Студентка биологического факультета Бушра, в свои 29 лет пережила бомбежки Алеппо и покинула страну. Она не просит ни политического убежища, ни статуса перемещенного лица. Она хочет только одного – нормальной жизни в Йере.

Скромная и сдержанная Бушра мало чем отличается от коренных жителей Йера – также ходит на рождественскую ярмарку, ездит на работу, учебу и в свой студенческий городок Ла Гард. Но она приехала издалека – из Сирии, где ее семья живет до сих пор. Под бомбежками.

«Я живу в Йере уже два года и хотела бы остаться еще…. я получила вид на жительстве в качестве студентки биологического факультета, но с некоторых пор правила его получения усложнились. Мне бы непременно хотелось закончить учебу и начать  обычную жизнь вдали от Алеппо, где я начинала учиться в аспирантуре. Я вижу по телевизору, что там продолжаются бои. Мое сердце там. Но мое будущее здесь», — говорит молодая сирийка.

Родившись в Дамаске, Бушра жила со своими родителями и двумя сестрами в Сирии. Она изучала биологию и биохимию в Алеппо, когда в 2011 в ее спокойную и размеренную жизнь ворвалась гражданская война.

«Я удивила своим французским работников французского консульства.  А сейчас я говорю по-английски, по-арабски, по-курдски, по-турецки  и немного по-персидски», — шутит она.

«Но мне бы хотелось продолжить мою учебу во Франции, чтобы получит докторскую степень. Потребовалось  оформление многих бумаг,   месяцы ожидания. Мой квартал подвергся  бомбежкам  первым, а потом я попала под перестрелку на улице. Была сильно ранена и  пять месяцев провела в больнице.  Но мое желание  идти дальше дало мне силы».

В конце 2014 года Бушра наконец получила необходимые документы для выезда ов Францию и поступления в университет Сюд Тулон-Вар. «Я была в восторге, когда  прилетела в Ниццу с одной сумкой, и прежде чем отправиться в Йер, посмотрела вокруг: климат, пейзажи, люди, жизнь. После Алеппо, вы не представляете…. Я все начала с нуля», — взволнованно рассказывает Бушра.

С временным видом на жительство студентке приходится регулярно обращаться к властям для его продления. Спрашиваю – почему не обратишься за политическим убежищем или статусом беженца? «Есть люди, которым это нужно больше чем мне», — отрезает. «Я могу позаботиться о себе сама. Мне нужно лишь право здесь учиться» — добавляет.

«Я здесь уже два года и сама зарабатываю себе на жизнь. У меня есть новости о моей семье каждый день, но я все равно переживаю за них».  Она не  отводит глаза от телевизора, когда показывают репортажи из Алеппо, которые с каждым днем становятся все менее оптимистичными.

«Сирийцы оказались между двумя огнями – режима и религиозных радикалов. У них уже нет сил бороться ни с теми, ни с другими, они пытаются  просто выжить. Сегодня находиться  под бомбежками для сирийцев становится нормой», — рассказывает Бушра.

 

Андрей Бочкарев
Написать комментарий
Написать комментарий