Почти четырехчасовые вторые  теледебаты 11  кандидатов в президенты Франции  позволили расставить точки над  i и получить представление о том, кто есть кто во французской политике и, чего следует ожидать от того или иного кандидата в случае  прихода в Елисейский дворец в  качестве главы государства.   Приводим  ниже хронологию выступлений и их краткое содержание.

Колонизация Марса, как национальная идея Франции: репортаж с теледебатов

Телестудия во время дебатов

Если результаты опросов представить в виде велогонок «Тур де Франс», то ситуация на трассе выглядела бы следующим образом:

В отрыве идут Эммануэль Макрон и Марин Ле Пен; основную группу составляют Франсуа Фийон, Бенуа Амон и Жан-Люк Мелешон; в пелатоне же остальные участники, которых стоит упомянуть, чтобы список был полный: называемые троцкистами Филипп Путу и Натали Арто, евроскептики Николя Дюпон-Эньян, Франсуа Асселино и Жак Шеминад, а также евроскептик Жан Лассаль.

Транслируемые на всю страну теледебаты стали  для  кандидатов, чья поддержка составляет размер статистической  погрешности, шансом выделиться на фоне лидеров гонки и многим это удалось.

Асселино и Шеминад спорили о том, кто быстрее и безболезненее выведет Францию из Европейского союза. Шеминад добавил к этому пункт своей программы по колонизации Марса и индустриализации Луны, а также создания совместно с президентами США и России международной полиции мирового порядка. Дюпон-Эньян  выбрал тактику нахождения в тени более успешных соперников. Лассаль хочет научить французов иностранным языкам, а Путу предложил разоружить полицию.

Надо сказать, что одевшемуся по спортивному, вместо официального костюма, троцкисту Филиппу Путу удалось сделать почти невозможное – он обошел крайне левого Жан-Люку Мелешона  с  еще более левой стороны. Лидер Новой антикапиталистической партии, отказавшийся фотографироваться рядом с другими участниками дебатов, предлагает запретить увольнения, снизить пенсионный возраст до 60 лет, сделать бесплатными аборты и контрацептивы.

В этой ситуации понятны беспокойства кандидата от социалистов Бенуа Амона с трагически падающим рейтингом, который не смог внятно объяснить свою  программу, а вместо этого распространялся о  таком вызове времени, как  автоматизация и компьютеризация.  В антикапиталистической и пролетарской риторике громче оказался голос Мелешона, а в радикализме – Амона, Путу и Арто.

В центре политического спектра, как и ожидалось, оказался Эммануэль Макрон. На теледебатах он вновь показал себя человеком, который не вникает в идеологические дебри, а является прагматиком, знающим рецепт от болезней Франции, особенно экономических.

Наполненные энтузиазмом тезисы, объявляемые Макроном, звучали как сборник лозунгов, которые должны увлечь, но не эпатировать чрезмерными подробностями.  Основные из них: «Нам нужно полное обновление политического класса», «Я хочу больше прозрачности, а не подозрительности», «Ликвидируем терроризм в его зародыше», «Есть места, где военное вмешательство необходимо», «Мы должны вернуть европейскую солидарность», «Модернезируем политические услуги», «Я хочу реформировать Европу через конструктивный диалог».

Таким образом,  в  программе  Макрона для каждого найдется что-нибудь приемлемое, но, если охарактеризовать его в двух словах, то с уверенностью можно сказать, что он является  подходящим кандидатом для большого бизнеса.  Как и его соперник Франсуа Фийон.

«Dead man walking». Бывший премьер-министр Франсуа Фийон не обращает внимания на тревожные новости о катастрофическом падении рейтинга в опросах, после скандала с фиктивным трудоустройством жены.  В его упорстве он нашел поддержку российских государственных  СМИ, которые убеждают своих зрителей и читателей, что именно Фиойн является наиболее вероятным победителем президентской гонки.

Возможно у хакеров есть компромат на Макрона, который они готовы вбросить перед самыми выборами (как это было с Хилари Клинтон), но пока это домыслы. А факты таковы – Фийон не намерен снимать свою кандидатуру, несмотря на уголовное дело, заведенное против него.  «Не дам себя запугать», — убеждал он зрителей на теледебатах и жаловался, что журналисты уже без суда вынесли ему приговор. «Да, я совершал ошибки», — признался Фийон, но  подчеркнул, что  только французы имеют право его судить, проголосовав на выборах.

Этап дебатов с главой Народного Фронта, скорее  напоминал исполнение концертных хитов. Избиратели Марин Ле Пен вновь смогли услышать свои любимые припевы об иммигрантах, исламистах, о закрытии границ и защите от Евросоюза. Но появился и новый куплет, который тоже вписывается в репертуар Ле Пен: она обещала ввести налог на фирмы, принимающие   на работу иностранцев.  Лидер НФ попробовала поиграть на струнах национальной гордости французов и на том, что больше всего волнует граждан – безопасности.

В общем, постулаты Ле Пен  так или иначе пересекаются с программами всех  других кандидатов: в социальном, антикапиталистическом, евроскептическом планах, в   осторой критике иммиграции и ислама.  Единственный  кандидат, с которым у нее нет ничего общего –  проевропейский и проиммигрансткий Макрон.

Дебаты прошли целиком  в характере обмена аргументами, даже упомянутыми космическими, но не обошлось и без политического бокса.

Николя Дюпон-Энье напал на Макрона, упрекая в работе на банк Ротшильдов, прямо заявляя, что  банкиры, а не народ, стоят за спиной Макрона. «Не пора ли покончить с диктатом банков?», — сокрушался Дюпон-Энье. «У меня была работа, я трудился по специальности. Банки будут всегда, а я гарантирую им полную независимость», — парировал Макрон.

Активно  нападал на Фийона и Ле Пен Филипп Путу: «Фийон обременен долгами, которые погашал вытягиванием денег для своей семьи из бюджета. Ле Пен разворовывает европейские фонды», — говорил известный троцкист, намекая на фиктивное трудоустройство жены Фийона и аферу Ле Пен, которая за деньги Европарламента содержала сотрудников своей партии.

Свой удар нанес и Бенуа Амон: «Забавно видеть, как мадам Ле Пен строит из  себя жертву, будучи сама не чистой на руки». В определенный момент дебаты перешли в конкурс на лучший  вопрос к Ле Пен.  В результате которого, лидер Народного Фронта не выдержала и спросила: «Это дебаты или допрос?».  Но надо сказать, что такая ситуация пошла Ле Пен на пользу для создания имиджа жертвы политической агрессии.

В конце дебатов Жан Лассаль оценил дискуссию ка чрезвычайно положительную и поблагодарил организаторов за приглашение.  Очередной и последний этап теледебатов пройдет 20 апреля, за три дня до первого тура выборов.

Андрей Бочкарев
Написать комментарий
Написать комментарий