«Мой свекор был на прогулке 14 июля. Грузовик проехал мимо него, но убил четырех детей, которые шли рядом. Каждый раз, когда поднимается  эта тема,  он начинает плакать», — рассказывает Соня из Ниццы корреспонденту slon.fr.

Неисполнившаяся мечта Мохамеда. Франция после терактов

Надпись на витрине Батаклана

13 ноября  2015.  Американская группа  Eagles of Death Metal исполняла собственное произведение  «Kiss The Devil»,  когда несколько мужчин выкрикивающих «Аллах Акбар» начали стрельбу по находящимся в концертном зале Батаклан.  В первые секунды публика решила, что раздающиеся выстрелы – запланированный элемент программы. Позднее началась паника. Когда зрители  впопыхах выбегали на крышу и прятались в туалете, террористы  спокойно перезаряжали оружие. Идентификация тел продолжалась 10 часов, так как многие оставили свои документы дома. Тогда погибло 89 человек.

«Люди сплотились, но действительно все больше боятся. Моя мама отказалась ехать в Париж на праздники, та как опасалась терактов», — рассказывает Юлия. Ее подруга Паулин, чтобы не  получить невроз, выработала простой план.

«Помню, что после теракта в Париже  упорно ездила на метро в самые людные места и ходила от кафе к кафе. Таким образом я хотела сама себе заявить, что не позволю страху изменить мою жизнь, чтобы террористы достигли цели.Но, когда   разговаривала со своей семьей из-под Бордо, то поняла, что что-то все же изменилось, что страх перед завтрашним днем стал сильнее», — говорит Паулин.

 

 

Неисполнившаяся мечта Мохамеда. Франция после терактов

Театр Батаклан, апрель 2017

Апрель  2017. Пешеходы задерживаются у Батаклана и вчитываются  в надпись на мемориальной таблице, установленной в память жертв теракта, хотя там всего несколько слова. Рядом на витрине кто-то написала розовой краской из баллончика «Fuck ISIS».

 Осенний вечер в маленьком кафе за хорошим кофе. 

Ноябрь, 2015.  В этот вечер, в 21:31 одетый в черное террорист расстрелял из «калашникова» клиентов, сидящих за столиками снаружи. Тела трех человек попадали на землю одно за другим. Затем нападавший  начал стрелять по водителям на улице. Потом зашел внутрь кафе и открыл слепой огонь по другим посетителям выпустив целую серию пуль. После чего пошел дальше.  В Café Bonne Bière погибло в общей сложности 5 человек. Здесь до сих пор подают хороший  кофе  за 2 евро 40 центов. Стулья поменяны, стали более удобными.

«Я сюда устроился через три месяца после теракта, — рассказывает Алекс, который принимает мой заказ, — Это была огромная травма, для тех кто здесь работал. Разговаривал с ними об этом.  Половина коллектива уволилась, половина осталась. Самыми трудными для них первые дни возвращения к работе. Люди иногда робко спрашивают о том ,что здесь случилось и все»,

Жан, покупающий утром круассаны, не думает о смерти: «Встретил девушку из Страсбурга, которая хоть там и не было терактов, боялась ездить в метро. Я наоборот, видя  жандармов и полицейских на улицах, чувствую себя в безопасности.  Некоторые же вещи трудно предусмотреть и их невозможно  избежать. Не думаешь ведь о том, что идя утром за круассанами, можешь оказаться убитым».

Café Bonne Bière, апрель 2017

Управляющий 19-тонным грузовиком 31-летний  тунисец в течение пяти минут давил празднующих День взятия Бастилии на Английском бульваре в Ницце. Более 200 жертв, в том числе 86 смертельных лежало на участке протяженностью  почти 2 км. Чтобы убить как можно больше людей, водитель ехал по тротуару, а не по дороге, которая и так была закрыта. На дорогу съезжал, чтобы только объехать препятствие.  Отважный велосипедист попытался вскочить в кабину, чтобы остановить грузовик, но был встречен автоматной очередью. Другой  байкер бросил свой  мотоцикл под колеса грузовика, но это нисколько его не задержало.

«Это было большим потрясением для Ниццы. Террористам удалось посеять страх. Но французы, когда имеют проблемы, серьезные проблемы, начинают объединяться. И этот теракт объединил французов. Через день после теракта на Английском бульваре по всей Франции прошли манифестации», — рассказывает мой собеседник.

Неисполнившаяся мечта Мохамеда. Франция после терактов

Английский бульвар на ремонте. Ницца, апрель  2017.

Выгуливающая двух своих собак Соня  говорит не столько о страхе, сколько о ране. Страх можно преодолеть, рана остается.   «Мой свекор из Италии был на бульваре  14 июля. Грузовик проехал мимо него, но убил четырех детей, которые шли рядом. Каждый раз, когда возникает эта тема. Он начинает плакать. Сказал, что больше не приедет сюда», — говорит  Соня.

Сегодня Английский бульвар на ремонте, практически на всем отрезке пути, где произошли трагические события  прошлого года. Но только тротуар. Рядом движение автомобилей идет в обычном ритме.  Бульвар патрулируют полицейские. Наряд из четырех человек.

Неожиданно слышу шум двигателя, оборачиваюсь, прямо на меня едет микроавтобус. За рулем по виду араб. Сигналит. После первого испуга соображаю, что он просто хочет проехать мимо – везет материалы для ремонта тротуара. Смущенно улыбаюсь, он отвечает тем же и приветсвенно машет рукой.

Так называемая экспресс-радикализация Мухамеда Лахуай-Бухлел стала причиной того, что он нашел цель в своей жалкой жизни, еще год назад он не практиковал ислам, объедался свининой и беспробудно пил. Вечером выискивал в интернете фотографии жертв аварий, чем больше были изуродованы тела, тем больше ему нравилось. Позднее попались клипы, на которых террористы  ИГИЛ отрубали головы своим жертвам. Это ему понравилось еще больше.

Лахуай-Бухлел  мечтал о славе. Хотел, чтобы его имя запомнили навсегда. Но его никто не запомнил. Бьюсь о заклад, что ни один из читателей даже не заметил, что я исказил его имя.

 

Андрей Бочкарев
Написать комментарий
Написать комментарий