«Брежнев считал Францию шестнадцатой советской  республикой. Стала ли она теперь продолжением путинской империи?», — задается вопросом  «Le Figaro»,  говоря об сохраняющемся  в обществе восхищении Россией.  

Как Россия французских интеллектуалов разделила

Москва, Кремль

После президентских выборов в США в ноябре 2016 года, и теперь, перед апрельскими и майскими президентскими выборами, в Париже царит психоз вездесущности «московских шпиков и ока Москвы»,- как пишет для этого еженедельника  публицистка и журналистка  Эужен Басти. Это свидетельствует не только о «сети агентов влияния» на  содержании российских спецслужб, но также о «восхищении французов Россией, русскими и российским президентом», — утверждает автор, бывшая деятельница христианских организаций.

Среди стремящихся привлечь  на себя внимание Москвы можно найти консервативных католиков, таких как Филипп де Вилье, являющегося главой евроскептичесекой партии «Движение за Францию» (Mouvement pour la France), который видит в России последний оплот христианства. С другой стороны находятся левые и правые наследники  голлизма, «славянофильство которых вытекает в равной степени из исторических предпосылок, так и из брезгливости к брюссельской Европе». К этому следует добавить художников и писателей, которые «ищут убежища в славянской душе», — считает Басти.

Публицистка напоминает, что во Франции спор между западниками и славянофилами начался еще в   XVIII  веке, а среди восхищающихся «просвещенным абсолютизмом» Петра Первого и Екатерины Второй мы находим Вольтера. Кроме того, «союз с царем Александром  III (военный союз между Францией и Российской империей в  XIX и XX веках, прим. slon.fr)  — был зарождением дипломатического русофильства, (…) направленного против германского империализма»,  — добавляет публицист. Она признает, что «во время «долгой советской ночи» очень много французских художников и писателей посещало Москву».  Басти цитирует философа Алена Финкелькраута, который считает, что восхищение Москвой вытекает из «опасений за смерть европейской цивилизации» и  напрасной надежды, что «спасти ее может Россия». Однако журналистка упускает другой момент: Финкелькраут является одним из немногих французских интеллектуалов, понимающих положение народов Центральной и Восточной Европы, которые «защищают свою духовную принадлежность к Западу перед лицом советского и российского империализма».

С другой стороны Басти упоминает других философов, писателей и политиков,  как она подчеркивает, «опасения которых перед российским тоталиризмом» считаются параноей,  а также тех, для которых «российский путь является альтернативой для губительного декадентства».

Свой комментарий журналистка заканчивает цитатой из интервью Жерара Депардье, являющегося с недавнего времени российским гражданином: «Я готов отдать жизнь за Россию, так как там сильные люди». Правда журналистка упускает из внимания факт, что актер не всегда несет ответственность за свои слова, будучи типичным «valseuse».

Андрей Бочкарев
Написать комментарий
Написать комментарий