Архивы События | SLON
(200926) -- BAMAKO, Sept. 26, 2020 (Xinhua) -- Colonel Assimi Goita is sworn in as Mali's transitional vice president in Bamako, Mali, Sept. 25, 2020. Mali's transitional president Bah N'Daw and vice president Colonel Assimi Goita were sworn in on Friday following a military mutiny in August. (Photo by Habib Kouyate/Xinhua) - Habib Kouyate -//CHINENOUVELLE_13931/2009261331/Credit:CHINE NOUVELLE/SIPA/2009261335

Михаил14.01.2022
skynews-france-protests_4497754-1280x720.jpg

1min22

Пандемия выступила канвой происходящего во Франции, впрочем, так было в 2020-м. Уходящий год запомнится жителям Республики активными протестами против коронавирусных паспортов. 

Политические нюансы

Основным из запомнившихся политических событий стали выборы, проводившиеся в июне в регионах страны. Совершенно неожиданным фактом стал провал лояльной к правительству партии действующего главы государства Эмманюэля Макрона, «Республика на марше». С тем же «успехом» выступила и основной конкурент Марин Ле Пен, противостоявшая Макрону крайне достойно на предыдущих выборах президента. Интересно, что близкую победу отмечали «Республиканцы» – партия, пропагандирующая правый центризм на политической арене государства; и тандем блока левых и партии зеленых. Явка на эти выборы была практически рекордно низкой. Здесь можно увидеть, что кризис еще не покинул политическую систему Франции, избирательная способность граждан минимальна. Для большого числа людей выборы региональные предваряют выборы главы государства, как репетиция. Таким же образом многие видят и нынешнюю ситуацию, ожидая апреля 2022 года. Если предположить именно это, тогда у традиционных партий есть надежда на возвращение электората, поскольку политику действующего правительства можно с уверенностью назвать невыразительной. 

Сюда можно отнести полную перемену стратегии партии Ле Пен, после проигранной президентской гонки, с которой не все согласны. 

Ситуация с военными

Довольно громко прозвучало открытое обращение к главе государства, написанное двадцатью генералами Франции в отставке, за подписью еще тысячи отставных офицеров. Это обращение было размещено веско этого года в известном печатном издании страны. Военными было описано беспокойство по поводу усиления исламизации страны, они выразили опасения возможностью начала гражданского вооруженного конфликта из-за этнических различий. Немногим позднее тем же печатным изданием было опубликовано еще одно письмо, на этот раз написанное действующими военными и силовиками, согласными с мнением своих отставных товарищей. Офицерство Франции, отличающееся резко консервативными взглядами, все еще не доверяет политике нынешнего президента и не готово к поддержке Макрона в будущей президентской гонке. По итогу, вырисовываются явные расхождения во мнениях в высших военных кругах – поддержать ли направление политики президента, который получил в начале этого лета пощечину от, по предположениям, представителя ультраконсервативных монархистов. 

Судебные процессы

Прошедший год ознаменовался завершением процесса над экс-президентом Франции Николя Саркози. На прошедшем в марте судебном процессе он был признан виновным в коррупционных действиях и злоупотреблении своей должностью (подкупил судью). Суд огласил приговор, где бывшего президента обязали отбыть срок – 3 года лишения свободы, из них 2 условно. В сентябре 2021 года парижский суд вынес решение по еще одному делу: чрезмерный расход средств на проведение кампании 2012 года, проигранную Олланду. По этому делу Саркози получил 1 год под домашним арестом. После второго обвинительного приговора на политических интересах Саркози поставлен жирный крест. Общеизвестно, что амбиции подбивали его снова участвовать в выборах в главы государства, но, решения судей отменили все его планы по еще не начавшейся кампании. 

Нестабильность

Кризис политической системы государства весьма заметен на фоне оживившихся оппозиционных элементов и террористических организаций. В уходящем году зафиксированы множественные случаи эпизодов, где замечены либо политические радикальные организации, либо исламистские.  Отмечены случаи террористических акций со стороны представителей радикальных групп ислама. В апреле прошедшего года была убита ножом женщина-полицейский в городе Рамбуйе, недалеко от столицы. Нападавший – мигрант из государства Тунис. Осенью начался процесс над обвиняемыми в событиях 2015 года – тогда на всю страну прогремели теракты в Париже. А организации ультраправых освещались прессой, когда французскими властями была запрещена Generation Identitaire, пропагандирующая дискриминацию и разжигающая ненависть и насилие.

Вирус

Ушедший год запомнился, как один сплошной корона-кризис, в котором граждане упорно возражали против «ковидных пропусков». В этом же году не обошлось и без потерь: Жан-Поль Бельмондо, символизировавший эпоху в синематографе Франции, покинул этот мир в начале сентября. За несколько месяцев до этого авиакатастрофа унесла жизнь Оливье Дассо, магната и депутата парламента Франции от партии «Республиканцев». 

Внешнеполитические события отмечены разрывом договора стороной Австралии с фирмой Naval Group со стороны Франции. Контракт был заключен на постройку 12 субмарин, которые теперь Канберра закажет у Америки. Предполагалось, что соглашение о строительстве станет наиболее крупным в истории Республики, а в денежном эквиваленте это будет около 66 миллиардов евро. Отмена контракта привела к кризису в дипломатических отношениях. По одну сторону баррикад оказалась Франция, по другую – Америка, Англия и Австралия. В комментариях по этому вопросу глава министерства иностранных дел высказался об «ударе в спину», полученном от союзных государств. Все же, каких-либо последствий это событие не принесло, поскольку во Франции нет достаточных возможностей для равноценного ответа тройному союзу. Со своей стороны, французским правительством было принято решение подписать соглашение с Италией, углубляющий рабочие взаимоотношения этих стран, и сформировать тем самым ось «Париж-Рим» в постоянно меняющемся информационном и финансовом поле Европейского Союза.

Выборы президента

Весной 2022 года ожидаются выборы, на которых решится, кто же возглавит страну. В связи с этим проводится довольно большое количество предвыборных кампаний, а кандидаты в главы государства крайне активны. Высокой должностью интересуются Валери Пекресс от партии «Республиканцы», действующий мэр столицы Анн Идальго, представляющая партию Социалистов, представитель ультраправых Эрик Земмур, непосредственно Эмманюэль Макрон и еще около тридцати кандидатов. Окончание этого года можно считать «затишьем перед бурей», которой обещает стать предвыборная гонка. 

Новый, 2022 год выдастся довольно активным в политической сфере – стоит ожидать зрелищного сражения за высокий пост главы государства.


755977985092233-1280x792.jpg

1min1

Недоумение Елисейского дворца вызвала резкая реакция официальных политических кругов Центральноафриканской республики и республики Мали на информацию о намерении президента Франции Эмманюэля Макрона посетить эти государства для обсуждения ряда вопросов, касающихся обстановки в зоне Сахеля.

Официальная позиция правящих кругов Мали и Центральноафриканской республики состоит в объявлении визита Эмманюэля Макрона нежелательным. Согласно заявленному официальным Парижем регламенту, в ходе деловой поездки французского президента по его инициативе предполагалось обсудить информацию о возможности приглашения правительством Мали на свою территорию сотрудников частной военной компании «Группа Вагнера» для обучения служащих вооруженных сил и полиции. Кроме того, предполагалось обсудить перспективу президентских и парламентских выборов в Мали в 2022 году.

В ответ официальный Бамако заявил о недопустимости обсуждения вопросов, касающихся внутренней политики государства, а также его безопасности, с теми, кого они не касаются напрямую. Официальная позиция властей Мали о недопустимости обсуждения вопросов безопасности республики с кем-либо, была четко озвучена ее дипломатическими представителями. В частности подобное заявление в одном из своих интервью сделал глава правительства Мали Шогель Кокалла Маига. В том же заявлении говорилось о невозможности разглашения официальной даты, а также каких-либо иных сведений о парламентских и президентских выборах в Мали, поскольку речь идет о внутреннем деле суверенного государства.

Президент ЦАР Фостен-Арканж Туадера заявил о невозможности встречи с президентом Франции. Согласно его официальному заявлению, во время предполагаемого визита Эммануэля Макрона президентом Туадера было запланировано международное турне, плотный график которого полностью исключал возможность его встречи с французским президентом. Кроме того, официальному Банги, как и Бамако, по заявлению их представителей, показалось возмутительным и некорректным размещение на стенах посольств Франции плакатов, приветствующих Макрона, ранее, нежели местными властями были получены официальные уведомления о его предстоящем визите.

Сам Эммануэль Макрон в одном из своих интервью заявил о намерении в ходе турне лично поздравить с наступлением Рождества французских военнослужащих, продолжающих нести службу на территории Западной Африки. После получения заявлений глав государств Мали и ЦАР, президент Франции заявил об отмене поездки. Официальной причиной отмены визита послужило ухудшение в Европе ситуации с пандемией коронавируса. В результате Эммануэль Макрон, по его собственным словам, не пожелал подвергать опасности заболевания французских военных, что могло бы быть вероятным во время встреч с ними.

Однако, на мой взгляд, истинные причины отмены визита французского президента в Западную Африку, равно как и столь резкая реакция на его возможность со стороны властей Мали и ЦАР, лежат в иной плоскости, нежели об этом говорится в официальных источниках. На основе информации, находящейся во всеобщем доступе, попытаемся разобраться в происходящем, а также предположить, какие последствия могут вызвать данные события. Все, сказанное ниже, будет отражать лишь частную точку зрения автора статьи без малейших претензий на статус истины в последней инстанции

Завершение операции «Бархан» 

В настоящее время Франция сокращает свои воинские контингенты, расположенные на территории государств так называемой «Сахельской пятерки», куда входят Мавритания, Буркина-Фасо, Мали, Чад и Нигер. Так в декабре 2021 года было ликвидировано военное присутствие французского контингента на его последней базе Тимбукту в Мали. Сама база была передана в ведение вооруженных сил республики, материальная часть вывезена. Постепенное свертывание присутствия французских вооруженных сил на территории Западной Африки является следствием официального завершения контртеррористической операции под кодовым названием «Бархан», проводившейся вооруженными силами Франции на территории республики Мали и сопредельных государств.

Операция, целью которой было снижение и ликвидация угрозы исламского фундаментализма в регионе и недопущение перехода территорий Мали под контроль террористов, проводилась по инициативе французских властей на протяжении восьми лет. Контртеррористической операции «Бархан», целью которой было окончательное установление контроля официального Бамако над территорией республики, предшествовала военная операция «Сервал», в ходе которой французским военным удалось разгромить основные силы террористов. Таким образом, операция французских войск «Сервал» была организована с целью уничтожения вооруженных формирований, складов и баз подготовки боевиков в регионе Азавад.

Операция «Бархан» стала логическим продолжением – «полицейской фазой» контртеррористической борьбы, поскольку главной ее целью было возвращение, обеспечение и поддержка конституционного строя и правопорядка на территории Мали. Все необходимые для этого меры должны были осуществляться национальными вооруженными силами и органами правопорядка республики Мали, а при невозможности претворения ими в жизнь данных мер – французскими военнослужащими, расположенными на территории республики. Датой окончания операции «Бархан» должен был стать «день, когда официальные власти Мали смогут поддерживать порядок на территории республики без участия французского воинского контингента», – заявил в одном из своих интервью Министр Иностранных Дел Франции Жан-Ив ле Дриан.

 Итоги, перспективы и последствия

Наступил ли такой день или нет – вопрос весьма спорный. С одной стороны фактом является то, что угроза терроризма как такового за прошедшие восемь лет на территории Мали существенно снизилась, основные ячейки организаций туарегских националистов и «дочернего предприятия» Аль-Каиды – «Ансар ад-Дин» – разгромлены. Вместе с тем террористические акты и нападения продолжаются, а внутренняя обстановка в республике остается крайне нестабильной. Другим весомым доводом в пользу прекращения  спецоперации в Африке является их стоимость. Так цена  антитеррористических действий французских военнослужащих в регионе Азавад определяется в 700 миллионов евро ежегодно, и, бесспорно, налогоплательщики Франции с каждым годом воспринимают эту информацию все острее. Можно ли на данный момент утверждать, что французская общественность устала от подобных трат при неочевидности, с ее точки зрения, результатов? Пожалуй, так оно и есть, притом на отношение к вопросу в самой Франции влияют и обстоятельства борьбы с эпидемией коронавируса, и грядущие президентские выборы, и внутренние проблемы, вызванные непрекращающимся потоком африканской иммиграции.

Результаты операции «Бархан» с точки зрения ее участников. Взгляд из Парижа

Неизменно все когда-то заканчивается, так и операция «Бархан» подошла к своему завершению. Если обсуждать ее итоги с точки зрения участников, единства мнений в оценке ожидать будет, пожалуй, наивно. Официальная позиция правительства Франции, неоднократно высказанная министром иностранных дел Жан-Ив ле Дрианом, заключается в утверждении о достижении главных задач обеих спецопераций французских войск на территории Мали. Прямая угроза превращения республики в базу исламского фундаментализма устранена, внутренняя обстановка, несмотря на наличие сложностей, в целом стабильна. И тот и другой факты располагают к передаче функций наведения порядка в регионе местным властям, представители которых на протяжении означенных восьми лет находились в плотном контакте с французскими военными.

Результатом взаимодействия стали подготовка военнослужащих армии Мали и полиции республики, их стажировка и приобретение боевого и оперативного опыта под руководством французских специалистов. Происходил этот процесс на собственной территории, то есть там, где в перспективе эти навыки и должны были применяться. Степень интенсивности подготовки, ее срок и – что наиболее важно – вероятная степень заинтересованности местных силовиков результатами своей работы, должны были способствовать достижению ими максимально возможных результатов, поскольку на кон ставилось (да что там говорить, и продолжает ставиться!) будущее их собственной страны.

Помимо непосредственных мер по восстановлению правопорядка и безопасности на территории Мали, Франция смогла привлечь к проблеме республики внимание ООН, Красного Креста и ряда других международных благотворительных организаций. Кроме того, вместе с представителями вооруженных сил Франции в обеих операциях участвовали военнослужащие более чем полутора десятков стран-членов ЕС и НАТО. Подобный подход к решению проблемы представляется логичным, поскольку очаг терроризма на территории Африки грозил обернуться большим количеством проблем для большинства европейских и многих африканских стран.

По странным образом сложившейся традиции, возникновение религиозного фундаментализма и развитие очагов напряженности являются основой для множества конфликтов на территории стран третьего мира. Повсеместно и неизменно они влекут за собой такие проблемы, как наркотрафик, контрабанда, торговля оружием, захват заложников, похищение людей с целью выкупа и, соответственно, всплески криминальной активности по всему миру. Исходя из этого следует сделать вывод о том, что проблема, касающаяся в первую очередь конкретного государства – Мали – таковой в перспективе оставаться никак не могла. По логике развития ситуации, тот момент, когда проблеме было суждено перешагнуть административные границы республики, был лишь вопросом времени. И то, как она отразилась бы на состоянии дел в Европе, куда направлены главные потоки иммиграции из африканских стран, чрезвычайно быстро сделало бы внутреннюю проблему Мали потенциально общеевропейской. Франция же, как председатель Евросоюза, самая крупная и развитая в военном отношении страна и член ООН исполнила свой долг, начав контртеррористическую операцию в Африке.

События через призму версии Бамако

Оценка событий с точки зрения официальных властей Мали отличается от взгляда его французских союзников с точностью до наоборот. Пока проходила «горячая» фаза борьбы с террором, представители власти сохраняли молчание. Но стоило лишь начаться «полицейской» фазе противостояния – операции «Бархан», как французские военные стали объектом постоянной критики. Их упрекали в отсутствии инициативы в сфере проведения антитеррористических мероприятий, намеренном затягивании операции, нежелании проявить решимость и покончить с террористами в сжатые сроки (интересно – какие и каким образом?).

На волне критики и недовольства динамикой восстановления правопорядка, все чаще со стороны официального Бамако стали раздаваться упреки и прямые обвинения в том, что интервенция на территорию Мали – это запуск Елисейским дворцом процесса реколонизации, цель которого – вернуть республику в орбиту колониального влияния Франции по образцу начала XX века. Именно бездарность и нерешительность командования французского воинского контингента, помноженное на колониальные аппетиты Елисейского дворца, якобы привели к тому, что за восемь лет проведения операции «Бархан» ее результаты близки к нулевым. По словам представителей Мали, французские военные на ее территории занимались лишь обеспечением безопасности объектов, принадлежащих представителям французского капитала, что и было основной целью их присутствия.

Призвание «варягов»

Именно неспособность французских военных содействовать восстановлению мира и правопорядка в стране завела ситуацию в тупик, по заявлению ее нынешнего лидера – переходного президента  Ассими Гоита. Полковник Гоита пришел к власти 25 мая 2021 года в ходе государственного переворота. Переворот осуществила хунта, состоявшая из офицеров высшего командного состава вооруженных сил Мали, которую Гоита возглавлял. Предыдущий президент республики Ба Ндау был арестован по приказу Гоита 24 мая, два дня спустя он подал прошение об отставке. Предшественник Ба Ндау, Ибрагим Бубакар Кейта, также был смещен в ходе правительственного переворота.

 

В виду столь сложной и постоянно меняющейся внутриполитической обстановки переходный президент Гоита принял решение поручить наведение внутреннего порядка и борьбу с терроризмом на территории Мали частной военной компании, известной как «Группа Вагнера». Эту организацию на основании крайне противоречивой и ненадежной информации на Западе принято связывать с Российской Федерацией и ее спецслужбами, несмотря на неоднократные заявления официальной Москвы о ее непричастности к деятельности «Вагнера». На официальном сайте интернет-издания «Новая газета», например, сообщается не только об официально заключенном договоре между «Группой Вагнера» и властями Мали, но и о сумме оплаты услуг компании, исчисляемой в 10 миллионов долларов в месяц. В чем конкретно будут состоять обязанности сотрудников «Группы Вагнера» на территории республики, и каковы будут пределы их компетенции, пока не сообщается.

Реакция Елисейского дворца

Как говорится в одной известной книге: «блажен, кто верует». На данный момент, если отбросить слухи, ситуация в Мали выглядит следующим образом. Французский контингент сокращается и в новом, основательно уменьшенном, формате продолжает нести службу на территории Мали в составе международных миротворческих миссий. ЧВК «Группа Вагнера», по сообщению агентства «The Insider» с октября ведет переговоры с официальным Бамако о сотрудничестве. Вследствие нехватки у правительства Мали денег для оплаты услуг «вагнеровцев», часть оплаты предполагается совершить путем передачи компании концессий на разработку малийских недр – золота, магния и фосфора. Примерно по той же схеме происходит взаимодействие «Группы Вагнера» и с официальными властями Центральноафриканской республики.

Переговоры пока еще не завершены, а вот объемы поставок гуманитарной помощи из стран Евросоюза в Мали уже сократились. Также приостановлена финансовая помощь Бамако, Елисейским дворцом объявлено о намерении ввести санкции в отношении пришедшей к власти военной хунте во главе с полковником Гоитой, который на сей день является главой республики, а де факто – узурпатором верховной власти. На данный момент Евросоюзом приостановлены выплаты финансовой помощи Мали в размере 70 миллионов евро, а также заморожены все программы кредитования. Стоит отметить, что в ходе их реализации Парижем в отношении Бамако предоставлялись ежегодные кредиты объемом 40 миллионов евро.

Поставит ли Черный континент на «темную лошадку»?

Компания «Группа Вагнера» на данный момент осуществляет работу в рамках заявленной деятельности на территории Ливии и Центральноафриканской республики. Если говорить о чаяниях официального Мали, которые «вагнеровцы» должны будут воплотить в жизнь, возникает вопрос: каковы именно эти самые чаяния? Дело в том, что угроза развития терроризма на территории Мали существовала и продолжает существовать. По заявлению нынешних властей в Бамако, французы не смогли установить контроль над ситуацией, поэтому необходимо принимать иные меры. Соответственно, возникает нужда в привлечении «кризисных менеджеров» с других сторон.

Если считать информацию «The Insider» об интересе «вагнеровцев» в отношении ресурсов Мали достоверной, то картина складывается следующая. Ресурсы, находящиеся на территории республики, представляют гораздо большую ценность, нежели требуемые в качестве оплаты услуг суммы, которые тоже, прямо скажем, не малы. Расходы по смене «кризисного менеджера» выглядят просто ужасающими по своим объемам, по крайней мере, относительно объема ВВП на душу населения (составляет 926 долларов США в год при населении порядка 15 миллионов человек). Особенно если учесть узость эффективного сектора малийской экономики, не выходящей из состояния стагнации. Преодолеть это состояние на данный момент возможным не представляется, поскольку страна находится в состоянии, близком к хаосу. Говоря об этом, помимо постоянно довлеющей над обществом угрозы терроризма, стоит отметить низкоэффективную сырьевую экономику экстенсивного типа, низкий уровень образования и медицины, а также постоянные смены властных режимов, причем смены, происходящие досрочно и насильственным путем.

Отсюда возникает вопрос. Если уж неугодны стали французы, с которыми Мали объединяют помимо сотни лет совместного существования и современные экономические и культурные связи, то какие мотивы в состоянии объяснить столь кардинальные перемены? Ранее борьбу с терроризмом в Мали осуществляло развитое государство, которое использовало собственную регулярную армию с ее ресурсами. Помимо того, оно же предоставляло финансовую помощь (читаем: безвозмездную, поскольку возвращать ее явно нечем, да и некому – власть меняется постоянно), кредиты и помощь гуманитарную: продуктами питания, медикаментами, одеждой и обувью – всем тем, что теперь властям Мали придется покупать для собственного населения за деньги.

Альтернатива – сотрудничество с частной военной компанией, происхождение, руководство и финансирование которой является лишь достоянием слухов и не подтверждается официально никем. Компанией, не имеющей какой-либо официальной регистрации и национальной принадлежности, но, согласно тем же слухам, имеющей мощную материальную базу и многочисленный личный состав, поставляемый по принципу «столько, сколько нужно». «Темная лошадка», одним словом.

Теперь, даже если слухи о приходе «Группы Вагнера» в Мали окажутся лишь слухами, официальный Бамако остался со своими проблемами фактически один на один – речь идет о туарегских националистах, эмиссарах Аль-Каиды, проблеме распространения ВИЧ и прочем. Поддержки извне не будет, ее уже нет. Но и приход «вагнеровцев» и начало разработок ими недр – едва ли само по себе хороший вариант. Фактически речь идет о сдаче части территории государства в бессрочную аренду (все равно, что собственность) иностранной частной компании. При этом компания эта будет осуществлять де-факто безопасность исключительно собственную и собственных активов, созданных на означенной территории. При этом безопасность мирного населения и перспектива улучшения внутриполитической обстановки в стране, буде таковые и произойдут, будут скорее издержками и случайностями, на основной процесс не влияющими. Кстати, фактических возможностей контроля у официального Бамако в отношении «новых варягов» не будет.

Сui prodest?

Если, согласно элементарной логике, ситуация для государства Мали уже складывается довольно нелицеприятно, кому же такое положение вещей может быть выгодно? Да и найдутся ли такие? Выгодно подобное развитие событий будет лично Ассими Гоита и возглавляемой им хунте, так как на данный момент военные чины, пришедшие к власти в Мали, находятся во главе государства незаконно, сам Гоита пребывает в статусе президента переходного периода. Этот период должен (исключительно по слухам, ничем не подтвержденным) закончиться в начале 2022 года, когда на территории Мали должны состояться (якобы должны, конкретной даты не существует) законные демократические выборы Президента и Парламента. Мировая политическая общественность ожидала именно этого и с этой целью осуществляла в отношении республики меры по военной, политической и экономической поддержке.

Выборы 2022 года в Мали должны, по крайней мере, формально, вернуть страну в «легитимную зону», на путь демократического развития, поскольку череда военных переворотов, дополненная постоянными внутренними проблемами, грозит превратить страну в авторитарное государство или даже диктатуру. И именно этот процесс затягивается полковником Гоитой под прикрытием фраз о «внутренних делах суверенного государства». Немудрено, что и Франция и Евросоюз начали терять терпение. Кроме того, и ранее бывшее нестабильным внутреннее состояние страны, регулярно допускающее подобные крены (имеются в виду государственные перевороты), грозит обернуться на данный момент полным крушением. Ведь в то время, пока регулярные войска французской республики хорошо ли, плохо ли, но пытались обеспечить на территории страны безопасность, различные властные группировки в Бамако были заняты лишь дележом остатков и без того скудного пирога под названием «Мали». И, что характерно, для «Группы Вагнера» Бамако – уже далеко не первый пункт назначения, опыт в аналогичных  процессах на территории Африки у компании уже есть. Именно по этой причине появление «третьей силы» теоретически должно стать для Гоиты своего рода политическим противовесом. Ослабление позиций Франции и появление «Группы Вагнера» должно позволить военным удержать захваченную власть, пусть даже такой ценой.

Притом абсолютно неважно, кто конкретно за всем этим стоит, но вывод для Мали однозначен – приход «Вагнера», произойдет он или нет, полезным для страны не будет. Государство будет по-прежнему пребывать в раздробленном состоянии, и уровень жизни будет оставаться столь же низким, но с одной поправкой – только не уровень жизни руководства! Уровень террористической опасности при этом будет оставаться традиционно высоким, ибо лучшим утешением для пустого желудка всегда будет вспоротое брюхо соседа. А если в сочетание нищеты и безысходности подмешать немного религиозного мракобесия и национальной исключительности, да при этом возложить вину за все на кого-то со стороны (лучше – на самого слабого или уязвимого), дать настояться этому коктейлю хотя бы пару-тройку лет – вот, на мой взгляд, наиболее вероятный прогноз будущего республики Мали.

Ситуация в регионе продолжает оставаться критической, хотя бы в силу того, что существующие проблемы вместо путей разрешения с каждым днем получают все больший импульс для их роста. Сейчас нет ответа на вопрос, сможет ли в обозримом будущем в Мали появиться политическая сила, которая в состоянии будет перехватить штурвал опасно кренящегося корабля. Пока что наиболее вероятный вариант развития политического поля Мали – его сжатие до примыкающих к Бамако областей и военная диктатура во главе с Ассими Гоита на их территории.


3JZvaQX98dUT45Xw5ooYRmkr.jpeg

1min29

Итоги предыдущего плавания: достижения и потери

Возвращение флотилии, возглавляемой адмиралом Картье из его второй по счету экспедиции в «страну канад» было встречено королем с ощутимой холодностью. Результат отношения монарха был вполне ожидаемым – Франциск I рассчитывал на большее, нежели десяток американских аборигенов, несколько связок шкур и отчеты экспедиции, в которых перечислялись перенесенные моряками трудности и лишения. Да, корабли привезли золото, и это было, пожалуй, самым весомым итогом экспедиции. Но золота было мало.

Команда Картье, неважно по каким – объективным, или не вполне, причинам, не смогла пройти пороги на реке Святого Лаврентия. Поэтому адмирал не вошел в контакт с другими племенами ирокезов, и, соответственно, не смог наладить широкомасштабную торговлю мехами. Лаврентийские ирокезы одни не могли удовлетворить спрос французского рынка, поэтому пушная торговля, которая могла заинтересовать короля и крупных негоциантов, становилась хотя и перспективным, но все же весьма отдаленным проектом. И проект этот требовал новых вложений – денег, меновых товаров, кораблей, судовых команд и оружия.

Легендарная страна Сагеней – аналог испанского Эльдорадо, якобы лежащая за порогами реки Святого Лаврентия, для французской монархии была тем «локтем», который невозможно укусить, как ни старайся. И все ее воображаемые богатства, золото, серебро и медь, равно как и путь в Индию и Китай, продолжали таять во влажной туманной дымке, окутывавшей мечту Картье, и не позволявшей заглянуть за ее пелену.

Сделанные адмиралом за две экспедиции открытия и исследования значили довольно много. Их ценность заключалась в том, что они обозначали путь в Северную Америку – путь реальный, исследованный, проторенный и на момент возвращения команды Картье, пройденный не единожды. Анализ двух плаваний позволял рассчитывать будущие маршруты, что способствовало их оптимизации и формированию верных логистических решений в будущем. Теперь французским мореходам было известно, сколько дней занимал путь до Ньюфаундленда. Они знали, что обогнуть остров и попасть в залив Святого Лаврентия можно двумя путями – через пролив Белл-Айл с севера и через пролив, разделявший острова Кейп-Бретон и Ньюфаундленд с юга. Картье нанес на карты удобные корабельные стоянки, источники пресной воды, места тюленьих лежек и острова, где находились гнездовья гагарок.

Теперь путь в «страну канад» имел вид вполне нормального для тех времен морского маршрута, позволявшего максимально быстро и относительно комфортно прибыть в Новую Францию после пересечения Атлантического океана. Недостаток у всех обстоятельств был лишь один: Картье потратил на две экспедиции значительные суммы из королевской казны, возмещать которые было нечем. Он брал эти деньги в расчете на богатые прибыли от торговли азиатским товаром – китайскими чаем и опиумом, индийским шафраном и сандаловым деревом, тканями, пряностями и специями.

Ничего этого он не обрел, и оба его проекта закончились если не крахом, то, во всяком случае, были далеки от обозначенных задач. Кроме того, он потерял один из кораблей, составлявших его флотилию, а также около четверти личного состава экспедиции в виде безвозвратных потерь.

Европейские реалии и американские перспективы

Кроме того, обстановка в Европе и самой Франции была достаточно сложной. В Париже и Лионе то и дело вспыхивали стачки ткачей. Внутри страны король проводил активную политику укрепления своей абсолютной власти. На территории Европы (от Фландрии до Италии) Франция вела постоянные войны с Испанией за право быть лидером среди европейских государств. Спор о том, чьи руки будут вращать маховики общеевропейской политики, продолжался около полувека, и главным противником французской короны в нем были испанские Габсбурги.

Все эти сложные процессы требовали значительных и постоянных расходов, и большая политика делалась уж никак не на американских берегах. Их освоение и покорение пока были уделом авантюристов-одиночек, джентльменов удачи, голодных волков без дома, креста и угла, надеявшихся нагнать счастье, как стая раненого лося, и мертвой хваткой зубов и когтей вцепиться в его горло.

Третья попытка – начало подготовки новой экспедиции

На пять лет адмирал Картье оказался не у дел. О нем не забыли, просто его проекты перестали вызывать интерес, и зажегшееся прежде по отношению к ним возбуждение монарха и двора постепенно угасло. Его ни в чем не обвиняли, но и перспектива  дальнейшей службы была весьма туманной. И лишь 17 октября 1540 года Франциск I приказал ему начинать подготовку следующей – третьей по счету – экспедиции в Новую Францию. Задачи на сей раз определял сам монарх, и главным его заданием, в исполнении которого было поручено участвовать Картье, была колонизация «страны канад». Подготовка экспедиции началась.

Новые цели в Новой Франции

Описывая тот спектр задач, который был поручен Франциском I Жаку Картье, следует выделить главную из них – задачу по колонизации новоприобретенных краев. Будучи практичным человеком, король предпочел синицу в руках журавлю в небе, и из всех вариантов выбрал наиболее сложный и долговременный, но зато самый верный, долженствующий принести гарантированную пользу от использования новых владений французской короны. Итак, Новую Францию решено было колонизировать. Это означало, что в новое плавание будут отправлены корабли, несущие на себе не только судовые команды, но и семьи колонистов. Ключевыми моментами колонизации – то есть осваивания, являлись постоянная жизнь на новой территории, обработка земель, создание новых жилых поселений и административных центров.

В процессе «пускания корней» на новых землях ключевая роль должна была принадлежать женщине, поэтому в колонисты вербовались семейные пары и семьи с детьми. Без семейной жизни колонизация края была невозможной, ведь одиноких мужчин на земле вряд ли что-то могло удержать. С той же целью впоследствии  планировалось после основания поселений на новых землях дополнительно организовать завоз в колонии женщин, дабы колонисты-мужчины имели больше возможностей создавать семьи на месте. Женщин, согласно королевскому плану, надлежало набирать по добровольному желанию из сиротских приютов при монастырях, из числа вдов, бесприданниц, женщин легкого поведения, желавших покончить со своей профессией и выйти замуж, а также всех тех, которые по разным причинам не обрели мужей и не стали матерями семейств на родине.

Для женщин, которые могли бы выразить желание поехать в Новую Францию для замужества и жизни там, королевской казной выделялись определенные суммы на покупку приданого – предметов одежды, домашней утвари, посуды. Кроме того, поселенцев предполагалось обеспечить домашним скотом для того, чтобы они могли начать хозяйствовать с самых первых дней пребывания на новом месте. С этой целью на корабли планировалось погрузить верховых и упряжных лошадей, молочных коров и племенных быков, коз, овец и домашнюю птицу.

Организация торговли пушниной

Новые поселения, которые предполагалось основывать вдоль канадских рек, должны были быть сосредоточены вокруг военных укреплений – фортов. Форты предполагалось основывать в качестве опорных пунктов и административных центров. На территории фортов должны были располагаться французские военные гарнизоны и администрация, а поселенцы, обрабатывающие землю, должны были содержать их, поставляя продукты и, при необходимости, создавая ополчение. Гарнизоны фортов, в свою очередь, должны были защищать колонистов и следить за порядком в округе. При этом главной задачей солдат и администрации были организация и контроль торговли пушниной. Превосходные американские меха бобров и куниц, выдр и горностаев – вот в чем заключалась главная цель колонизации девственной территории Новой Франции. Но этот процесс требовал большого внимания и организованности. Добычу пушного зверя планировалось вести самостоятельно и одновременно наладить скупку шкурок у индейцев. Для этого требовалось установить контакты с вождями племен, заинтересовать их колониальными товарами, убедить приносить шкуры в поселения белых.

Здесь была некоторая сложность, поскольку традиционные принципы обмена у индейцев были слабо развиты. Каждое племя производило для себя все, что было нужно в быту, денег или их эквивалента не было, а в силу этого не было и необходимости в товарном обмене. Если все же такая потребность возникала, племена участвовали в обмене коллективно. Для того чтобы избежать возможных ссор, могущих произойти в ходе торга, племена оставляли то, что подлежало обмену, в специальных местах возле селений или у пересечения троп, чтобы меновые товары можно было свободно забрать, минуя контакт продавца и покупателя.

Кадровые перестановки в руководстве экспедиции

Жак Картье был занят подготовкой новой экспедиции, которая должна была быть организована с учетом новых реалий на принципиально ином уровне. В грезах он видел себя наместником целой страны, пространства без конца и края. Этим может быть объяснено то рвение, с которым он приступил к составлению планов относительно нового похода и претворению их в жизнь. Однако судьба сыграла с адмиралом весьма недобрую шутку. Картье не суждено было стать наместником «страны канад»: 15 января 1541 года Франциск I назначил главой новой экспедиции Жана-Франсуа де Роберваля.

Личность де Роберваля является достаточно яркой иллюстрацией типа людей, вписавших свои имена в летопись истории открытия Нового Света. Дворянин по происхождению, он проявил храбрость при участии в Итальянских кампаниях Франциска I против испанцев. В качестве награды, был удостоен королевской аудиенции и через какое-то время стал личным другом и доверенным лицом монарха. Имел весьма удачный опыт занятия пиратством в Карибском море.

Финансирование новой экспедиции в Канаду осуществлялось частично на его средства, добытые этим способом. Говоря об этой странице его биографии, стоит отметить, что под черным флагом с «Веселым Роджером» Жан-Франсуа де Роберваль ходил как обладатель каперского патента. Патент представлял собой грамоту, удостоверявшую нахождение капитана пиратского корабля на королевской службе. Королевская казна вооружала капера, предоставляла ему порох и провиант, получая взамен процент добычи от удачно совершенных им морских грабежей.


1606990446_851.jpg

1min5

Жан-Франсуа де Роберваль получил не только назначение в качестве командира экспедиции. Вместе с этой должностью ему было присвоено звание лейтенант-женераля Новой Франции. Отныне он представлял персону короля в новых землях, обладал правом говорить от его имени. Его слово было словом короля, его печать значила в Канаде то же, что и личная печать Франциска I в Париже. В его руках были сосредоточены управление армией и финансами, торговля, промыслы и налоги. Он имел право осуществлять от имени французской короны дипломатическую деятельность, вести переговоры, как с коренными народами Америки, так и с представителями других европейских колониальных администраций – испанцами, голландцами, англичанами. По данному королем праву, наместник колоний имел право объявлять на подведомственной ему территории войны по собственному почину, вести боевые действия и собирать ополчение из поселенцев, заключать мир. Капризная дама Фортуна, отвернувшись от прежнего своего любимца Жака Картье, раскрыла жаркие объятия новому  фавориту – Жан-Франсуа де Робервалю.

Отплытие

Крайне раздосадованный Жак Картье был назначен всего лишь штурманом экспедиции. Он получил задачу чрезвычайно узкого профиля – доставить во владения французской короны экспедицию во главе с Робервалем и выполнять его распоряжения. Но в очередной свой поход в Новую Францию, несмотря на понижение в должности, Картье все равно отправился в качестве адмирала. Дело в том, что экспедиции пришлось разделиться. Де Роберваль вынужден был задержаться во Франции, поскольку дожидался завершения подготовки к отплытию. Нужно было дождаться момента подвоза артиллерии и боеприпасов для утверждения военной мощи французской армии на новых землях.

Жак Картье отплыл 23 мая 1541 года из порта Сен-Мало. Под его началом на этот раз вышло в поход пять кораблей, которые везли более полутора тысяч человек на поселение в Новый Свет. Начало экспедиции складывалось весьма неплохо. Столько судов и людей Картье вел под своим началом в первый раз. Де Роберваль ждал завершения отгрузки во Франции, а пока его отплытие оставалось под вопросом, главой экспедиции продолжал оставаться сам Жак Картье.

Возвращение на берега Ошелаги

Флотилия Жака Картье прибыла в поселение ирокезов Стадакона 23 августа 1541 года. Дружественные когда-то лаврентийские ирокезы, подданные вождя Доннаконы, встретили своего «бледнолицего брата» весьма сдержанно. Дело в том, что из десятка ирокезов, решивших отправиться во Францию вместе с Картье, назад не вернулся ни один. История умалчивает о том, что с ними случилось, но факт остается фактом. Жак Картье объявил о смерти вождя Доннаконы, а также о том, что остальные индейцы решили не возвращаться домой и теперь живут в стране белых людей. Новые главы племени восприняли слова адмирала скептически.

Старый форт, построенный во время предыдущей экспедиции французов, тот самый, где Картье вместе со своей командой претерпевал лишения и перенес эпидемию цинги зимой 1535–1536 годов, обветшал и пришел в упадок. Кроме того, с учетом изменения отношений с ирокезами, экспедиции требовалось заложить новое укрепление, которое и должно было стать началом исполнения главной задачи похода – колонизации Канады.

Флотилия, возглавляемая Картье, поднялась на несколько миль выше по течению реки Святого Лаврентия. Здесь адмиралом было замечено удобное место. При впадении в реку Святого Лаврентия реки Кап-Руж был обнаружен высокий мыс, на котором Картье приказал заложить новый форт, который назвал Шарльбур-Руаяль. Поселение получило свое имя в честь Карла II, герцога Орлеанского, третьего по счету сына короля Франциска I.

Место было выбрано удачно. Форд был заложен на высоте 40 метров, с нее открывался отличный обзор на реку и ее побережье. Укрепление состояло из двух фортов – укрепленных оборонительных комплексов. На возвышенности находился Верхний, в котором должен был жить гарнизон. Там же хранились основные запасы продуктов и пороха. На берегу реки Кап-Руж находился Нижний форт, который должен был использоваться как пристань, место для выгрузки и загрузки товаров. Там находились торговые склады. Первоначально население обоих фортов насчитывало около четырех сотен человек. Позднее, в 1608 году в этом месте суждено было возникнуть городу под названием Квебек, позже ставшему центром одноименной провинции.

 В поисках страны Сагеней

Тем временем Картье решил подняться выше по течению реки Святого Лаврентия и, по возможности, обойти пороги, которые заставили его остаться на тяжелую зимовку в 1535 году. В ходе своих поисков, ему удалось найти кристаллы, похожие на неограненные алмазы и образцы руды, содержащие прожилки металла, принятые им за золото. Два корабля из пяти были нагружены добытым сырьем и отправлены во Францию 2 сентября 1541 года. Впоследствии выяснилось, что то, что Жак Картье по ошибке принял за алмазы и золото, оказалось железным пиритом и кварцем. Тогда же во Франции родилась поговорка: «фальшиво, как канадские алмазы».

Пороги, лежавшие перед баркасами, на которых прибыла команда Картье, были столь же недоступны, как и шесть лет назад. На сей раз главным препятствием стала враждебность местных ирокезов. Со смертью вождя Доннаконы индейцы стали относиться к французам крайне недружелюбно. Они не поверили словам Картье о том, что их соплеменники по доброй воле остались во Франции. Кроме того, многим пришлось не по нраву то, что бледнолицых так много, а также тот факт, что пришельцы объявили  канадские земли принадлежащими королю Франции. Картье не смог найти среди ирокезов переводчиков и проводников, поскольку никто из них не согласился ему помогать. Стараясь не допустить проявлений открытой вражды, адмирал отдал приказ возвращаться в форт Шарльбур-Руаяль. И снова, как шесть лет назад, диковинная страна Сагеней лишь подразнила пришельца своей близостью, не пожелав открывать ему своих тайн и в этот раз. Французы отступили, и стали вновь готовиться к зимовке.

Кровь на снегу

Зима 1541–1542 года поначалу не предвещала особенных трудностей. С цингой моряки боролись при помощи отвара анедды, запасов мяса и рыбы должно было хватить до весны. Но беда пришла со стороны ирокезских поселений. Индейцы вырыли томагавк войны. С момента установления первых контактов ирокезы вели себя дружелюбно. Их вожди и воины, привлеченные подарками, чаяли для себя больших выгод от грядущей торговли. Нынешний приход бледнолицых убедил индейцев, что выгоды те ищут только для себя, и прибыли они затем, чтобы покрыть своими поселениями всю «страну канад». Контактируя с европейцами, краснокожие убедились, что те – не боги, а люди. А если так, то с ними можно воевать.

Говоря о войне французов с канадскими индейцами, стоит сказать несколько слов о том, что представляла для последних эта война. Для индейца она была привычным состоянием, таким же, как охота, голод, кочевая жизнь. Но если охотились они для добывания шкур и пищи, кочевали вслед за миграциями зверя, то воевали индейцы исключительно ради доблести. Война была самым быстрым социальным лифтом в индейском обществе. Чем опытнее воин, тем больше у него шансов стать вождем, тем лучше он питается и тем больше у него жен. Войны велись для прохождения подростками обрядов инициации – юноша становился воином лишь тогда, когда приносил из похода вражеский скальп.

Военная традиция всех без исключения племен североамериканских индейцев предполагала скальпирование – снятие волосистой части кожи головы поверженного врага в качестве трофея. Добыть скальп считалось честью, ими украшали щиты и копья, стены жилищ, а в прериях, лежащих южнее Канады – лошадиную сбрую. Воины сооружали на своих головах сложной формы прически из волос, бисерных лент и перьев для того, чтобы красотой своего скальпа побудить противника вступить в поединок. При этом считалось позором и недостойным мужчины делом стрижка волос или бритье головы. По мнению индейцев, таким образом могут стараться сберечь свой скальп только трусы. Лишь слабые и робкие люди намеренно портят свои скальпы для того, чтобы воины других племен брезговали их снятием. Индейцы брали трофеи, но чуждались грабежа. Они не преследовали бегущего противника, не старались истребить всех его воинов. Этому они научатся лишь спустя пару веков у лучших учителей мира – англосаксов. Традиционно объектами для войны всегда были соседние племена. С соседями всегда есть из-за чего конфликтовать, будь то охотничьи угодья, границы расселения племен или старые кровные счеты. Для начала войн повод обычно нужен не был. Когда воин хотел, он раскрашивал лицо киноварью, охрой и глиной, брал нож и томагавк, лук и стрелы, и отправлялся по тропе войны за скальпами.

Подобная система ценностей ирокезского воина полностью применялась и по отношению к европейцам, оставшимся на зимовку в Шарльбур-Руаяле. Каждый раз команды, высланные из форта за водой на реку, на рубку дров или в лес на охоту, прислушивались к звенящей тишине бескрайних канадских лесов. И в морозном безмолвии то и дело раздавалось из-за кустов шуршание тетивы, которое предваряло полет ирокезских стрел. И тогда лесную тишину разрывал гортанный вой индейских боевых кличей. Среди столетних кедров стрелы спорили с пулями, а французские шпаги и абордажные тесаки скрещивались с индейскими охотничьими ножами и томагавками. Почти каждый поход в лес или на реку стоил европейцам потерь.

Караульные на стенах фортов ночи напролет жгли костры и, несмотря на лютые морозы, не снимали стальных доспехов. Однажды в холодную февральскую ночь ирокезы предприняли нападение. Они тайком подкрались к стенам, у основания которых была темная непросматриваемая зона. После того, как им удалось там собраться, раздался боевой клич и при помощи длинных шестов воины, зажав в зубах рукояти ножей и томагавков, стали перелезать через стены.

Артиллерия стала бесполезной, ручное огнестрельное оружие не могло использоваться для залпового огня, одиночные же выстрелы сдержать обезумевших ирокезов не могли. Началась рукопашная схватка. В неверном свете факелов и начавшегося пожара снег стал казаться черным от пляшущих теней и пролитой крови. Та ночь стоила защитникам форта более 35 человек убитыми. Потери ирокезов были также весьма значительны, но индейцы имели возможность восполнять свои потери, а французы – нет. Форт находился на осадном положении до начала лета 1542 года.

Назад, во Францию!

В начале июня Жак Картье отдал приказ готовиться к отплытию. О преодолении порогов на реке Святого Лаврентия, равно как и о достижении страны Сагеней, нечего было уже думать. Оставшиеся в живых поселенцы и матросы были измотаны ощущением постоянной опасности, которая летом стала еще  более угрожающей. Их ряды с каждым днем таяли. Фактически, адмирал не имел выбора. Ирокезам некуда было торопиться, природа была на их стороне, устраивать стычки и нападения они могли до тех пор, пока ими не был бы оскальпирован последний француз. Картье, опасавшийся подобного исхода, и предвидевший его, не стал дожидаться полного истребления и отдал приказ уходить.

Спустя немного времени, корабли его флотилии прибыли в порт Сент-Джонс на остров Ньюфаундленд. Там Картье встретил корабли, прибывшие из Франции под командованием де Роберваля, которому он поведал о своей участи. Де Роберваль приказал Картье ложиться на обратный курс и сопровождать его флотилию обратно, в форт, основанный адмиралом на берегах Ошелаги. Разочарованный и обозленный, Жак Картье той же ночью тайно поднял паруса и покинул порт, взяв курс на Францию.

Участь колонизаторов и судьба французских колоний в Канаде

Канадская эпопея Жака Картье, принесшая ему известность, славу и адмиральский чин, поставила жирную точку в его карьере. Завершилась одновременно и его деятельность в качестве флотоводца, и в качестве офицера на королевской службе. По прибытии во Францию Картье не был предан суду за дезертирство и неисполнение приказа, но и на дальнейшую службу его больше не приглашали. Он умер в полной безвестности.

Заслуги Жака Картье были признаны лишь много-много лет спустя. Сейчас его судовые отчеты, прошедшие художественную обработку, выполненную одним из его спутников, хранятся в коллекции Национальной библиотеки Франции. Также дневники его походов, изданные после его смерти на итальянском и английском языках, хранятся в государственных архивах этих стран. В родной Бретани, в городе Вуазен-ле-Бретон находится улица, названная в честь Жака Картье, а в канадском городе Монреаль его имя носит центральная городская площадь.

Жан-Франсуа де Роберваль, отправившийся на реку Святого Лаврентия, пробыл лейтенант-женералем французской Канады до лета 1545 года, когда колонисты, обессиленные стычками с ирокезами и суровыми условиями жизни, решили вернуться во Францию. После возвращения домой де Роберваль успешно продолжил карьеру капитана каперского судна в Карибском море. В 1560 году он погиб на улицах Парижа от рук разъяренных религиозных фанатиков.

На этом история освоения Французской Америки прерывается на несколько десятков лет. В конце XVI века ей суждено продолжиться, но на этот раз ее чистых страниц коснется перо, вложенное в другие руки.


Михаил05.01.2022
278-velikaya-francuzskaya-revolyuciya-itogi_1-1280x732.jpg

2min106

Сегодняшний мир ясно показывает нам, что грядут серьезные перемены – передел территорий, власти и финансов. Хаотичные конфликты, вспыхивающие и гаснущие в различных областях земного шара, молчаливое перетягивание финансового «одеяла» среди государств, имеющих превосходящие силы в сферах военных или продовольственных, говорят о скорых переменах прямо. В историческом пространстве существуют примеры подобных кризисных ситуаций, но глобальных революций, аукающихся до сих пор, лишь две. Расскажем подробнее об одной из них.

Небольшое предисловие… Интересный и говорящий случай связан с посещением Китая президентом США Ричардом Никсоном в 1972 году. Дипломат принимающей стороны Чжоу Эньлань на вопрос «Какими вам представляются последствия буржуазной революции во Франции?» сказал: «Слишком рано для ответа на этот вопрос». Отчего вокруг истории этой революции столько десятилетий ведутся споры, а историки единодушно считают ее уникальной в масштабе целой планеты? 

Первопричина восстания

Что же послужило толчком к такой резкой перемене в политике государства? Первым делом, вспомним, что человек в любой ситуации стремится к свободе. Желание быть свободным для большинства людей означает возможность овладеть определенными умениями и навыками, чтобы получать достойную оплату своих талантов. Затем, получив финансовую оценку своему труду, он оказывается со стороны потребителя – интересуясь товарами и услугами лично для себя. Подобный «круговорот услуг» сильно влияет на развитие технического прогресса и экономики государства, поскольку идет возрастание потребления, которое необходимо удовлетворять постоянно.

Похожие явления начались довольно давно, и не только во Франции. Еще со средних веков европейские «предприниматели» того времени выводили в собственность и развивали производство в различных организациях: фабриках, мануфактурах, и прочих ресурсах. Началось накопление капиталов. В теории экономики эти явления привели бы к капитализации производства, однако – главой государства оставался король, который сильно тормозил развитие этих процессов. В течение долгого времени ничего не менялось, ведь единоличная власть главы страны никак не способствовала изменению уклада.  С такого положения дел и началась история восстания: наиболее крупных мануфактурщиков перестала устраивать неизменная бесправная позиция «третьего сословия».

С начала XVIII века в просвещенных кругах высших сословий постепенно выстраивалось понимание необходимости реформ. Общество оказалось запутано в неменяющемся старом порядке, где погрязли в коррупции даже самые мелкие служащие, система управления страной изжила себя и вносила только хаос. К тому же, влияние короля на умы просвещенной молодежи стремительно сводилось к нулю. Наиболее яркие представители мыслителей того времени выдвигали мнение, что власть монарха своего рода узурпация, как в отношении сословий и мануфактур, так и в отношении прав всех граждан своей страны. 

В итоге, изменения и реформы медленно, но верно, начали появляться.

В течение нескольких лет, предшествовавших революции, продолжались события, косвенно ставшие очередной причиной для начала восстания. Вот некоторые из них: финансовый кризис из-за участия в войне за независимость Америки, для чего постоянно брались займы; крайне запутанная и устаревшая система налогообложения; катастрофический неурожай, к которому прибавилась безработица и обрушение рынка из-за ввезенных из Британии товаров; наконец – полное нежелание власть имущих что-либо менять в системе, дающей дворянству и церкви почти неограниченные возможности.

Займы, постоянно требующиеся короне, брались под неподъемные проценты. Однако, когда собранные в совет дворяне и представители церкви услышали, что для выравнивания бюджета необходимо пересмотреть систему и начать налогообложение титулованных особ, они предпочли надавить на короля и выгнать с должности министра финансов Тюрго, предлагавшего несусветную чушь. Это один ярких примеров торможения даже самых простейших перемен в законодательстве государства без вмешательства революционно настроенных деятелей.

К XVIII веку стабильно богатеющая буржуазия имела много рычагов давления в виде земельных наделов и денежных средств. Однако, у них не было одного – прав. На социальной лестнице они стояли на одной ступеньке со своими работниками. Монархия не предполагала знака равенства между понятиями «богатство» и «привилегированность». Именно буржуа, с призывом «во имя чести и справедливости», в 1789 году подняли простых людей на демарш, превратившийся в революционную деятельность. Так началась Великая Французская революция.

Как результат, за 10 лет было истреблено все, напоминающее монархическую власть, а зачинщикам революции пришлось взять на себя не только свободу в экономической деятельности, но и политические обязанности. Из положительных моментов для народа – была упразднена охота на ведьм, продолжавшаяся не менее трехсот лет. В 1791 году перестали определять ведовство, как наказуемое законом деяние. Хотя и не отрицали существования этого явления. Можно сказать, что подобное решение на уровне государства стало первым крупным шагом в деятельности по защите прав женщин, поскольку непосредственно на них и велась охота, как на ведьм. 

Именно отсюда, в итоге, развилась идея о равных возможностях полов. 

Отличия от прочих революций

За несколько десятков лет до событий во Франции уже имела место еще одна революция – в Англии. Представители буржуазии в 1648 году поставили ту же цель – упразднение монархического строя, но потерпели неудачу. Почему так вышло? Англичане использовали возможности буржуа, с их финансовой помощью, и дворянство, заинтересованное в прогрессе, но слабо представляющее, что конкретно придется сделать после свержения монарха. Французы же вышли вместе с простым народом, который не стеснялся выдвигать требования и следить за их выполнением. Крестьяне и простые рабочие создавали комитеты, в которых уже самостоятельно решали возникающие вопросы. В будущей Республике с самого начала народ передал власть над страной правящей верхушке, как особое поручение. Если не выполнить его – позор ляжет на головы революционеров. В то время, для привыкших к многовековому строю людей, такой подход казался невиданным и крайне прогрессивным. В этих условиях и зародилось настоящее демократическое общество. 

На несколько десятков лет позднее французской, началась революционная деятельность в Германии. 1848 год отметился Мартовским переворотом. Но, свою роль сыграла удаленность организаторов от действительных интересов народа. Главой Национального собрания страны стал барон Генрих фон Гагерн, на временное управление администрации союза Германии был поставлен эрцгерцог Иоанн Австрийский. Такое положение не устроило ярых антиимперцев, которые увидели здесь ту же систему, что и была при монархии.

Зачем же тогда на алтарь свободы принесено столько жертв? Ввиду невозможности, или нежелания, договориться диалог у правящей верхушки не состоялся. В процессе оживленных дебатов они вдруг поняли, что и защиты у них тоже нет – армия не перешла под их управление. В это же время, пока велись дискуссии о «высоком» – свобода слова, права граждан и прочее, монархисты собрали силы для возврата власти.

Споры длились даже во время жестокого подавления переворота и казни члена Национального собрания, коим был революционер и демократ Роберт Блюм. Консенсус так и не был найден: кто должен править в стране – республиканская власть или же монарх? После жесткого подавления переворота около миллиона граждан, имевших отношение к перевороту, уехали из Германии, поскольку перспектив на дальнейшую жизнь здесь уже не было.

Тем временем Карл Маркс внимательно изучал ВФР и переносил свои мысли в будущий знаменитый труд. Сам он, хоть и полагал, что власть должна быть у народа, был согласен с управлением Франции буржуазией. По его мнению, на тот момент еще не был сформирован достаточно подготовленный пролетариат – Маркс называл данную прослойку общества «плебсами» и «предпролетариатом». 

Одновременно с этим, как он считал, было велико значение прослойки буржуа: ведь именно эта часть общества впоследствии создаст оружие, которое уничтожит ее – пролетариат.

Есть полное основание заявлять, что учения о социализме, коммунизме и прочих течениях, которые мы имеем сейчас, вышли непосредственно из революционных событий 1789 года. Именно эти принципы и составили основу европейской политики.

Объединение провинций

До известных событий во Франции не было единого понятия «государство». Во время переворота созрело и понимание, что необходим новый принцип понимания государственности и его построения. Начать решили с объединения провинций и создания централизованной власти. До этого времени в каждой из присоединенных земель был свой порядок – быт, традиции, произношение. Границы строго охранялись таможенниками, которые занимались сбором оплаты проезда через границу. Кроме пошлины за проезжающего, заплатить нужно было и за товар. Все, что падало с повозок, тут же изымалось в пользу здешних жителей. Возможно, отсюда и появилась поговорка: «Что упало, то пропало».

Доказано документально, что есть и такие провинции, где местное население абсолютно не причисляло себя к французам. Они отрицали какую-либо причастность к политическим делам Франции и предпочитали стоять в стороне. Но, после революции все поменялось в корне. Поэтические наименования Гасконь, Бургундия и прочие заменили на обозначения, соответствующие географическому положению – Марна, Монблан, Сена и так далее. Все департаменты наделили равными правами и возможностями.

В 1789 году произошло изменение титула главы государства, а также и его статуса – теперь король не мог единолично объявить войну или издать закон. У власти он оставался лишь номинально, тогда как все привилегии и законодательная власть перешла к Национальному собранию. Его Величество мог назначать министров, но не имел права бесконтрольно запускать руку в казну государства. 

В 1790-м году был издан декрет, в котором отменили институт дворянства и упразднили все титулы. Более никто не имел права называть себя данным от рождения титулом, все граждане Республики могли именоваться лишь собственным именем и фамилией главы семейства.

За этим последовала полная реорганизация административного центра: вместо статс-секретарей и королевских советов были назначены 6 министров, отвечающих за 6 ведомств. На местах – в городах и прочих населенных пунктах люди организовали самоуправление, отменив всех поставленных центральной властью должностных лиц. 

Национальный язык

Кроме всего прочего, само понятие «нация» зародилось именно во время этих событий. Сословия упразднили, был провозглашен постулат абсолютного равенства перед Фемидой. Суверенитет монарха, решающего вопросы назначения на должность, сменил суверенитет нации. Право голосовать и избираться обрели все граждане страны, даже в церкви чины духовенства стали выборными. Тогда же поставили вопрос об общем языке – было принято решение сделать французский язык основным. В XVIII веке человек, живущий в любой из провинций, не всегда понимал столичного жителя – они разговаривали, как будто, на разных языках. Эту проблему решили, организовав начальное и среднее образование для детей рабочих и крестьян. Так легче всего было сделать из будущего гражданина настоящего патриота, великолепно владеющего родным языком. 

На сегодня – много ли подданных Франции желают изучить какой-либо другой язык?

Через хаос к порядку

В конце лета 1789 года приняли Декларацию прав человека и гражданина. Это означало равноценность каждого человека перед законом от рождения. Свободы и права были объявлены естественными, каждый мог выражать свое мнение, не боясь быть арестованным за неосторожное высказывание.

Когда королю принесли на утверждение этот документ, он долгое время отказывался его подписывать, как и прочие бумаги, предлагаемые Национальным советом. Однако, это пришлось сделать, поскольку сильно было давление народа. Как уже сказано выше, у его Величества осталась лишь номинальная власть…

А что же было вне стен дворца во время становления Республики, непосредственно в дни и месяцы народных восстаний? Формирование нового типа государства шло через террор и погромы. Простой люд уничтожал аристократию, вассалы, присягавшие на верность своим сюзеренам, убивали их своими руками. Городские ратуши, дома знатных людей и прочее, все подвергалось грабежам и уничтожению. За 2 первых года гильотина работала без отдыха – 20 000 человек остались без голов за противостояние революции. Остальные несколько тысяч были убиты, сражаясь за старые порядки, либо погибли от нападений. Машина смерти не останавливалась, пока на эшафот не взошел сам король Людовик XVI. Могли ли знать тогдашние вершители судеб, что и до них дойдет очередь?

Именно после этих событий во Франции появилось выражение «Революция пожирает своих детей». Во время выяснения вопроса о дальнейших действиях и судьбе страны не один человек взошел на эшафот. Теперь, когда не было препятствий в виде короля и монархического строя, требовалось понять, что же делать дальше. Основными вопросами остались – как накормить «новую нацию», и как разделаться с коррупцией.

Провозглашать лозунги и выдавать громкие слова гораздо легче, чем претворить их в жизнь. Возможностей появилось множество: Бастилия взята, дворянство почти перебито, уничтожены устаревшие порядки – казалось бы, пора начинать строить на их месте новые. Но, как это бывает – у каждого на этот счет появилось собственное мнение, а договариваться между собой революционеры не посчитали нужным. Представители каждой партии подозревали другую в желании отправить их на казнь, и не беспочвенно. 

Партия жирондистов, владеющих крупными промышленными предприятиями, постоянно пикировалась с партией якобинцев, поддерживающих опального английского короля Якоба II. Промышленники экспроприировали все богатства знати, поэтому их совершенно не интересовали предлагаемые якобинцами реформы, тем более, если они касались «нажитого непосильным трудом». Главы фракций принимали в штыки каждый законопроект, который выносился на обсуждение. В итоге, представитель партии якобинцев Сен-Жюст решил, что пора разобраться с врагами революции, пока этого же не сделали они. 

Снова зазвучал нож гильотины, отсекая головы саботирующих революционные проекты.

Но и сам Сен-Жюст не ушел от казни. В 26 лет его, отказавшегося ради идеи от всего мирского и не испытывавшего жалости к «врагам революции», также отправили на эшафот. Его однопартиец Марат, тоже предпочитавший сразу избавляться от врагов, только с помощью массовых расстрелов, погиб от руки прекрасной дамы. Молодая девушка, Шарлотта Корде, придя на прием, в ходе общения зарезала революционера. Когда ее повели на казнь за совершенное убийство, она заявила, что выполняла долг перед человечеством, и с улыбкой приняла наказание.

Еще одной интересной личностью от якобинцев можно назвать Робеспьера. Учившийся у Жан-Жака Руссо в свое время, он продвигал весьма категоричные проекты. К примеру, «упрощенное судопроизводство» – без адвокатов, с единственным решением (виновен \ не виновен), с единственным наказанием (гильотина). Решает виновен или нет, суд присяжных, а не законодательство. Стук гильотины, казалось, слился в один звук – с такой частотой она работала. Когда соратники раскритиковали подобное решение, он «опробовал» свой законопроект и на них – Дантон и Демулен тоже отправились на казнь.

Как и многие другие, Робеспьер не избежал печальной участи. Результатом сговора некоторых партий явилась его казнь. Во время ареста он попытался совершить самоубийство, выстрелив в рот, но только серьезно ранил себя. Спустя 5 лет революционной деятельности не стало Робеспьера, однако продолжилось его дело еще на несколько лет – Конвент ввел революционный трибунал, где и использовали этот принцип.

Можно ли подвести итог

На тот момент цель революционной деятельности была достигнута – сословия уравнены в правах, пережитки феодализма уничтожены. Ценой того достижения были сотни тысяч жизней, поломанные судьбы, мятежи и террор. Все же, несмотря на страшное время во Франции, идею конституционного строя приняли в Европейских государствах – просвещенные умы не в шутку обсуждали ее. Девиз «Свобода! Равенство! Братство!» зазвучал в либеральных кругах вместе с разговорами о перспективах принятия Конституции и сдерживания королевской власти. 

В то время, как для одних глав государств это был намек на проведение своевременных реформ на благо народа, для других правителей ситуация стала поводом провести ряд репрессий среди населения. 

По прошествии почти 250 лет со дня Великой французской революции все же можно оценить некоторые последствия. События 1789-1799 гг повлекли за собой помимо развития капиталистического общества, еще и развитие национального самосознания среди народов, населяющих Европу. Кроме того, европейские страны, благодаря созданию Французской Республики, впоследствии обрели собственные Конституцию и расширенные гражданские права. Окончены были феодальные войны, снедавшие ресурсы Европы. Да и весь облик политической арены был изменен. 

Процесс построения государственности, таким, как хотелось бы французским революционерам не получился в чистом виде, возможно, из-за отсутствия целостной теоретической базы. Но, именно эта попытка создать новое общество, с новыми идеями и ценностями, была взята за основу теории Карла Маркса. Созданная на основании выстраданного и более-менее отлаженного государственного строя, теория послужила для зарождения нового политического строя в совершенно другом государстве. Однако, это уже совсем другая история.


Михаил04.01.2022
eac0686341c6ea588a001f4f9165d3c9-1280x640.jpg

1min125

Врачу запрещено следующие пять лет занимать медицинский пост, а также он должен выплатить штраф 40 000 евро и отбыть условный срок в полгода лишения свободы.

В регионе Овернь-Рона-Альпы нашли медработника, подделывающего прививочные сертификаты. На данный момент уже прошел судебный процесс и вынесен вердикт – 40 000 штраф, полгода условного срока и невозможность занимать медицинскую должность в ближайшие пять лет. Эту новость сообщают иностранные СМИ со ссылкой на источник из прокуратуры региона.

Обвинение следующее: медик выдавал поддельные сертификаты бесплатно, пользуясь помощью своего сына. По возрасту он мог быть на пенсии, но пожелал продолжать работать в доме престарелых. После того, как общественность узнала о происшествии, он признался в помощи некоторым людям в получении фальшивых документов о прививке. Для этого он пользовался служебным доступом к файлам системы. Во время допроса врач заявлял, что не доверяет ни одной вакцине, поэтому и начал свою деятельность. 

Его сын, осуществлявший связь с заинтересованными людьми, получил также штраф в 3 тысячи евро, из них – полторы тысячи условно.


5e022771e4838.jpg

1min206

Если попасть во Францию не получается, нет ничего лучше, чем удобно устроиться на диване и посмотреть хорошее доброе кино о любимой стране. Небольшие обзоры лучших фильмов о стране Бальзака и Мольера вы найдете в этом материале.

О Провансе: «Хороший год»

Эстетичная картина 2006 года, в которой можно полюбоваться виноградниками, старинной виллой и проследить за судьбой лондонского бизнесмена, получившего в наследство все это богатство.

Понравится женщинам: «Осенняя сказка»

Лирический комедийный фильм 1998 с тонким юмором, в котором показаны живые неподдельные эмоции. Каково это – впустить в свою жизнь человека, когда тебе за сорок? Интересны и диалоги подруг за бокалом вина: можно почерпнуть для себя много интересного.

Опять о вине: «Возвращение в Бургундию»

Еще один красивый фильм о Франции 2017 года, действие которого происходит на винодельне в Бургундии, которую трое детей получают в наследство. Двое мечтают сохранить поместье, а один не собирается возвращаться домой из Австралии. Красивая мелодрама о тонкостях семейных отношений.

Любителям мистики: «Полночь в Париже»

Замечательный фильм 2011 года с любопытным сюжетом: наш современник переносится по воле случая в Париж 20-х годов ХХ столетия, где встречается с Пикассо, Хемингуэем, Фицджеральдом и находит свою любовь. Мелодрама, в которой есть над чем подумать.

Мелодрама по-американски: «Париж подождет»

Живописная лента 2017 года, в которой романтические французские пейзажи аккомпанируют не менее утонченным чувствам героев картины.

Для любителей многокомпонентных картин: «Париж, я люблю тебя»

Киноальманах 2006 года, в котором собрано 18 любовных историй. Все они происходят в разных парижских округах. У каждой из них – определенное настроение и атмосфера. Сюжетно истории эти друг с другом не связаны, однако объединяет их безудержная энергия города.

Для всей семьи: «Приключения Реми»

Добрый семейный фильм 2018 года, в котором развиваются такие важные темы, как дружба и верность.

В картине рассказывается о приключениях мальчика, присоединившегося к труппе бродячих артистов. Оказывается, что у него великолепный чистый голос. Вместе друзьям предстоит пройти много испытаний. Сюжет фильма действительно захватывает!

Понравится детям: «Белль и Себастьян»

Очень трогательный детский (но интересный и для взрослых) фильм о взаимоотношениях мальчика и собаки 2013 года. Та, кого считали чудовищем, становится лучшим верным другом для малыша. Это очень добрая и светлая картина, напоминающая о детской непосредственности и искренности.

Если лента вам понравится, вы можете посмотреть ее продолжение.

Легко и со вкусом: «Безумная свадьба»

В этой легкой картине 2014 года мы знакомимся с провинциальной семьей из Франции, в которой воспитывались четыре девочки. Трое из них замужем за иностранцами. Родители мечтают выдать последнюю дочь за француза, но она выбирает афроамериканца.

Типичная для Франции история, когда местные жители выстраивают с представителями других рас близкие теплые отношения.

С юмором: «Моя собака Идиот»

Забавный фильм 2019 года, и снова о французской семье, глава которого – страдающий от отсутствия вдохновения писатель. В семье не все гладко: отношения с женой напряженные, с детьми – потребительские. И понимает его, кажется, только бродячая собака – наглая и самоуверенная. А ведь именно этих качеств, кажется, не хватает самому Анри. Которого, к слову, великолепно исполняет Иван Атталь, а его супругу – Шарлотта Генсбур. Стоит посмотреть!

Надеемся, ваше французское кинопутешествие получилось удачным!


napoleon-1-bonapart.jpg

1min111

Во Франции прошел аукцион, на котором с молотка ушел весьма оригинальный объект: за 2 000 евро удалось продать частицу гробницы Наполеона Бонапарта.

Известно, что необычный лот поступил в продажу в городе Мулен. Торги проходили в одной из местных гостиниц. Их инициировал дом Metayer.

Фрагмент деревянной усыпальницы императора достался покупателю, совершившему приобретение через интернет.

Согласно истории, прах Бонапарта перевезли во Францию с острова Святой Елены и вручили в качестве подарка представителю департамента Ньевр.

Добавим, 2021 год – знаковый для истории: в этом году с момента смерти императора исполняется двести лет. Эту дату в стране считают особенной.

Напомним, Наполеон был великим государственным деятелем, талантливым полководцем, французским консулом и императором. Он скончался на острове Св. Елены 5 мая 1821 года после продолжительной болезни.


9f5d112d0476b2dffcf32500d11db744_cropped_1100x1480.jpg

1min132

Татьяна Веденеева, известная 68-летняя телеведущая из России, рассказала о недвижимости во Франции, которой она владеет.

Звезда фильма-хита «Здравствуйте, я ваша тетя» поведала, что живет на две страны. В России она проживает в квартире, а также владеет пригородным особняком. Во Франции же у Веденеевой есть вилла на Лазурном берегу.

Актриса отметила, что ее дом находится совсем недалеко от Монако. Альпы, восторгается Татьяна, спускаются в этом месте прямо к морю.

Коттедж расположен таким образом, что от него можно быстро добраться на автомобиле в Италию, Испанию, Швейцарию, Германию – это займет от двух до четырех часов.

Российской звезде нравится, что ее вилла располагается в интернациональной местности. Также Веденеева призналась, что при выборе жилья ориентировалась на его стоимость: цена показалась ей приемлемой.

Актриса уточнила, что на юге Франции примерно 50% престижного жилья принадлежит иностранным гражданам. Кроме того, цены на недвижимость в Ницце в разы ниже, чем в Москве, причем это касается даже объектов, расположенных у самого моря.


Mediatsiya1-1280x727.jpg

1min98

Во Франции решили создать специальный фонд, который будет способствовать развитию демократии в африканских странах, таково сообщение Эмманюэля Макрона.

Название новой структуры – «Фонд поддержки инноваций в сфере демократии Африки». Предполагается, что система управления будет независимая.

Франция предоставит фонду дотацию в размере 30 000 000 евро на 3 года.

Цель организации – поддерживать тех, кто выступает за преобразования и демократию.

Кроме того, Франция планирует открыть «Дом африканских миров и диаспор». Через полгода рабочая группа предложит идеи по поводу того, чем он будет заниматься. А стартовый фонд в размере 10 000 000 евро поможет молодым стартаперам из Африки.

Франция намерена помогать музеям Черного континента, например, в организации выставок международного класса. Не оставят без внимания и спортивные организации.



О нас

Журнал SLON – вестник Лазурного берега Франции и Монако. Рассказываем про общество, бизнес, недвижимость, частную авиацию и яхты.


Наш InstagramНаписать редактору

Позвонить в редакцию



Подписка

Мы тоже не любим спам, поэтому наши рассылки полезные. Подписывайтесь!



Рубрики