем, не малы. Расходы по смене «кризисного менеджера» выглядят просто ужасающими по своим объемам, по крайней мере, относительно объема ВВП на душу населения (составляет 926 долларов США в год при населении порядка 15 миллионов человек). Особенно если учесть узость эффективного сектора малийской экономики, не выходящей из состояния стагнации. Преодолеть это состояние на данный момент возможным не представляется, поскольку страна находится в состоянии, близком к хаосу. Говоря об этом, помимо постоянно довлеющей над обществом угрозы терроризма, стоит отметить низкоэффективную сырьевую экономику экстенсивного типа, низкий уровень образования и медицины, а также постоянные смены властных режимов, причем смены, происходящие досрочно и насильственным путем.

Отсюда возникает вопрос. Если уж неугодны стали французы, с которыми Мали объединяют помимо сотни лет совместного существования и современные экономические и культурные связи, то какие мотивы в состоянии объяснить столь кардинальные перемены? Ранее борьбу с терроризмом в Мали осуществляло развитое государство, которое использовало собственную регулярную армию с ее ресурсами. Помимо того, оно же предоставляло финансовую помощь (читаем: безвозмездную, поскольку возвращать ее явно нечем, да и некому – власть меняется постоянно), кредиты и помощь гуманитарную: продуктами питания, медикаментами, одеждой и обувью – всем тем, что теперь властям Мали придется покупать для собственного населения за деньги.

Альтернатива – сотрудничество с частной военной компанией, происхождение, руководство и финансирование которой является лишь достоянием слухов и не подтверждается официально никем. Компанией, не имеющей какой-либо официальной регистрации и национальной принадлежности, но, согласно тем же слухам, имеющей мощную материальную базу и многочисленный личный состав, поставляемый по принципу «столько, сколько нужно». «Темная лошадка», одним словом.

Теперь, даже если слухи о приходе «Группы Вагнера» в Мали окажутся лишь слухами, официальный Бамако остался со своими проблемами фактически один на один – речь идет о туарегских националистах, эмиссарах Аль-Каиды, проблеме распространения ВИЧ и прочем. Поддержки извне не будет, ее уже нет. Но и приход «вагнеровцев» и начало разработок ими недр – едва ли само по себе хороший вариант. Фактически речь идет о сдаче части территории государства в бессрочную аренду (все равно, что собственность) иностранной частной компании. При этом компания эта будет осуществлять де-факто безопасность исключительно собственную и собственных активов, созданных на означенной территории. При этом безопасность мирного населения и перспектива улучшения внутриполитической обстановки в стране, буде таковые и произойдут, будут скорее издержками и случайностями, на основной процесс не влияющими. Кстати, фактических возможностей контроля у официального Бамако в отношении «новых варягов» не будет.

Сui prodest?

Если, согласно элементарной логике, ситуация для государства Мали уже складывается довольно нелицеприятно, кому же такое положение вещей может быть выгодно? Да и найдутся ли такие? Выгодно подобное развитие событий будет лично Ассими Гоита и возглавляемой им хунте, так как на данный момент военные чины, пришедшие к власти в Мали, находятся во главе государства незаконно, сам Гоита пребывает в статусе президента переходного периода. Этот период должен (исключительно по слухам, ничем не подтвержденным) закончиться в начале 2022 года, когда на территории Мали должны состояться (якобы должны, конкретной даты не существует) законные демократические выборы Президента и Парламента. Мировая политическая общественность ожидала именно этого и с этой целью осуществляла в отношении республики меры по военной, политической и экономической поддержке.

Выборы 2022 года в Мали должны, по крайней мере, формально, вернуть страну в «легитимную зону», на путь демократического развития, поскольку череда военных переворотов, дополненная постоянными внутренними проблемами, грозит превратить страну в авторитарное государство или даже диктатуру. И именно этот процесс затягивается полковником Гоитой под прикрытием фраз о «внутренних делах суверенного государства». Немудрено, что и Франция и Евросоюз начали терять терпение. Кроме того, и ранее бывшее нестабильным внутреннее состояние страны, регулярно допускающее подобные крены (имеются в виду государственные перевороты), грозит обернуться на данный момент полным крушением. Ведь в то время, пока регулярные войска французской республики хорошо ли, плохо ли, но пытались обеспечить на территории страны безопасность, различные властные группировки в Бамако были заняты лишь дележом остатков и без того скудного пирога под названием «Мали». И, что характерно, для «Группы Вагнера» Бамако – уже далеко не первый пункт назначения, опыт в аналогичных  процессах на территории Африки у компании уже есть. Именно по этой причине появление «третьей силы» теоретически должно стать для Гоиты своего рода политическим противовесом. Ослабление позиций Франции и появление «Группы Вагнера» должно позволить военным удержать захваченную власть, пусть даже такой ценой.

Притом абсолютно неважно, кто конкретно за всем этим стоит, но вывод для Мали однозначен – приход «Вагнера», произойдет он или нет, полезным для страны не будет. Государство будет по-прежнему пребывать в раздробленном состоянии, и уровень жизни будет оставаться столь же низким, но с одной поправкой – только не уровень жизни руководства! Уровень террористической опасности при этом будет оставаться традиционно высоким, ибо лучшим утешением для пустого желудка всегда будет вспоротое брюхо соседа. А если в сочетание нищеты и безысходности подмешать немного религиозного мракобесия и национальной исключительности, да при этом возложить вину за все на кого-то со стороны (лучше – на самого слабого или уязвимого), дать настояться этому коктейлю хотя бы пару-тройку лет – вот, на мой взгляд, наиболее вероятный прогноз будущего республики Мали.

Ситуация в регионе продолжает оставаться критической, хотя бы в силу того, что существующие проблемы вместо путей разрешения с каждым днем получают все больший импульс для их роста. Сейчас нет ответа на вопрос, сможет ли в обозримом будущем в Мали появиться политическая сила, которая в состоянии будет перехватить штурвал опасно кренящегося корабля. Пока что наиболее вероятный вариант развития политического поля Мали – его сжатие до примыкающих к Бамако областей и военная диктатура во главе с Ассими Гоита на их территории.


Михаил13.01.2022
4d2227366a1ce89dc4543d56f400c88f_ce_1440x768x48x0-1280x683.jpg

1min31

Каждому знакомо имя – Мишель Нострадамус. С основном, его связывают с провидением и алхимией, однако, были и другие интересы у знаменитого ученого. Как оказалось, он автор не только «Пророчеств», но и «Трактата о косметике и консервации», где есть и хорошие рецепты по изготовлению какого-либо блюда.

Живший в XVI веке во Франции предсказатель широко известен по своим четверостишиям (катренам), которые разные люди истолковывают, как понимают сами. Однако, есть свидетельства, что он весьма заинтересован был в кулинарных открытиях, равно, как и в алхимии.

«О косметике и консервации»

По свидетельствам современников, некоторое время ученый серьезно интересовался приготовлением пищи и зачастую упоминал об этом в разговорах. «Трактат о косметике и консервации» не был абсолютно гастрономическим изданием – может быть, автор не пожелал становиться в глазах современников поваром, а возможно, что просто не захотел раскрывать свой интерес к кулинарии. В одной части трактата размещены рецепты уходовых средств, к примеру – лосьоны, осветляющая краска для волос, слабительное, зубной порошок для лучшего очищения и отбеливания с добавлением растертых улиточных раковин и голубой глины. Основной интерес из всего издания всегда вызывала таблетка, которая, как говорится в первоисточнике, излечила человека от чумы. В различных источниках она фигурирует как «пилюля из роз», в других – основным ингредиентом называют черные орхидеи.

Во второй части издания помещены гастрономические рецепты. Один из них рассказывает, как изготовить цукаты из цедры апельсинов, залитые сахаром или медом – «превосходно вкусные».

Вот примерное описание рецепта: 

Подготовить кожуру апельсина необходимо тщательным образом: несколько апельсинов разрезать на несколько частей, не менее 4-х. Мякоть убрать, чтобы осталась чистая кожура. После этого взять ее и положить в прохладную воду, добавив туда горсть соли, чтобы убрать ненужную горечь. Выдержать в этом растворе сутки, после чего снова поместить кожурки в чистую воду. Продолжать перемены воды в течение 9 суток. На десятый день проварить кожуру в свежей ключевой воде. Проверить, готово ли, можно иголкой – если она легко проходит в кожуру, все готово. Затем нарезать кожурку на маленькие кусочки и перемешать с раствором сахара или медом. Когда все впитается, оставить на просушку до полного высыхания.

Здесь же предложены рецепты марципана, мармелада, джема и варенья из вишни, груши, айвы. Указанные способы приготовления сохраняют аромат и консистенцию, как «в день приготовления», такие угощения достойны «быть поданными королю». Там же записан и способ приготовления «любовного зелья» из довольно интересных ингредиентов: кровь воробья, корень мандрагоры, корица, щупальца осьминога и много чего еще. «Варенье» должно получиться очень мощным, способным на мгновенное проявление любовного томления «для свершения акта любви», перемешавшись со слюной при поцелуе. Однако, как считали врачи – кулинарные изыски Мишеля Нострадамуса могли быть опасны для здоровья. Да и сам автор не скрывал, что зелье для любви может оказаться смертельным для принявшего. Была ли это игра слов, либо действительно так и было, уже никто не ответит. Нострадамус не скрывал, что это доработанная рецептура, взятая у настоящей его изобретательницы – Медеи. 

Царевна и волшебница сотворила «варенье», от которого, по слухам, и погиб Лукреций, поэт и философ из Римской империи.

Нереализованные возможности

Одной из выбранных профессий Нострадамуса была кулинария, в результате чего и появился «Трактат о косметике и консервации». Однако, и в медицине он надолго не задержался – поступив в Монпелье, что во Франции, студент проучился некоторое время и был исключен, так и не получив докторской степени. По общепринятой версии, до руководителей дошли вести, что студент подрабатывает в аптеке, что совершенно не подходило будущему врачу. Но есть и другая версия – студиозус имел конфликт с католическим учением по поводу собственного представления об астрологии, что крайне раздражало священнослужителей.

Практика в аптеке очень пригодилась в дальнейшей жизни, когда Нострадамус стал заниматься алхимией, как и для сочинения Трактата. История умалчивает о том, получено ли образование в медицинской сфере, документальное подтверждение тому отсутствует. А вот документ о том, что он был исключен с медицинского факультета в Монпелье, до сих пор там – приложен в библиотеке.

Что было бы, закончи Мишель Нострадамус поварское или медицинское обучение, посвятив, затем, себя профессии? Остается только предполагать. Все же, статус прорицателя современные исследователи отрицают. Как уверены ученые, способности предсказывать будущее у него не было, да и суперсилами он вряд ли обладал. Возможно, что это было лишь умение проецировать прошедшие в древности события на будущее. 

Один из исследователей феномена Нострадамуса, Питер Лемесурье, сам имеет образование лингвиста и работает переводчиком в Кембридже. Он написал несколько трудов об алхимике, и не верит в сверхъестественность талантов Нострадамуса. Скорее, он делал предположение, что исторические события вновь повторятся. Использовав древнейший способ гадания по книге – библиомантию, он в произвольном порядке прочитывал отрывки из максимально старинных изданий и рукописей, затем, с помощью астрологических расчетов, пробовал составлять прогноз на повтор подобного события в отдаленном (или не очень) будущем.

Поселившись в городке Салон-де-Прованс в 1547 году, Нострадамус женится на зажиточной вдове. Несколькими годами позднее его все больше станет привлекать оккультизм. По общепринятой версии, ночи он проводил в медитациях над чашей с водой и травами, закрывшись в своем кабинете. Медитативные приемы вводили его в трансовое состояние, после чего и приходили видения. 

К 50-му году был написан первый альманах по астрологии и расписаны прогнозы на следующий год. 

Известность Нострадамус приобрел благодаря приглашению ко двору от Екатерины Медичи. Королева, прочитав его предсказания на будущий год, позвала его в столицу и затребовала разъяснить их, а также составить гороскопы для наследников. Но это не понравилось придворным астрологам, и они совершенно раскритиковали его, говоря, что Нострадамус не способен корректировать гороскоп по дате или месту рождения человека.


Михаил24.12.2021
image-15.jpg

1min160

Стартовала реставрация поврежденного пожаром шпиля Нотр-Дам-де-Пари. Первым шагом стал распил восьми вековых дубов, специально выбранных для этого дела. С такими новостями выступило госучреждение, занимающееся восстановительными работами. Древесина огромных деревьев пойдет на ремонт табурета шпиля.

Новостные агентства, ссылаясь на сообщение, рассказывают: «Начался первый этап ремонта шпиля храма. Распиливают дубы, выбранные и подготовленные непосредственно для переделки поврежденного табурета шпиля».

В коммуне Майен дубы распилят. Все 8 деревьев послужат для формирования балок под табурет, и на него самого. После распила за древесину возьмутся плотники, которым поручена сборка. К 2023 году в планах смонтировать конструкцию в самом Нотр-Дам-де-Пари.

Весной было отмечено и вырублено 1000 дубов, чтобы провести реставрационные работы шпиля, а также всей верхней конструкции, состоящей из дубовой древесины и свинца.

Напоминаем, что пожар в Нотр-Дам-де-Пари начался в середине апреля 2019 года, разрушив несущую конструкцию шпиля и обрушив его. Огнем был уничтожен единственный в своем роде каркас из 800-летних балок, сделанных из древесины дубов. Глава государства объявил, что к 2024 году необходимо отреставрировать Нотр-Дам-де-Пари.


xoxo-1534-Cartier-Perce-Rocke010771426.jpg

1min44

Песнь победителя

Жак Картье, вернувшийся из экспедиции в Новый Свет 5 сентября 1534 года, был встречен королем Франциском I как победитель. Экспедиция французских моряков под началом Картье не смогла достичь главной заявленной их предводителем цели – нового кратчайшего пути через Северную Америку в Индию и Китай. Но, несмотря на это, шкипер привез доказательства несомненного успеха своей экспедиции. В качестве таковых им были преподнесены в дар королю и королеве бобровые, горностаевые и куньи шкурки, он привез с собой образцы пород местных деревьев, подробное описание края, который в отчете о ходе экспедиции назвал «Канадой».

Слово это было позаимствовано им из наречия местных индейских племен. Так на языке индейцев онондага, входивших в состав союза Лиги ирокезов, слово «каната» означало «город». С других языков индейских племен, живших вдоль реки Святого Лаврентия, это слово переводилось как «деревня», «поселение», «земля», «край». Поскольку в ходе общения с индейцами это слово встречалось французскому капитану очень часто, и было постоянно на слуху, он решил использовать его как имя собственное для названия открытого им края.

В качестве живого доказательства лояльности американских индейцев по отношению к французской монархии, Жак Картье представил королю Франциску I и королевскому двору в Париже двоих ирокезов, сыновей вождя Доннаконы, привезенных им из Нового Света. Для достижения максимального эффекта в создании впечатления  Картье попросил индейцев одеться в их лучшие одежды, украсить прически перьями и надеть положенные их статусу украшения. Аудиенция Жака Картье у короля, в ходе которой капитана сопровождали два ирокеза, сделала морехода популярнейшим человеком в Париже. Его приглашали на приемы и банкеты, рауты и балы, и оба индейца повсюду следовали за ним.

Они были одеты в традиционные ирокезские костюмы – длинные рубахи из оленьей кожи, украшенные бахромой на рукавах, плечах и подолах. На бедрах ирокезы носили традиционный, распространенный в Северной Америке аналог штанов – так называемые «леггины». Они представляли собой две отдельные штанины, соединенные между собой кожаным пояском. Нижнее белье индейцам заменяли коврики из оленьих шкур, подвешенные к пояскам спереди и сзади. Их обувь – мокасины – представляли собой нечто среднее между туфлями и чулками. Мокасины не имели каблуков и рантов, и подошва их была мягкой, для того, чтобы не создавать шума при передвижении по лесу. Одежду индейцев покрывали священные знаки, нанесенные охрой и киноварью. Обувь была украшена иглами дикобраза. Их головы венчали плюмажи из орлиных перьев, обозначавшие их статус в родном племени, на шеях красовались ожерелья из волчьих зубов и медвежьих когтей.

Докладывая о результатах экспедиции королю, Картье уверил его, что в следующий раз, подготовив еще одну экспедицию, он обязательно сможет найти искомый путь в Азию, только путешествие может оказаться более долгим, чем первое. Кроме того, для осуществления цели должно было понадобиться больше кораблей и людей, больше подарков индейским вождям, и, соответственно, больше полномочий и, главное, денежных средств.

По словам шкипера, надлежало вернуться в исходную точку – на берега залива Святого Лаврентия, и, заручившись поддержкой индейских вождей и получив очередные подтверждения их лояльности, продолжать – на этот раз успешно – разыскивать кратчайший путь в Индию и Китай. Итоги первой экспедиции позволяли надеяться на успех второй. Залив Святого Лаврентия был исследован достаточно основательно, теперь эти воды были знакомы французам не понаслышке и омываемые ими земли принадлежали отныне французской монархии. Индейские племена были настроены дружелюбно благодаря дипломатическому таланту Картье и его подаркам индейским вождям. Благополучное возвращение ирокезов – сыновей Доннаконы – из страны Великого Отца Белых должно было, по мысли капитана, еще более упрочить отношения европейцев и аборигенов. Перспективы торговли пушниной, обозначенные Картье, манили французских негоциантов и обещали пролиться в королевскую казну даже не дождями, а водопадами золотых монет.

Вновь проект Жака Картье был одобрен королем. Получив все необходимое для подготовки к экспедиции, Картье приступил к ней. Набор судовых  команд, подготовка снаряжения и провианта заняли всю зиму. Весной, 19 мая 1535 года вторая по счету экспедиция под командованием Жака Картье отплыла из порта Сен-Мало в направлении Ньюфаундленда.

Вторая экспедиция Жака Картье. Рождение адмирала

На сей раз Жак Картье вышел в море не простым шкипером. Под его началом была целая флотилия из трех кораблей, совокупное число членов экипажей на которых составило 110 человек. По морским правилам того времени, он мог считать себя адмиралом, что не преминул сделать. В составе экспедиции находились супруга шкипера – мадам Мари Катарина де Гранш, несколько его родственников и родственников его жены, двое ирокезов-сыновей Доннаконы и два католических капеллана. За восемь месяцев пребывания во Франции индейцы научились довольно сносно говорить по-французски, король и королева снабдили их в дорогу богатыми подарками, но вот  европейская религия ирокезов не привлекала.

Капелланы, взятые в экспедицию, отправляли богослужения, мессы, но ни малейшего интереса у индейцев это не вызвало – они продолжали поклоняться богам своего племени. Говоря о священниках на борту кораблей Картье, стоит отметить, что по-прежнему целей обращения аборигенов залива Святого Лаврентия в католическую веру не ставилось. Перед отплытием по традиции Картье получил благословение церкви. И на сей раз, как и в предыдущем плавании, экспедиция преследовала сугубо мирские цели: открытие новых земель для французской короны, обретение новых подданных и торговля с ними.

В «стране канад». Старые друзья и новые осложнения

Пересечение Атлантического океана заняло в этот раз ровно 50 дней. При помощи индейцев, выступивших в качестве проводников, экспедиции Картье удалось найти устье реки Ошелага, вверх по течению которой они начали подниматься. По результатам забора воды удалось установить, что река, которая была настолько широкой, что берегов ее не было видно, является именно рекой, а не протяженным морским заливом, поскольку забортная вода стала пресной. Картье решил, что нашел заветный проход через североамериканский материк.  Во время одной из стоянок флотилия бросила якоря в небольшой бухте. По установленной им же традиции, шкипер дал бухточке имя Святого Лаврентия. Вслед за тем именем того же святого была названа река, к истокам которой поднималась экспедиция, а также лежащий за островом Ньюфаундленд залив, который она перед этим пересекла.

 

 

Флотилия под командованием Картье продолжила движение вверх по реке. Дойдя до острова, расположенного в ее устье, служившего своего рода «ключом» к ней, адмирал назвал остров Орлеаном, в честь короля Франциска I , бывшего до восхождения на престол герцогом Орлеанским. После нанесения острова на карты под этим именем, корабли достигли мыса Стадакона, на котором находилось большое поселение лаврентийских ирокезов, возглавляемых Доннаконой.

Оставив два из трех кораблей флотилии в Стадаконе, Картье решил подняться на одном корабле выше по течению реки, и 2 октября высадился возле поселения ирокезов, названного ими, как и река, чье побережье они населяли, Ошелагой. Недалеко находилась возвышенность – холм, взойдя на который, Картье осмотрел местность. Этот холм он назвал «Королевской горой» (Mont-Royal). Впоследствии у подножия Королевской горы раскинулся город Монреаль, самый крупный город провинции Квебек и второй по величине город в современной Канаде. Это место было центром «страны канад», известной Картье.

Дальнейшее продвижение вверх по течению внезапно было приостановлено. Препятствий тому было два. Первое – проводники-индейцы объяснили Картье, что корабль не сможет подняться выше по реке, поскольку на пути находятся пороги. Вторым осложнением вдруг стал вождь лаврентийских ирокезов Доннакона. Еще в первую экспедицию, в 1534 году, Картье заключил с Доннаконой союз и установил торговые отношения. Теперь вождем овладел дух наживы. Поскольку его племя обитало на землях, через которые проходил маршрут флотилии Картье, Доннакона решил всеми возможными способами воспрепятствовать контактам французов с другими ирокезскими племенами. По его мысли, торговать с белыми пришельцами должно было только его племя, а если Картье захочет иметь торговые сношения с кем-либо еще, эти контакты должны осуществляться через посредничество самого Доннаконы. Иными словами, бизнес и ничего личного.

Ирокезы тянули время и придумывали новые и новые отговорки, целью которых было задержать Картье на как можно более долгий срок и не допустить его прохода через пороги. Сам же Картье решил, что пороги являются последним препятствием на пути экспедиции в Китай. Стоит лишь пройти через них, и прямая дорога в Азию будет открыта. А пройдет она через легендарную страну Сагеней, богатую золотом, серебром и медью – ту, которую испанцы называли Эльдорадо.

Зимовка в Стадаконе

Взвесив и оценив свои шансы, Картье повернул назад, в Стадакону, где находились два корабля его флотилии. Было уже начало октября и штурмовать коварные пороги не представлялось шкиперу разумным. Переход через пороги означал высадку с судов на берег и поиск путей, через которые можно было обойти их. Если таковые найдутся, следовало разгрузить корабли, разобрать их полностью до корпусов, сняв все, что только возможно. После демонтажа корпуса, весь такелаж, мачты и груз нужно было бы перетащить через непроходимые леса неизвестно на какое расстояние. По выходе на тихую воду за порогами предстоял монтаж кораблей, их спуск на воду и путешествие в неизвестность.

Канадские леса уже ощущали студеное дыхание надвигающейся зимы, и Картье решил остаться на зимовку. В пользу этого решения говорило дружеское расположение ирокезов и обжитое место, на котором располагалось селение. Возвращаться во Францию было уже поздно, поскольку цель путешествия, по мнению адмирала, была близка, но, тем не менее, она еще не была достигнута. Жак Картье отдал приказ готовиться к зимовке, и возле Стадаконы французские моряки начали рубить форт.

Срубы форта были укреплены деревянным тыном и земляными насыпями, на его территории располагались хранилища для дров, кладовые, блокгаузы. Французские корабли с середины ноября были скованы льдами в устье реки Сен-Шарль, при впадении ее в реку Святого Лаврентия. Слой льда доходил до 2 метров, толщина снежного покрова превышала 1 метр. Помимо снега, льда и морозов, зима принесла с собой новую напасть, имя которой было – цинга.

Цинга или морской скорбут – болезнь, вызванная недостатком витамина С в организме, была долгие века бичом моряков, каторжников и всех человеческих сообществ, лишенных связи с внешним миром и недостатком в рационе овощей и фруктов. Содержащиеся в них вещества, особенно витамин С, не синтезируются в человеческом организме, в который попадает из растительной пищи. Недостаток витаминов приводит к цинге, как правило, в течение 4-12 недель. Симптомами болезни являются кровоточивость десен, выпадение зубов, появление на теле характерной сыпи, образующейся вследствие ломкости сосудов, теряющих коллаген. Моряки всех времен и народов старались как можно чаще включать в свой рацион и постоянно пополнять запасы цитрусовых, если речь шла об экспедициях в теплые страны. Если целью были холодные северные моря, выручить людей могли клюква или квашеная капуста.

Ничего этого экспедиция Картье не имела, как не имела возможности купить, обменять или привезти. В лесах вокруг Стадаконы было достаточно дичи, а в реке Святого Лаврентия в изобилии водилась рыба. Но овощей и фруктов не было совсем, поэтому все поселение ирокезов, а также французский форт подверглись заболеванию. Плохое самочувствие и упадок сил делали охоту и рыбалку чрезвычайно сложным занятием.

Для того, чтобы подстрелить оленя или лося, на охоту отправлялись вчетвером. Один из четверки – самый крепкий – упирал в плечо мушкетный приклад. Ствол мушкета ложился на плечо его товарища, потому что в руках стрелка, как правило, не было силы, чтобы самостоятельно поднять оружие и произвести выстрел. Таким образом, один из четверых наводил оружие на цель, производил выстрел и принимал на себя отдачу приклада. Его напарник служил своего рода живым лафетом для оружия. Двое оставшихся из четверки должны были подать снаряженный для выстрела мушкет стрелку, положить его ствол на плечо стоящего впереди и корректировать положение ствола перед выстрелом, наводя его на цель. Следует отметить, что весил заряженный мушкет того времени около 8 килограмм.

Даже если выстрел означал попадание, что было большой удачей, перед охотничьей командой вставала проблема дотащить добычу до форта. По пути в укрепление нужно было уберечь ее от волков, привлеченных запахом свежей крови, да и вероятность стать добычей самим сохранялась постоянно. Французские моряки, равно как и индейцы, были хорошо знакомы с цингой. Одних она постоянно преследовала в море, другие каждую зиму страдали от нее на суше. Эта зимовка унесла жизни пяти десятков ирокезов и двадцати пяти европейцев.

Пережить тяжелую зиму экспедиции Картье удалось только благодаря одному из двоих ирокезов, которых адмирал брал с собой во Францию. Это был сын вождя Доннаконы, по имени Домагаи. Домагаи научил французов готовить отвар из хвои анедды – так ирокезы называли западную тую. Отвар хвои этого дерева помогал продержаться, если человек был не старым и физически крепким. Видимо, это и спасло экспедицию от смерти, позволив пережить зиму.

Возвращение

Едва вскрылась ото льда река Святого Лаврентия, Картье принял решение возвращаться во Францию. Других вариантов у него не было. Корабельные команды состояли из обессилевших людей, находившихся в ужасном состоянии. С таким составом нечего было даже думать о поиске путей через пороги за Монреалем, тем более об их переходе. Нужны были новые люди, грузы, провиант, корабли нуждались в серьезной починке. На то, чтобы компенсировать потери на месте и восстановить физическую форму, судовым командам потребовалось бы целое лето. За ним последовала бы точно такая же тяжелая зима, при этом никакой возможности реализовать цель экспедиции в таких условиях не имелось. Решение Жака Картье было объективным.

После подготовки к отплытию два корабля из трех взяли курс на восток. Один из кораблей пришлось оставить возле Стадаконы, поскольку он был сильно поврежден льдами. Починка предполагала быть трудоемкой и долгой, а обессилевшие матросы вряд ли были способны управиться с этой задачей. Корабль был оставлен до возвращения, а поредевшие команды уместились на двух других.

Отплывая, Картье не забыл погрузить в корабельные трюмы груз пушнины, купленной у лаврентийских ирокезов. Кроме того, корабли везли образцы золота, добытого в водах рек, впадающих в реку Святого Лаврентия. В Европу вместе с ним отплыло порядка десяти индейцев, желавших увидеть страну белых людей. В их числе был и вождь Доннакона. На обратном пути Жаку Картье представилась возможность исправить допущенную ранее ошибку. Дело в том, что когда он открыл острова Мадлен, он счел их частью материка. Теперь, подойдя к архипелагу с обратной стороны, адмирал имел возможность убедиться в этом и внести исправления в составленную им географическую карту и в отчеты о проведении экспедиции. Кроме того, на пути следования во Францию, Картье открыл пролив, разделяющий острова Ньюфаундленд и Кейп-Бретон. На современных географических картах этот пролив назван проливом Кабота. Флотилия, возглавляемая адмиралом Жаком Картье, вернулась в родной порт Сен-Мало 16 июля 1536 года. Вторая экспедиция, предпринятая под его началом, была завершена.


Top-questions-answers-Jacques-Cartier-1280x720.jpg

1min57

Всякий раз, когда начинается разговор о Франции как о колониальной империи, перед нашим взглядом предстают влажные джунгли Бирмы и Вьетнама, заросшие каучуковыми деревьями, или желтые пески Сахары с караванами верблюдов, бредущих через барханы. Колониальная Франция, которая у всех на слуху в наше время – это Алжир и Сенегал, Центральноафриканская республика и Мали, Французская Гвиана и Маврикий, Французская Полинезия и Майотта.

От былого величия колониальной империи, над которой когда-то не заходило солнце (это выражение характеризовало ранее Британскую империю, но и к французской его применение будет вполне корректным), в наши дни осталось немного. Да и то немногое, что осталось, является колониями лишь номинально – почти все «колониальные владения» Франции входят во Французский союз добровольно (или добровольно не выходят из его состава).

Почти все события и персоналии, касающиеся французского колониализма, которые сохранились в памяти у большинства наших современников, касаются персонажей и событий конца XIX и XX веков. Мы хорошо помним Марокканские кризисы  и восстания берберов. Как можно забыть о роли соломинки, переломившей хребет верблюду, когда резервный полк колониальных стрелков позволил добиться решающего перевеса сил в битве за Париж в сентябре 1914 года? И как не помнить о договоре Сайкса-Пико, ставшем бомбой с часовым механизмом, заложенной на Ближнем Востоке, чей детонатор сработал в шестидесятые годы прошлого века?

Мы помним Шарля де Голля и поражение французской колониальной армии при Дьенбьенфу во Вьетнаме. В наших ушах еще слышны пулеметные очереди и шум вертолетных лопастей посреди алжирских пустошей, и в наши дни французские летчики совершают боевые вылеты над Африкой, прибрежные воды которой патрулируют корабли французских ВМФ.

Память человеческая коротка, и мало кто в наши дни помнит о том, что кроме Африканской, Индокитайской и Полинезийской Франций была еще и Франция Американская. Да-да, друзья мои, по ту сторону Атлантического океана жила своей напряженной, опасной, скрытой от Старого Света жизнью Новая Франция – не страна даже, а целый мир, принадлежавший французской короне на протяжении двух сотен лет. И этот мир имел своих первооткрывателей и первопроходцев, героев и злодеев. И войны, которые велись там, были не менее кровопролитными и ожесточенными, чем те, что велись в Старой Европе, и ставки в этой игре были ничуть не меньшими, нежели европейские. Сегодня я хочу поговорить о них.

Дорога в «Новый Свет»               

После открытия Америки Христофором Колумбом в 1492 году начались активные попытки колонизации нового континента со стороны ведущих европейских держав. Главным соблазном для европейских монархов стало привозимое оттуда золото. Золотые потоки неудержимыми волнами устремились из Нового Света в старый после успешных военных экспедиций испанских конкистадоров. Их завоеваниями и жестокостью были высечены на гранитных плитах истории имена Франсиско Писарро, Эрнана Кортеса, Васко Нуньеса де Бальбоа. Безымянные кресты стали уделом бесчисленного множества других, чьих имен история для нас не сохранила.

Их походы на первоначальных этапах колонизации бассейна Карибского моря и побережья Центральной и Южной Америки позволили испанским королям получить такое количество золота, что Испания стала ведущей европейской державой на континенте и главенствующей силой в водах Атлантического океана. Обстоятельства европейской политики того времени были таковы, что эпоха Великих географических открытий, начало которой было положено Колумбом, требовала от властителей государств помимо упрочения престижа в Европе, обращать свой взор на Запад – туда, где за полосой прибоя в туманной дымке лежали изобильные неосвоенные земли. Земли, недра которых были полны золота и драгоценных камней, леса которых были полны пушного зверья и дичи, а реки и озера кишели рыбой.

«Французский Колумб» – Жак Картье

После начала испанских и португальских экспедиций, особенно после слухов об их успехах, французский король Франциск I решил также снарядить экспедицию в Новый Свет. Когда встал вопрос о кандидатуре начальника экспедиции, аббат острова Мон-Сен-Мишель, находящегося близ побережья Нормандии, он же епископ города Сен-Мало, Жан ле Вёнёр представил королю опытного мореплавателя Жака Картье.

Картье происходил из портового города Сен-Мало, находящегося в провинции Бретань, на северо-западном побережье Атлантического океана. После присоединения к французской короне герцогства Бретань в 1532 году, бретонский мореход, являясь ныне подданным короля Франции, смог попасть на аудиенцию к королю, воспользовавшись протекцией своего земляка-епископа. На момент аудиенции Жак Картье уже имел обширный опыт в мореходном деле. Восемью годами ранее, в 1524 году на его долю выпала экспедиция, в ходе которой корабль под его командованием прошел вдоль всего побережья Северной Америки от Южной Каролины до Новой Шотландии. Кроме того, Картье довелось побывать в Бразилии и у берегов Ньюфаундленда.

Для того, чтобы оценить личность Жака Картье, нужно иметь хотя бы минимальное представление о том, что из себя представляло мореходство той эпохи. Корабли были сделаны только из дерева, движение осуществлялось при помощи парусов. Навигация велась в основном по солнцу и звездам, навигационные приборы – компасы и секстанты – в принципе существовали, но были примитивны и часто неточны. Морские карты – лоции, как и географические карты, существовали, но в силу отсутствия единых стандартов их создания больше напоминали художественные картины с вольным сюжетом, нежели руководство для ориентирования в открытом море. Помимо звезд и солнца капитаны ориентировались по памяти, особенно в том, что касалось каботажных плаваний – плаваний вдоль берега.

В каждом морском походе моряки вынуждены были нормировать расход воды и пищи, потому что внезапно налетевший ураган даже в хорошо знакомых водах мог лишить судно всех мачт и зашвырнуть его в такие дали, где невозможно было надеяться на спасение. Жены мореплавателей, если они у них были, провожали в каждое плавание своих мужей как в последний путь, потому что вероятность погибнуть в любой экспедиции составляла пятьдесят процентов из ста.

В морских походах того времени каждый парус на горизонте воспринимался как вражеский. По сути, он таковым и был, если только это не было королевское судно своей же страны. Торговля и пиратство были родными сестрами-близнецами и шагали по волнам рука об руку. Морская вода не оставляла следов крови, поэтому там, где можно было обрести наживу таким способом, им, как правило, не брезговали. Именно поэтому команды судов состояли из отчаянных людей, головорезов, забияк и авантюристов. Поэтому моряками становились те, кому нечего было ждать на суше. Это были младшие дети дворянских семей, которым не досталось наследства, бывшие поденщики, солдаты, разорившиеся торговцы, рыбаки и всевозможные выходцы городского дна любого портового города Европы.

На берегу при малейшем поводе, да и без такового, они хватались за рукояти ножей. На борту корабля их должны были сдерживать стальная воля капитана и железные кулаки боцмана, ибо на любом корабле дисциплина поддерживалась только так. Бунты команд  на кораблях не были чем-то из ряда вон выходящим и вспыхивали, если заканчивались вода и пища, затягивалась экспедиция, добыча была менее жирной, чем та, на которую рассчитывали. Капитан корабля должен был обладать силой, волей, авторитетом и решимостью, поскольку в его задачу входило обуздать две стихии: людей и морские волны, притом обе бывали зачастую непредсказуемы и грозили смертью, если рука кормчего оказывалась недостаточно твердой. Жак Картье был как раз из тех людей, что не боятся ни Бога, ни дьявола, а ценя свою жизнь в копейку, не ставят чужую и в полушку. Иные в море не выходили.

Во время аудиенции у Франциска I Картье сумел убедить монарха доверить ему подготовку и проведение экспедиции в Новый Свет. Рекомендации у него были отличные, сам он пребывал в полном расцвете сил – на тот момент ему было 43 года от роду. Опытный шкипер с превосходной протекцией со стороны представителя церкви, он нарисовал перед королем смелый план, схожий с тем, что предложил когда-то Колумб: найти короткий путь (в отличие от длинного, через африканское побережье) в Индию и Китай (отчего же не поискать сейчас, если у Колумба в свое время не получилось?). Одновременно, если повезет, можно открыть для Франции новые земли, изобилующие золотом и драгоценными камнями. Король одобрил «бизнес-план» и подготовка к отплытию началась.

Первая экспедиция. У берегов Нового Света.

Экспедиция началась 20 апреля 1534 года. В ее составе находились два корабля, несшие на борту экипажи в общем количестве 61 человека. Одним из них, по настоянию епископа де Вёнёра, был католический священник. При этом в качестве целей экспедиции были избраны чаяния вполне земные и бренные: золото, драгоценные камни, пушнина. Флотилия, руководимая Жаком Картье, взяла курс на восточное побережье Северной Америки, а именно – на остров Белл-Айл, за которым лежал пролив Белл-Айл, расположенный между островом Ньюфаундленд и полуостровом Лабрадор. Это был самый короткий по протяженности маршрут между побережьем Франции и Северной Америкой. Пути, ведущие в Индию и Китай, предполагалось искать именно там.

Пересечение Атлантического океана прошло удачно. Спустя 20 дней после отплытия от французского побережья, флотилия Картье достигла, как и намеревался капитан, острова и одноименного пролива Белл-Айл (французское название Белль-Иль), лежащего за ним.  Следует отметить, что побережье Ньюфаундленда и Лабрадора являлось не вполне «Terra Incognita» для французских мореплавателей. Поскольку избранный Картье маршрут от Франции до Америки был кратчайшим, на побережье имелись места, где французские рыбаки пополняли запасы пресной воды задолго до прихода экспедиции, предпринятой Картье. Кроме того, им был встречен заплутавший французский корабль из Ла-Рошели, которому шкипер помог определить курс для возвращения.

Но эти нюансы «французского Колумба» не интересовали. Войдя в залив Белл-Айл, он начал составлять карты побережья и приступил к написанию отчета о ходе экспедиции, в котором указывал присвоенные им географические названия. Впрочем, настоящие открытия не заставили себя долго ждать. Так 26 июня Картье действительно стал первооткрывателем – он открыл, дал название и впервые отметил на географической карте острова Мадлен. Это был архипелаг из девяти островов и большого количества островков, отмелей и песчаных кос, расположенных близко к середине залива Святого Лаврентия.

Спустя три дня им были открыты острова (правда, Картье так и не узнал, что эта земля не была частью суши), которые были позже названы первыми французскими поселенцами «Сен-Жан» – в честь покровителя мореплавателей Святого Иоанна. Впоследствии эта территория была переименована англичанами в острова Принца Эдуарда в 1798 году. Ныне острова являются частью Канадской конфедерации, в которую входят как одна из Приморских провинций.

В начале июля, с 4 по 9 числа экспедиция Картье безуспешно искала пролив, долженствующий вывести ее через американский континент к Тихому океану. За таковой капитаном был принят залив Шалёр, отделяющий ныне часть провинции Квебек (а именно – полуостров Гаспе) от провинции Нью-Брансуик. Ширина его составила около 50 км в самой широкой части, длина равняется 137 км. Название заливу было присвоено самим Картье, который по ошибке решил, что вода в заливе теплая (Chaleur Bay – «Теплый залив»). Основанием для подобного вывода послужил туман, покрывавший воды залива. Обитавшие по берегам залива племена индейцев-микмаков называли залив Мовебактабаак – «Большой залив». Обследовав залив Шалёр, Картье нанес его на составляемую им карту под этим названием. После, 10 июля, на берегу залива Гаспе, по приказу шкипера был установлен десятиметровый крест, а земли, лежащие за ним, были объявлены владением короля Франции.

Контакты с индейцами

В ходе экспедиции Жаку Картье удалось установить отношения с индейскими племенами, обитавшими на побережье. Берега залива Шалёр были населены индейцами племени микмаков, ловившими здесь лосося. Месяцем раньше шкиперу довелось установить контакт с вождями племени беотуков, занимавшимися охотой на тюленей. Племя беотуков населяло Ньюфаундленд. Исследуя залив Гаспе, Картье вошел в относительно дружественный контакт с вождями-представителями союза Лиги ирокезов. Ирокезы были конфедерацией из пяти племен: мохоков, сенеков,  кайюга, онейда, онондага. Племена были расселены на обширных территориях, протянувшихся вдоль реки Святого Лаврентия от одноименного залива до побережий одного из Великих Озер – озера Эри.

Первые контакты с ирокезскими вождями прошли успешно. Стороны обменялись подарками, а вождь лаврентийских ирокезов Доннакона выкурил трубку мира с Жаком Картье и назвал его своим братом. Стоит отметить, что при любой экспедиции в неизвестные (и даже известные) земли шкиперы в обязательном порядке брали с собой в значительном количестве грузы, которые впоследствии назовут «колониальными товарами». В их состав входили предметы одежды, вооружения и быта для обмена с аборигенами и для покупки благосклонности их вождей. У аборигенов всего мира – американских индейцев, полинезийских канаков, новозеландских маори – пользовались огромной популярностью мука, соль, табак, металлические иглы, стальные ножи и топоры, бусы и зеркальца, одеяла, ром, и, конечно, ружья. Все это служило в качестве подарков вождям и их женам, а также играло роль валюты при расчетах в меновой торговле.

Жак Картье был одним из тех европейских мореплавателей, кому суждено было стать у истоков этой практики, судьбой которой было последующее повсеместное распространение на всех материках и океанах земного шара. Для установления дружеских отношений Картье подарил Доннаконе и другим вождям по мушкету с фитильным замком, несколько рогов с порохом и по мешку свинцовых пуль. Впрочем, это не послужило для французов страховкой от недовольства вождя высказыванием капитана о том, что земли, находящиеся за воздвигнутым экспедицией крестом, являются отныне собственностью французского короля.

Это был взрывоопасный момент, поскольку шесть десятков французских моряков, даже вооруженных мушкетами и пушками, не имели ни малейшего шанса выжить при возникновении конфликта. Жак Картье также не имел иллюзий на этот счет. Ситуацию удалось разрядить, сделав еще несколько ценных подарков Доннаконе. Кроме того, для того, чтобы доказать индейцам, что подданство французской короны – это величайшее благо для ирокезов, Картье договорился с Доннаконой, что два его сына поедут с ним во Францию, где увидят короля и других белых людей. Вернувшись, они должны будут поведать соплеменникам об увиденном, в доказательство правдивости слов капитана. Конфликт был улажен и оба ирокеза вместе с экспедицией отправились дальше вдоль побережья.

В конце июля экспедиция отправилась к острову Антикости, достигнув которого, повернула вдоль его побережья на восток. Погодные условия начали ухудшаться, и Картье решил повернуть назад, к бретонским берегам. Пристани Сен-Мало показались морякам 5 сентября 1534 года. Первая экспедиция Жака Картье завершилась. Путь в Индию найден не был, но шкипер привез с собой бобровые и куньи шкуры, тюлений жир и подробное описание открытого им края. Король Франциск I не был разочарован итогами плавания. Жак Картье получил приказ снова готовиться в путь.


Михаил16.12.2021
Chaume_Ferchmuss_et_route_des_cretes_vus_du_Rainkopf._27-06-08-1280x960.jpg

1min156

Сезонные цвета горного массива Вогезы привлекательны вне зависимости от времени года: «белый» – для лыж и снегоступов, или «зеленый» – для длительных прогулок пешком в тени леса или среди луговых трав. 

Однако, помимо них существует еще один цвет – розовый кварц переливается на солнце, создавая неповторимую атмосферу. Из этого камня сделаны архитектурные памятники, такие, как крепость Верхний Кёнигсбург, а также – собор Сен-Дье. Розовый песчаник здешних мест помнит еще Первую Мировую, отпечатки которой до сих пор можно здесь найти.

Непременно стоит побывать

Экскурсия в историю

Гора Хартмансвиллеркопф хранит память о страшных боях времен Первой Мировой войны. Возвышаясь над долиной Эльзаса почти на тысячу метров, она гордо несет имя «горы смерти», полученное после кровопролитных боев, унесших жизни многих людей. По двум направлениям ведут экскурсоводы своих подопечных. Один из них находится как раз между уцелевших укрытий и траншей. В целом, оба маршрута производят сильное впечатление, рассказывая о страшном времени.

Крепость Верхний Кёнигсбург переносит посетителей в Тёмные века, так и тянется рука написать историческую повесть или, хотя бы, роман. Из замка открывается вид на Эльзас, Вогезы, иногда виднеются Альпы и Шварцвальд. Крепость выстроена в XII веке, а через 700 лет последний правитель германской империи приказал перестроить ее в Средневековом стиле. 

Собор Сен-Дье, который находится в Сен-Дье-де-Вож, покажет красоты искусства, созданного художниками нескольких эпох для церкви, а великолепные витражи сверкают здесь не хуже драгоценностей.

Знакомство с дикой природой

Приобщившись к историческим и культурным памятникам, неплохо будет познакомиться с обитателями горной местности. Чистый воздух и общение с фауной ожидает нас в Сен-Вальбере в парке Фужероль, здесь живут представители дикой природы Вогезов – олени двух видов, серны и горные козлы. В муниципалитете Жерарме стоит подняться в обсерваторию Мерель – с высоты 15 метров можно рассмотреть незабываемую панораму, которую видно кругом из смотровой башни. Для улучшения самочувствия в Рибовилле предложат процедуры для омоложения в санатории, где занимаются бальнеотерапией. И как же без великолепного вида из окон!

Зима или лето

Выбирать трудно – зимой снежный покров манит кататься на лыжах одновременно в нескольких курортах. Вантрон – семейное гнездышко, где можно покататься на беговых лыжах; Ла-Бресс – сноукайтинг; Ла-Шлут – мотосани; озеро Лак Блан – гуляем по снегу в окружении хвойных лесов. Для любителей отдыха «посложнее» – покорение ледяной вертикали со снаряжением, это можно сделать в Шпицкопфе, к примеру.

Немного покоя после дневных подвигов предоставит эко-турбаза в Ла-Бресс. Сплошное удовольствие – финская баня прямо на улице, а утром вас разбудит пение птиц, и осознание – где-то недалеко так же просыпаются косули, олени, лисицы… 

Летний сезон на озере Жерарме притягивает различными видами спорта на воде, ведь само озеро становится пространством для игр размером в 115 гектаров. Но не только здесь детям и взрослым получится хорошо провести время – прогулки по разным маршрутам, которых в горном массиве проложено больше 4 тысяч километров, обязательно понравятся всем. Региональный природный парк Баллон-де-Вож включает в себя совершенно разные участки: лес, высокогорный луг, торфяные болота, скальные породы, водные территории и многое другое.

Всем известная «голубая линия Вогезов», пограничная территория Эльзаса и части Лотарингии, включает в себя и три маршрута для походов, удаленностью от 7 до 9 дней пути. 

Ремесла Вогезов – устраиваем шоппинг

Земля Вогезов издавна славится ремесленниками – где, как не здесь оставить солидную сумму и закупиться самым необходимым! Раскинувшиеся здесь леса обеспечивают львиную долю изготовляемых игрушек из дерева, и не только это – всемирно известный хрусталь Баккара, начавший выпускаться еще с 1764 года и великолепные шары, украшающие новогодние елочки, от стеклодувов из Мейзенталя тоже в этом списке. Сладости из сока сосны, производимые по традиционному рецепту; джем из сливы сорта Мирабель; гордость края – сыр «мюнстерский крем»; а также – изделия из золота нескольких оттенков, произведенные в маленькой деревушке в районе Вогезов. 

Все это стоит если не скупить, то непременно посмотреть и попробовать! 


Михаил13.12.2021
272360-5x3-topteaser1260x756.jpg

1min173

Вечер 30 ноября ознаменовался официальным мероприятием – во французский Пантеон символически «похоронили» Жозефину Бейкер. Президент страны участвовал в церемониале увековечивания памяти о женщине, ставшей легендой: танцовщица, певица, киноактриса и участница движения Сопротивления. 

Церемония захоронения

Мероприятие продолжалось более часа, начавшись в 17.45 по парижскому времени. В усыпальницу героев страны привезли гроб, где была вложена земля из городов ее молодости и последнего пристанища. Его торжественно несли представители ВВС под композицию, исполненную своим оркестром – в период Второй мировой Жозефина Бейкер носила звание летчика и была представлена к нескольким наградам. Путь военных летчиков с ее «останками» пролегал по соседней улице Суффло, после чего их занесли и «похоронили» в кенотафе. 

По настоятельной просьбе родных Бейкер ее настоящее место захоронения трогать не стали – актриса и певица лежит в Монако. На торжественном мероприятии глава Франции произнес речь, родственники танцовщицы прочли краткие высказывания. Детский хор исполнил одну из композиций певицы, звучала современная музыка от Паскаля Дюсапена. Кроме того, как и во всех официальных церемониях подобного характера, прозвучала «Марсельеза».

Первые слова торжественной речи президента были о нелегкой, но блистательной судьбе певицы, танцовщицы и героя военных действий. В биографии этой невероятной женщины, родившейся в Америке, но проживавшей во Франции, было множество крутых поворотов. Темнокожая легенда столичного мюзик-холла 20-х годов, ставшая участницей Сопротивления врагу на войне с нацистской Германией, в наступившее мирное время продолжала бороться – за права и равенство людей, против расистских убеждений. 

Как сказал глава Республики, дело ее жизни – борьба за «единство человечества, равноправие, поставленное выше индивидуальности каждого человека».

Жизнь Бейкер стала знаковой для определения всевозможных «различий, которые объединены совместной волей и полны достоинства», она показала, что можно быть свободной от порабощения и противостоять ему. Каждая веха непростой истории ХХ-го века была и личным испытанием, с которым она справилась, не совершая роковых ошибок.

Главой государства были подмечены свобода, грациозность и умение радоваться жизни, которые помогали ей в борьбе за то, во что она верила. Судьба Бейкер напоминает всем об общем настоящем и будущем французской нации, о величественном братстве людей. 

При появлении в Пантеоне имени Жозефины Бейкер сюда ворвался свежий бриз полета фантазии, как отметил президент, вместе с воспоминаниями о свободной и смелой женщине здесь останется ощущение праздника. Спич Эмманюэля Макрона завершила строка из знаменитого музыкального произведения Бейкер – «Моя страна – Париж».

«Возможно, многие в этот вечер вспоминают припев этой песни, олицетворяющий любовь». «Для меня Франция – значит Жозефина» – такими словами окончил речь президент.

На плите написаны лишь имя и даты – рождение и смерть Жозефины Бейкер.

Артистка, личность, боец

Число проведения мероприятия выбрано специально – это дата свадьбы Бейкер с бизнесменом из Франции Жаном Лионом: 30.11.1937. Долго они не прожили, но этот брак позволил обзавестись французским гражданством, чем очень дорожила танцовщица. В Америке ей не удалось бы столько добиться – минимальное равновесие в гражданских правах начало появляться лишь к 70-м годам. Бейкер часто отмечала, что во Франции ее видят целостной личностью, а не цветом. В исторических хрониках она значится не только как танцовщица, актриса и певица, но и как активный борец за равноправие – Бейкер единственная среди женщин встала рядом с лидером движения за права Мартином Лютером Кингом, когда тот организовал свой знаменитый марш 63-го года. 

В США, при всем этом, ее деятельность подвергалась нападкам со стороны темнокожих активистов, принижающих ее намерения. Преподаватель ВУЗа Бирмингема, специалист по истории Америки ХХ века, Мишель Чресфильд рассказала при беседе с корреспондентом, что долгое время Бейкер не понимали и не принимали. Обвинения в повторах стереотипов расистов сыпались со всех сторон.

Спустя долгие годы ее все-таки приняли в афроамериканской среде. В середине «нулевых» Бейонсе отдала дань уважения артистке, нарядившись в банановый пояс для выступления. Это известнейший костюм артистки, рожденной в Америке и выступавшей во Франции. Покорять Республику она начала в 1925 году, с Театра на Елисейских полях. Через непродолжительное время Бейкер стала узнаваема, затем ее имя начало символизировать «безумное время», как называли те года. Стать настолько популярной она смогла бы только во Франции, ведь в Соединенных Штатах Америки все еще не было даже намека на равенство. Незадолго до начала мероприятия «погребения» Бейкер, в Елисейском дворце намекнули: помещая память о ней в Пантеон, президент отмечает антирасистские настроения Республики. Он воздает дань уважения женщине, боровшейся за мир среди разных народов – равноправное межрасовое сосуществование.

Однако, выбор кандидатуры был довольно дерзким – танцевавшая в Folies-Bergère женщина, да и просто артисты любого направления, ни разу не удостаивались подобной чести. Все же, Жозефина Бейкер заслужила это. В сороковые годы она устраивала концерты для войск союзников, а также сотрудничала с разведкой и участвовала в движении Сопротивления. Впоследствии ее представили к высшим наградам, которые она получила совершенно заслуженно.

Мысль поместить имя Бейкер во французскую усыпальницу великих людей выдвинул писатель и философ Режис Дебре, активный деятель левой партии, еще в 2013 году предложивший провести церемонию. В популярной газете он разместил статью, где и выдвинул свой призыв. Немного погодя в соцсетях была распространена петиция, а также организован «комитет Жозефины». Делегаты от организации весной в этом году были приглашены в Елисейский дворец для беседы. Этим летом глава государства поддержал инициативу представителей комитета: имя танцовщицы появится на кенотафе в Пантеоне. 

Кроме того, к станции в метрополитене Парижа Gaietè теперь добавится имя Жозефины Бейкер.


Михаил09.12.2021
Albi-e1549725447222-1280x854.jpg

1min201

Южная часть Франции, где величественные пейзажи помнят предыдущие века. Находящаяся посередине пути от Пиреней к Севеннам, Окситания приведет вас к впечатлениям, которые забудутся еще нескоро. Каменные стражи наблюдают за порядком здесь так давно, что помнят романский Ним, расцвет Каркассона и Рокамандура в средние века, замки катаров. 

Это необходимо увидеть

Куда же направиться, чтобы не пропустить ни единого фрагмента из жизни и истории Окситании? Вот некоторые места, куда определенно стоит заглянуть.

Розовый город

Заглянем в Тулузу – столица края всегда готова к празднику и гостям. Жизнелюбивые окситанцы как будто сконцентрировали в ней все свое существо. Местные заведения только подтверждают это, к примеру, бары с видом на реку Гаронну с открытых террас. Розовый город – именно то, что нужно, чтобы впитать дух местности и понять, что такое жизнь в розовом свете.

Кирпичи медных оттенков, из которых выстроены дома, делают город похожим на один из итальянских городков. Но достопримечательности здесь строго индивидуальны. Архитектурные стили чрезвычайно разнообразны: фасад Капитолия, исполненный в неоклассическом стиле; романское наследие – церковь Сен-Сернен; готический монастырь якобинцев. Дворец Ассеза – образец культуры ренессанса, выделяющийся даже на фоне прочих образчиков того же стиля.

На территории города можно увидеть непревзойденные творения мастеров из области архитектуры. 

Берег реки Тарн

Здесь можно посмотреть архитектурные памятники, такие, как: Альби, епископский город; собор Святой Цецилии, образчик готической архитектуры, где хранится наибольшая часть картин великих итальянских живописцев эпохи Ренессанса.

Путешествие в Средневековье 

Для погружения в эпоху рыцарей и прекрасных дам стоит полюбоваться на город-укрепление Каркассон, чья мощная стена обладает 52 башнями, а также оценить вид старинного города Рокамандур, выстроенного над рекой Альзу на обрыве высотой 150 метров. В качестве следующей остановки можно выбрать Монпелье. В лабиринте древних узких улиц просто необходимо прогуляться по центру города – Экюссону, который находится буквально в нескольких шагах от моря. Исторические события сделали регион единственным в своем роде. Во времена своей независимости от Франции он смог объединить государство после крестового похода в XIII веке. Об этих событиях могут многое рассказать стены цитаделей и замков, за которыми скрывались еретики-альбигойцы.

Античный мир

Приехав в Ним, непременно посетите впечатляющий амфитеатр, выстроенный в античных традициях – почти копия Колизея. Это максимально хорошо сохранившийся архитектурный памятник из Древнего Рима. При желании подольше оставаться в античном времени, посетите музей, где можно многое узнать о цивилизации Рима; загляните в Кастеллум, с подведенным к нему акведуком; стоит потратить время и проехать сорок километров до Пон-дю-Гар. Этот древний акведук – самый высокий из дошедших до наших времен, он перекинут через реку Гардон, к северо-востоку от города Ним. По этому величественному мосту-акведуку производилась подача воды от источника, расположенного неподалеку от города Юзес, к садам, фонтанам и домам Нима.

Симбиоз спорта и культуры

Трудно выбрать, что предпочесть – спортивное времяпрепровождение или культурный досуг? Объедините их! Велопрогулка по маршруту вдоль Южного канала в Окситании длиной в 241 км именно то, что нужно. Старт в Тулузе, окончание маршрута в коммуне Сет, сам путь пролегает через Нарбонн. По дороге вы успеете посмотреть довольно много памятников истории, а также полюбоваться на превосходную природу. Если интересны прогулки на водной глади, можно прокатиться на лодке некоторую часть дороги. Меломанов всегда ждут летом, на фестивале джаза в Марсьяке. Выступить здесь приезжают мировые знаменитости.

Вернувшись в Тулузу, непременно посидите на террасе или в зале одного из многочисленных баров, чтобы напитаться настроением вечного праздника. После отдыха вновь на прогулку: Севенны, Национальный парк на длинном горном плато, ждет гостей.

Новинки и традиции Окситании

В этом необычном регионе бок о бок существую самые непостижимые традиции и новые веяния моды и технологий. В департаменте Авейрон посетите дом моды Causse – здесь непревзойденные мастера кожевенного дела познакомят вас со своими изделиями: мягчайшими перчатками из лучших материалов. Финал поездки стоит отметить в заведении, где трудится шеф Мишель Саррн: ресторан на крыше тулузского универмага Галери Лафайет. 

Кроме изысканных угощений, оттуда открывается волшебный вид на городские достопримечательности.


Михаил08.12.2021
a9d8573e20c7b5edbe4af29e399e6d08c799f4e5.jpg

1min190

Пришедший в начале 90-х на экраны России сериал «Элен и ребята» имел такой успех, которого не дождался у себя на родине. Два года подряд молодежь опасаясь пропустить даже одну серию, бежали домой после учебы, приклеиваясь к экранам телевизоров. Комедия положений, в жанре которой и был снят сериал, давала необходимый подросткам глоток свободы, учила, как общаться с противоположным полом и давала инструкции на все случаи жизни. Экранных героев обсуждали с друзьями, как родных. 

В 1992 году вышел на экраны французского телевидения ситком, который немного погодя по праву назовут культовым. В 94-м году, приобретя права на прокат, Россия запустила показ сериала. Почти всю неделю умы подростков, да и взрослых, занимала милая блондинка со своими подружками. Для россиян происходящее в каждой серии выглядело, как параллельный мир – своя рок-группа, открытые романы между студентами, интриганство и почти детективные развязки, залезание в окна к подружкам и многое другое. Свободные отношения, эмоциональное общение, беседы на интимные темы – все это было удивительно и буквально недавно запрещено. Чего удивляться, что каждый подросток хотел так жить, или, хотя бы, почаще любоваться на героев любимого сериала. Все же, самим исполнителям стать знаменитыми актерами и сниматься в работах именитых режиссеров не пришлось. 

Главная героиня

Сейчас Элен Ролле за 50. Целых пять лет жизни она провела на съемочной площадке сериала, появляясь в каждой серии. Сам сценарий был сделан непосредственно для нее, поскольку предыдущий сериал, в котором успела сняться блондинка, очень полюбился зрителям и они требовали продолжения. Сериал «Первые поцелуи», где в эпизоде сыграла Элен, в России прошел гораздо позже, нежели во Франции, а там девушка прочно заняла место в зрительских сердцах. 

Актриса, выросшая в местечке Ле-Манн, долгое время не могла определиться с карьерой – быть ей певицей или же актрисой. Приглашение на главную роль в «Элен и ребята» убедило попробовать себя в качестве серьезной актрисы. Однако, после окончания всех сезонов и оглушительного успеха она пропала с экранов. Мелодичный голос и немного грустный взгляд по непонятным причинам не привлекали режиссеров. 

Но и сама исполнительница главной роли предпочитала уединенность и отдых вместо бешенного ритма съемок. Элен в интервью говорила о сильной усталости от ненормированного графика и постоянной необходимости работать.

Как она призналась несколькими годами позднее, был необходим отдых. «Все пять лет, не видя света белого, я работала. Спокойная обстановка замечательно подействовала на организм. Нужно было взять тайм-аут на раздумья».

По прошествии 17 лет актриса согласилась участвовать в съемках продолжения темы «Элен и ребята», которое называется «Тайны любви». Ситком и по сей день выходит на экраны, но той популярности уже нет и в помине. 

За плечами актрисы несколько десятков работ, однако звездой экрана она не стала. Личная жизнь также не бьет ключом – выйти замуж она так и не собралась, с 2013 года воспитывает мальчика и девочку, усыновленных в Эфиопии.

Интересным совпадением стало то, что дата рождения дочки Элен совпадает с датой 1 серии знаменитого сериала – 11 мая. На сегодня актриса занята в съемках, а в качестве отдыха привлекла гончарное дело.

Милая Бенедикт

Сыгравшая этот персонаж Лора Гибер всегда знала, что станет актрисой. Чтобы приблизить этот момент, она окончила Академию искусств, затем направилась в столицу. Некоторое время проработав декоратором-оформителем на съемках, она набиралась опыта, наблюдая за съемками, и сумела доказать свой талант. 

Девяностые годы принесли ей славу и неплохие деньги благодаря участию в ситкоме «Элен и ребята». Кинообраз Бенедикт получился именно таким, как задумывали режиссеры – милая, добрая девушка, которая прощала возлюбленному все его прегрешения. 

Роль в сериале прояснила для Гибер, действительно ли она готова на такую жизнь – беспрерывные съемки, без сна и отдыха. Даже хороший гонорар и армия поклонников не смогли удержать ее в киноиндустрии. Через некоторое время она согласилась сняться в продолжении ситкома, которое назвали «Грезы любви». 

На данный момент она занимается живописью, стала педагогом и преподает в учебном заведении. Со своим мужем и двумя взрослыми дочками Лора много путешествует. Периодически откликается на приглашения сняться в рекламе, но в кино работать больше не желает. Всего можно насчитать не более девяти работ, в которых участвовала она, как актриса.

Судьбоносный год Кати

В свои 51 модель и актриса не почти изменилась. Годы работы в модельном бизнесе сделали свое дело – она все еще эффектна и привлекательна. Перед тем, как сниматься в сериале, Кати уже несколько лет плотно работала моделью.

В 88-м году, в 18 лет, она выиграла конкурс красоты в Каркассоне. Миллионы поклонников ситкома считали, что она самая интересная и привлекательная из подруг Элен. Однако, съемки быстро перестали привлекать девушку, и она снова занялась карьерой в модельном бизнесе. Из проведенного на проекте года она вынесла опыт и приобрела любовь. 

Чувства на экране перешли в реальные – партнер по сериальной «паре» стал официальным мужем Кати на долгих десять лет, у них появилось 2 детей. В нулевых они объявили, что расходятся. Второй брак модели не заставил себя ждать – супругом стал юрист, от которого позже появился сын, названный Давидом.

Инстаграм Кати полон высказываний о чуде под названием «семья». Она занята работой – оформление интерьеров, кроме того, много путешествует по миру и ведет здоровый образ жизни.

Годы не повлияли на хрупкость и привлекательность бывшей актрисы, она полна сил и энергии – такая же, как ее помнят фанаты сериала.

Взбалмошная Лали

Еще одна исполнительница одной из главных ролей также пришла из модельного бизнеса, имея танцевальный и съемочный опыт. Но, не смогла прервать круг, тоже оказавшись в заложниках у своей роли.

Зрители пришли в восторг от сценического образа героини, поэтому ей пришлось остаться на все сезоны сериала. Далее был лишь один большой проект – «Каникулы любви». Карьера не строилась – эпизоды, маленькие роли в рекламе, но не более. Участие в средних по качеству телепроектах помешало карьерному росту актрисы в серьезном синематографе. 

В интервью актриса говорила, что это было определенно идеальное попадание в образ. Предложение сыграть похожую на себя девушку, яркую и взбалмошную, весьма заинтересовало Лали.

Съемочный процесс «Каникул любви» она разбавила романтикой и страстями – режиссер Никола Филали не устоял перед девушкой и, хотя и не было свадьбы, они родили сына. Вторым избранником актрисы стал Патрик Канигер. В 35 лет она создала крепкий союз с фотографом и родила второго малыша. В 2010 году оставила актерскую стезю и занялась разработкой собственной линии женского белья, открыв бутик в Ницце.

Стала актрисой

Рошель Редфилд, которая сыграла Джоанну, также была моделью. Техасской красавице к началу съемок уже исполнилось 30 лет, и у нее был ребенок. Несмотря на отсутствие карьеры в кино у большинства участников сериала, у нее получилось продолжить съемки. Проведя некоторое время на съемках сериала, она покинула площадку следом за еще одним героем ситкома. Это позволило ей вырваться из затягивающего образа студентки. После ситкома пошли предложения об участии в рекламе, вела утреннее телешоу на ТВ, участвовала в проекте «Горец».

Вновь сыграть Джоанну ей предложили в 1997 году, в «Каникулах любви», она согласилась на эту роль, вернувшись в третью часть саги о студентах. Во время съемочного процесса ходили слухи о романе, разгоревшемся между ней и ее партнером – Себастьеном Рошем, но коллеги по площадке отрицали их.

На сегодня Рошель имеет четырех детей, замужем за фотографом из США. Поет джазовые композиции, занималась рисованием и даже организовала выставку. 

Несколько лет назад ее сильно увлек пилатес, после чего она сама занялась преподаванием в студии. 


Михаил30.11.2021
Burgundiya3.jpg

1min282

Осень – великолепное время для небольшого путешествия по территории Бургундии. Визитная карточка Бургундии – «клима», зоны с особенностями почвенного микроклимата. Терруары, которых в регионе 1247, переливаются огненными оттенками красного, откликаясь на переливы крыш готических построек. В это время года стоит отправиться в путешествие по воде между культурными памятниками и виноградниками, повторить которые еще никто не смог.

Виноделие и не только

В каждом уголке Бургундии найдется память об эпохе готики и романской культуры. Наследие включает в себя не только здания церквей и домов, но и знаменитые виноградники. Что просто необходимо посмотреть, путешествуя по региону.

Бывшая больница XV века

Практически каждый штрих, будь то искусство или что-либо другое, связано с винодельческим ремеслом. Отель-Дьё в Боне – ранее госпиталь, построенный в XV веке. Здание выстроено по готическим канонам: крыша огромных размеров покрыта черепицей красного, зеленого и золотого цветов, отделана глазурью. Теперь здесь весьма проходное место для торговли вином. Весьма престижное продолжение жизни для здания бывшего госпиталя для неимущих – сделки по продаже и покупке вина за астрономические суммы. Публичную распродажу устраивают в конце ноября.

«Золотые ворота Бургундии»

В городе 100 колоколен, без сомнения, вы его узнали – это Дижон, здесь находится крупнейшая природоохранная зона, внесенная в перечень ЮНЕСКО. Сто гектаров «клима» Бургундии – одна из крупнейших территорий виноградников. Кроме того, Дижон расположен на въезде в Кот-де-Нюи, престижнейший виноградник страны. Однако, «золотыми вратами Бургундии» считается деревенька Шабли. Насладитесь очарованием местности на экскурсии по памятникам истории, например – старинный монастырь, построенный по романским канонам, с погребами IX и XII веков. 

А во время прогулки не забудьте попробовать здешние вина.

Навестить аббатства

Фонтене, древнейшая из дошедших до нас цистерцианских обителей во всем мире. Вот уже девять столетий, как основанное Бернардом Клервоским в 1118 году здание, поражает строгостью и лаконичностью одновременно. Основатель обители также известен, как вдохновивший сограждан на 2 крестовый поход монах. Его возвели в ранг святых после горячей проповеди в базилике Везле.

Базилика, в свою очередь, является местом по дороге в Сантьяго-де-Компостелу, где непременно останавливаются паломники. Везле – красивейшее аббатство времен романской эпохи во Франции. Возле базилики находится милая деревушка, построение фасадов которой выдает эпоху Средневековья. Не выходя из средних веков, завершить поездку можно в еще одной деревеньке – Нуайе-сюр-Серен. Фахверковые деревенские домики держат марку одной из ста красивейших деревень страны.

«Винные маршруты»

Как же обойтись без экскурсии по терруарам, они же – «клима»? Здешние винные маршруты одно из основных направлений путешествий.  Слово «клима» введено в лексикон монахами бенедиктинской и цистерцианской церквей. Они создавали ограды с помощью метода сухой кладки, чтобы разделить микроклиматические зоны с растущими на них виноградниками, поскольку природные факторы влияют на вкусовые качества и свойства полученного напитка. Более 12 сотен «клима» находятся в списке ЮНЕСКО, на фото с большой высоты это выглядит как очень красивый мозаичный рисунок. Наиболее востребованный здешний маршрут по винным делянкам, прозванный «Бургундские Елисейские поля», идет по Кот-де-Бон, в терруарах которого берут свое начало 8 вин разряда «гран крю». Для сравнения можно взять некоторые вина той же категории и сорта Шардоне, но изготовленные в другом месте.

Традиционные блюда Бургундии

Для дегустации любых вин идеально подойдут булочки-бриоши с сыром. А в качестве сувенира можно взять на пробу родным и друзьям несколько разновидностей дижонской горчицы – готовят ее с медом, травами и пряными добавками, светлого или темного цвета. Бёф-бургиньон, который невозможно повторить и яйца-пашот, стандартный завтрак в этой местности – что же их объединяет? Конечно же, это красное вино. Оно же входит во множество рецептов, используемых на кухнях бургундцев. Вино применяют для приготовления мяса, птицы, овощей, соусов и маринадов.

А сыры – помимо сочетания с местными винами, очень интересный самостоятельный продукт. Обладающие разной текстурой, вкусом и запахом, определенно заслуживают внимания широкой публики. А один из них, Эпуас, даже входит в первую десятку сыров с самым резким ароматом и находится под защитой правил АОС 1991 года.



О нас

Журнал SLON – вестник Лазурного берега Франции и Монако. Рассказываем про общество, бизнес, недвижимость, частную авиацию и яхты.


Наш InstagramНаписать редактору

Позвонить в редакцию



Подписка

Мы тоже не любим спам, поэтому наши рассылки полезные. Подписывайтесь!



Рубрики