Антон Прошенков, Автор в SLON | Страница 2 из 5

GettyImages-1232527110-2048x1365-1-1280x853.jpg

1min121

Французский журналист и общественный деятель Эрик Земмур объявил о своем намерении принять участие в президентских выборах в апреле 2022 года. После долгого молчания и отсутствия каких-либо комментариев относительно своего участия в грядущей президентской гонке, Земмур заявил о принятии им соответствующего решения на своей странице в Twitter.

По заявлению журналиста, он намерен баллотироваться на президентский пост в качестве самостоятельного кандидата, предпочитая членству в партиях и составлению политических блоков самовыдвижение. Борьба Земмура за кресло президента Французской республики, согласно его заявлению, будет проходить под лозунгом «Вернуть Францию французам». По его словам, «Франция должна укрепить свой суверенитет, ибо Европа никогда не станет нацией».

На данный момент Эрик Земмур является, пожалуй, одной из наиболее ярких и колоритных фигур на политическом поле современной Франции. Талантливый журналист и публицист, человек обладающий даром и, что немаловажно, страстью для отстаивания своих взглядов, он довольно быстро приобретает симпатии электората. Но при этом вряд ли можно назвать среди кандидатов на президентский пост фигуру более скандальную и одиозную, нежели он. Я предлагаю читателю подвергнуть его личность и взгляды  анализу, чтобы оценить перспективы Земмура в предстоящей борьбе.

Внешнеполитическая программа

Итак, начнем. Система политических взглядов Эрика Земмура обозначается им самим как «голло-бонапартизм». Используя для ясности толкования образы величайших национальных лидеров Франции – Наполеона Бонапарта и Шарля де Голля, Земмур объединил в системе своих политических взглядов черты, характеризующие эпохи их правления. По мысли кандидата в президенты, для Франции краеугольным камнем, на котором только и возможно выстроить крепкую государственность и консолидированное общество, является национализм. Именно французский национализм, ведший гвардию Бонапарта в пески Египта и снега России, штурмовавший Альпы и Пиренеи, создал величайшую в Европе империю. Ведь идея создания общеевропейского государства (прообраз современного Евросоюза, но с Францией в роли всеевропейского гегемона) после Карла Великого принадлежала Бонапарту, который оказался достаточно амбициозен (правда, видимо, недостаточно удачлив), чтобы результативно пытаться воплотить свою политическую программу в жизнь.

Фигура Шарля де Голля импонирует Эрику Земмуру вследствие отношения генерала к вопросам внешней политики. Стоит напомнить, что Франция, еще не оправившаяся от последствий завершения Второй мировой войны в Европе, с 1947 года вела активные военные действия в Индокитае. После ухода из Вьетнама французские колониальные войска более десятка лет пытались противостоять выходу из Французского Союза его африканских колоний.

Кроме того, генерал де Голль был противником усиления позиций НАТО в Европе и планомерно отстаивал свою позицию, финансируя создание национальных космических программ и проводя испытания ядерного оружия. По мысли Эрика Земмура, политика национального эгоизма и неотождествления французов с общеевропейским макросоциумом, одни лишь и способны сохранить национальную идентичность французского народа, не дав ему раствориться в мультикультурном мире. В сфере внешней политики Земмур выступает за союз с Российской Федерацией. При этом в качестве главного конкурента в будущем рассматривает Китай.

Что касается вопросов членства Франции в составе НАТО, по мысли Земмура, актуальность этот вопрос утратил уже давно. Более того, им неоднократно высказывалась мысль о том, что концепция Североатлантического альянса изжила себя. По его логике, поскольку организация Варшавского договора во главе с Советским Союзом перестала существовать, то идея существования НАТО, как военно-политического блока, созданного с целью недопущения расширения социалистического лагеря, в настоящее время является концептуально мертвой.

Перспективы внутреннего развития французского общества

В отношении внутренней политики главной своей задачей на президентском посту Эрик Земмур считает преодоление внутреннего раскола и атомизации в обществе. По его мысли, существуют две основных проблемы, которые не только привели к расколу французского социума, но и продолжают усугублять этот процесс.

Первой причиной является общеевропейский мультикультурализм как основа менталитета многих граждан стран-членов Евросоюза. Абстрактная идея европейской нации без национальности как ментальная основа не вырабатывает всеевропейской общности, но при этом активно способствует размыванию национальных культур и их идентичности. Эти процессы протекают на фоне стремительной исламизации европейских стран. Эрик Земмур выступал в качестве последовательного противника ислама на территории Европы с момента начала своей работы в средствах массовой информации. По его мысли, агрессивный ислам служит идеологией для выходцев из стран Ближнего Востока, Северной Африки и Средней Азии. И цель, преследуемая носителями этой идеологии проста: полное замещение европейского населения выходцами из данных регионов.

В качестве средства для обуздания и поворота вспять социальных процессов, несущих гибель (сначала культурно-этническое размывание, а впоследствии физическое устранение) французскому обществу, кандидатом в президенты предлагается реализация комплекса мер в социальной сфере. Для сохранения национально-культурной идентичности, по мнению Земмура, необходимо возрождать и поддерживать национальную систему образования во Франции, основной упор следует сделать на сохранение и поддержание чистоты французского языка. Следует максимально снизить, а затем ликвидировать безработицу в ходе программы реиндустриализации экономики государства.

Проблему иммиграции (вернее полного замещения коренного населения мигрантами) следует решать, используя все средства, которыми располагает государство, включая возможности применения силы. Жесткие решения должны приниматься безотлагательно, поскольку на карту поставлено будущее французского народа. Для выходцев из стран третьего мира предлагается единственный вариант, предусматривающий их проживание среди коренных французов. Этот вариант – полное растворение, культурная и языковая ассимиляция, категорическое недопущение создания национальных и религиозных анклавов, землячеств, общин.

Общественный резонанс

Эрик Земмур задолго до своего решения участвовать в президентской гонке снискал, мягко говоря, неоднозначную славу. В ходе политических дебатов на телевидении в его адрес неоднократно поступали обвинения со стороны оппонентов в негативизме, сексизме, гомофобии и антифеминизме. Несмотря на то, что Земмур происходит из семьи алжирских евреев, он был неоднократно удостоен клейма расиста, фашиста и ксенофоба. Притом следует отметить, что вся полемика, в которой ему ранее довелось участвовать, велась официально, и в адрес Эрика Земмура не поступило ни одного официального обвинения со стороны властей. Несмотря на это 2 июня 2021 года главный редактор газеты «Le Figaro»Алексис Брезе заявил перед коллективом журналистов, что в случае выдвижения Земмура в качестве кандидата в президенты, ему будет отказано в размещении публикаций в газете. В целом работа Земмура в коллективе Ле Фигаро была регулярной на протяжении 9 лет, начиная с 2012 года.

Суть позиции либеральной журналистики и левых политических кругов заключается в том, что с человеком, придерживающимся подобных взглядов, полемизировать или обсуждать что-либо недопустимо. Это породило весьма занятный парадокс. Земмур проигнорировал слова Брезе, поскольку в сферах политики, как и журналистики, антиреклама – это все равно реклама. А вот представители лагеря его противников своей позицией дискредитировали те ценности, за которые они, по их словам борются. Ведь суть подлинной демократии, которая является объектом защиты либералов, заключается в плюрализме мнений и свободе выбора для личности. Каждый решает сам, что ему ближе и дороже, а результат совокупности решений и будет являться демократическим выбором общества. Демократия есть свобода выбора.

Если отвлечься от личности самого Эрика Земмура, стоит задать себе вопрос: так ли уж он неправ? Дело в том, что в историческом или политическом процессе личность сама по себе хотя и играет роль, но процесс, начинаемый либо развиваемый ею, зависит не только от нее одной. Роль личности велика, но даже самая сильная и независимая, личность всегда служит воплощением воли неких общественных сил – классов, наций, иных социальных кластеров. Эрик Земмур безусловно талантлив и многогранен, он выступает на политической арене в качестве человека, олицетворяющего надежды и чаяния достаточно обширного слоя населения Франции. Так по предварительным прогнозам на 13 октября 2021 года Земмур мог рассчитывать на 17-18% голосов, что делало его лидером первой тройки правых кандидатов: Марин Ле Пен – 15%, Ксавье Бертран – 14%.

Интерактивный опрос Harris показал на момент 9 ноября 2021 года тенденцию к увеличению роста рейтингов Земмура. По данным Harris, его рейтинг составил уже 18-19%. Таким образом, пока лидером гонки является действующий президент Эммануэль Макрон (23-24%), Эрик Земмур уверенно занимает второе место. Его антиправительственная и антиоппозиционная идеология привлекает силовиков и членов профсоюзов, фермеров и представителей городского среднего класса. Пожалуй, главная заслуга Земмура уже на данный момент заключается в том, что он не побоялся высказываться публично о тех вещах, которые не сходят с повестки дня и занимают умы на протяжении многих лет.

Конечно, загадкой являются те механизмы, которые он намерен задействовать для решения проблем французского народа и государства. Не вполне понятен вопрос, кто будет финансировать его предвыборную кампанию и осуществлять работу в ходе ее процесса. Кто в перспективе составит его команду, если Земмуру будет суждено занять президентское кресло? Эти тенденции можно будет проследить, когда до выборов останется меньше времени, ведь о своем решении Эрик Земмур объявил совсем недавно.

Еще больше вопросов возникает, в какую сторону суждено начаться крену французской внешней политики, если его намерения воплотятся в реальность. На данный момент можно утверждать лишь то, что действия Эрика Земмура полностью законны и, несмотря на радикализм его политических взглядов и неприятие точки зрения многими представителями общественности Франции, все составляющие его борьбы за президентский пост согласуются с базовыми принципами демократического общества.

Нужны ли его предложения и идеи французскому народу и суждено ли им воплотиться в жизнь – покажет ближайшее будущее. Однако тот резонанс, который возник после объявления им об участии в президентской гонке, говорит о том, что перспектива у взглядов Земмура есть. Об этом нам говорят примерный состав его оппонентов и количественные данные его сторонников. Каким окажется выбор демократической Франции – единая Европа или этническая обособленность за административными границами?


830x532_valerie-pecresse-presidente-region-ile-france.jpg

1min117

Начало декабря было отмечено окончательным оформлением «правого крыла» в предвыборной борьбе за пост президента Французской республики. Этот процесс был завершен объявлением о выдвижении на выборы кандидата от правоцентристской партии «Республиканцы» Валери Пекресс, главы столичного региона Франции Иль-де-Франс. Заявление, в котором прозвучало имя Валери Пекресс, было сделано 4 декабря председателем партии. Ее лидер Кристиан Жакоб объявил о победе Пекресс в ходе внутрипартийного голосования, во втором туре которого ей удалось одержать победу, набрав 60,95% голосов соратников по партии.

Процесс и результаты внутрипартийного голосования

В ходе голосования внутри партии главным соперником Валери Пекресс был депутат региона Приморские Альпы Эрик Сьотти. По итогам первого тура выборов Сьотти лидировал, опережая конкурентку чуть менее чем на 1% голосов. Перевес в голосовании в пользу кандидатуры Пекресс был обеспечен кандидатами, сошедшими с дистанции в первом туре праймериз – Мишелем Барнье, Ксавье Бертраном и Филиппом Жювеном. Они поддержали Валери Пекресс, отдав ей голоса своих избирателей, тем самым обеспечив своей коллеге уверенную победу во втором туре голосования. По окончательным результатам праймериз кандидатуре Валери Пекресс оказали предпочтениие 60,95% избирателей против 39,05% голосов, отданных за ее конкурента Эрика Сьотти.

Проигравший кандидат заявил о полной поддержке  победившей коллеги со своей стороны. По заявлению Сьотти, главный вопрос, решение которого будет по-настоящему важным – это будущее Франции, ее государства и  народа. По этой причине он не склонен считать поражение в праймериз неудачей, и намерен в дальнейшем делать все возможное для достижения победы на предстоящих выборах.

Партия «Республиканцы»: основные моменты политической программы

Французская партия «Республиканцы» была зарегистрирована 30 мая 2015 года. Она стала преемницей партии СНД – «Союза за народное движение» после смены ее устава. Согласно декларируемым политическим принципам новообразованная партия стала центристской с некоторым уклоном вправо. Первым лидером партии «Республиканцы» стал экс-президент Франции Николя Саркози. Председателем партии с момента возникновения до нынешнего времени является Кристиан Жакоб.

Партия «Республиканцы» является оппозиционной по отношению к нынешнему правительству республики. Основными идеологическими постулатами ее программы являются голлизм, консерватизм, христианская демократия и экономический либерализм. В программе партии и в ее Уставе в качестве главных провозглашаемых ею ценностей обозначены: свобода, труд, светскость, справедливость, развитие, ответственность, заслуги и авторитет.

В основе внешней политики французского государства, согласно декларируемым партией принципам, должны лежать так называемые принципы голлизма, названные в честь системы взглядов президента Шарля де Голля. Согласно им, внешняя политика французской республики должна быть твердой и независимой, иметь четкую ориентацию на национальные интересы французского народа. В основе политического курса государства надлежит придерживаться принципов национального блага.

Для регулирования отношений внутри государства партийная программа провозглашает принципы консерватизма. Это означает сохранение традиционных морально-этических устоев, основанных на христианской системе ценностей. В семейной жизни приоритет отдается брачному союзу мужчины и женщины, партия является последовательной противницей абортов, однополых браков, трансгендерной пропаганды и сексуального воспитания в школах.

В экономической сфере, согласно тезисам партийной программы, надлежит придерживаться принципов свободной конкуренции, протекционизма в области торговли и предпринимательства. В юридической сфере провозглашается равенство всех граждан перед законом, главенство буквы закона над волей правительства и президента, а также незыблемость принципа неприкосновенности частной собственности.

Первое предвыборное выступление Валери Пекресс

В своей речи, произнесенной в ознаменование победы в праймериз, госпожа Пекресс заявила о своем намерении до конца отстаивать провозглашенные партийной программой ценности: «У меня хорошая новость: правые республиканцы вернулись, – заявила она. Впервые партия де Голля, Помпиду, Ширака и Саркози выдвинула кандидата-женщину. Я отдам все, это сражение моей жизни и я его выиграю».

По словам Пекресс, французское государство в настоящем времени переживает глубокий кризис, вызванный застоем системы. По ее словам, общество и государство нуждаются в глубоком реформировании, потребность в котором назрела уже давно, и дальнейшее игнорирование которой само по себе преступно. Валери Пекресс заявила о необходимости социальных и экономических перемен внутри Франции, а также последовательной борьбы за «справедливую глобализацию». Согласно ее политической программе это означает потребность сельского хозяйства и промышленности страны в охранительных мерах и поддержке перед лицом конкуренции из-за границы, в частности со стороны Китая.

В своем заявлении кандидат в президенты сообщила о намерении восстановить достойные французов условия труда, искоренить административные препоны и призвала народ Франции сплотиться и поддержать ее. «Мы сделаем больше и лучше и выиграем битву социальную, экономическую и экологическую», – подчеркнула она в своей речи.

«Антимакронизм»

В своей критике по отношению к действующей власти Валери Пекресс отметила главные, по ее мнению, слабые стороны политики действующего президента республики Эмманюэля Макрона. По ее словам, главный его недостаток как политического деятеля заключается в его гипертрофированном стремлении «понравиться всем», что делает его политический курс непоследовательным и слабым. По ее словам, «Макрон хочет нравиться – я же хочу действовать. Мы перевернем страницу «макронизма», но не будем разрывать другие страницы французской истории».

Перспективы Валери Пекресс

Говоря о перспективах участия Валери Пекресс в гонке за президентское кресло, стоит остановиться подробнее на ее политическом багаже и административном опыте. После окончания школы коммерции в Париже и Национальной школы администрации, Пекресс занимала должность аудитора в Государственном совете и была советником президента Жака Ширака. В 2002, 2007 и 2012 была обладательницей мандата члена Национального собрания Ивелина – департамента, входящего в состав региона Иль-де-Франс. В «Союзе за народное движение» Валери Пекресс работала в должности секретаря. Была избрана председателем регионального совета депутатов Иль-де-Франса  после победы возглавляемого ею списка партии «Республиканцы» на региональных выборах в столичном регионе.

Опыт политических баталий, а также административные навыки, безусловно, способны сослужить добрую службу Валери Пекресс не только в ходе президентской гонки, но и в президентском кресле, в случае ее победы в ходе кампании. Иль-де-Франс – столичный регион Франции – территория весьма важная в экономическом и социальном плане. Поддержка ее населения, в том случае, если она будет оказана кандидату Пекресс, может иметь решающее значение для итогов ее участия в выборах. Образование и опыт работы, накопленный в предшествующие годы, дают ей как кандидату основания рассчитывать на успешный финал участия в президентской гонке.

Конкуренты на «правом фланге»

Помимо действующего президента французской республики Эмманюэля Макрона, основными конкурентами в борьбе за президентское кресло для Валери Прекресс являются оставшиеся два представителя «правого фланга» предвыборной гонки. Речь идет о Марин Ле Пен и Эрике Земмуре.

Предвыборную программу мадам Пекресс отличает меньший, нежели у главы «Национального фронта» градус радикализма в отношении реформирования французского общества. Кроме того, в программе партии «Республиканцы» на грядущих выборах провозглашается необходимость всестороннего реформирования политической, экономической и социальной сфер путем последовательного и неуклонного, но не радикального изменения ситуации в лучшую сторону.

«Национальный фронт» и Марин Ле Пен

В отличие от «Национального фронта», партия «Республиканцы» выступает за повышение удельного веса и роли Франции в составе Евросоюза, в то время как Марин Ле Пен неоднократно заявляла о необходимости его роспуска, как института, изжившего себя. В вопросах глобализации Пекресс высказывалась о ее необходимости, но при этом консолидация и взаимопроникновение, по ее мысли, должен быть контролируемыми и управляемыми. В отличие от нее, Ле Пен прямо заявляет о пагубности процесса глобализации и необходимости создания некой «Свободной Европы», членами которой являются суверенные и равноправные государства. Иными словами, с ее точки зрения, организацию Евросоюза должна заменить некая общность европейских государств, объединенная на иных принципах, нежели ЕС, причем существующие в национальных границах.

Без сомнения, подобный радикализм пугает значительную часть французского сообщества, ориентированного на правые политические круги. Своего рода антирекламой для Марин Ле Пен служит сравнение ее семейного положения и Валери Пекресс. Пекресс состоит в законном браке, по счету первом и единственном. В ее пользу говорит тот факт, что Валери является не только супругой, но и матерью троих детей. Это делает ее общественный статус своего рода реальным подтверждением намерения воплотить в жизнь те ценности, которые она провозглашает. В свою очередь, Ле Пен дважды была замужем и разведена. На данный момент она состоит в гражданском браке с соратником по «Национальному фронту» – вице-президентом организации Луи Алио.

Самым, пожалуй, важным фактором является соотношение административно-управленческого опыта Валери Пекресс и Марин Ле Пен. В отличие от конкурентки, Ле Пен не имеет реального опыта в сфере управления, администрирования и экономики. Во время прошлой президентской кампании она проиграла схватку в теледебатах тогдашнему кандидату на пост президента Эмманюэлю Макрону, поскольку оказалась не в состоянии дискутировать с ним на равных по вопросам экономики.

«Крайний радикал» Эрик Земмур

Журналист и политолог Эрик Земмур является самой крайней по направлению от центра фигурой на правом фланге политической гонки. Если Валери Пекресс – самый близкий к центру и одновременно «самый левый из правых» кандидат, то Земмура отличают наиболее радикальные взгляды. В их числе – необходимость выхода Франции из состава НАТО, проведение в жизнь твердой внешней политики, расширение влияния государства на различные сферы жизни французского общества. Если Пекресс выступает за последовательное реформирование и улучшение условий труда, положения бизнеса и приоритет семьи, то Эрик Земмур бьет по «болевым точкам» общества. В числе предлагаемых им преобразований важное место принадлежит процессу противодействия исламизации французского социума. В области внешней политики он высказывается о неактуальности старых союзов, претворения в жизнь политических решений, принятие которых заставит вернуть Франции уважение в мире.

Ярко выраженная патриархальная позиция в отношении к семейной жизни снискали Земмуру известность в качестве гомофоба, сексиста и антифеминиста. В области реального управления, экономики, администрирования, политики и финансов практический опыт Эрика Земмура отсутствует полностью. Говорить о его политических талантах также преждевременно, поскольку опыта политической борьбы он также не имеет. Сильную сторону Земмура как кандидата, составляют пункты программы, призывающие французское общество сплотиться, дабы противостоять исламизации и национально-культурному размыванию этноса. Следует отметить, что о наличии реальных проектов будущих реформ Эрик Земмур не сообщал, что дает право считать его высказывания лишь лозунгами. Во всяком случае, на данный момент это выглядит именно так.

Выводы и предположения

Итак, формирование правого крыла предвыборной гонки завершено с вступлением в борьбу Валери Пекресс. Как мы видим, правый фланг, хотя и не отличается большим количеством кандидатов, имеет множество различий в провозглашаемых ими программах. Приоритеты расставлять рано, процесс предвыборной кампании еще только начался. Все правые кандидаты имеют и преимущества, на которые рассчитывают в ходе борьбы, и недостатки, которые с большой долей вероятности будут использованы конкурентами против них. Нам же остается только следить за развитием событий.


e5fd19715d93a602328fc536537a5e0a-1280x1414.png

1min98

Говоря об исторических процессах и персоналиях, все историки и писатели действуют, как правило, по единой схеме. За основу повествования или исследования берется какой-либо исторический процесс. Это чаще всего бывает событие, подразумевающее некие временные рамки, возникающее, набирающее силу и развивающееся, затем ослабевающее и прекращающее свое существование. У каждого события есть своя предыстория, свои герои и подвижники, злые гении и жертвы, свои последствия.

Когда перо повествователя касается бумаги, перед нашим взором предстают бородатые викинги, бредущие через полосу прибоя для того, чтобы создать на французском побережье Атлантики область, которую позже назовут Нормандией. Мы видим гренадеров Наполеона Бонапарта, строй которых, ощетинившись штыками, готовится встретить атаку мамлюкской конницы посреди египетских песков. Перед нами пронесутся кирасиры маршала Мюрата, опаленные огнем Бородинского сражения. Мы представляем себе французских зуавов в Крыму, готовящихся пойти на очередной приступ Севастопольских бастионов. История Франции для нас – это череда достижений, совершенных мужчинами – императорами, маршалами, учеными и политиками.

Но история Франции знает и другие примеры. В прошлом этой страны бывали времена, когда тяжелые ботфорты щелкали каблуками, а серебряные шпоры маршалов и генералов теряли свой звонкий голос. Переставали бряцать шпаги, а кивера с плюмажами, гордо реявшими на полях сражений, склонялись к земле, лишь заслышав легкий стук изящных каблучков на тонкой женской ножке…

Сегодня мы поведаем историю об удивительной женщине, изменившей Францию той эпохи, в которую ей выпало жить. Она была чужда революциям и войнам, она не сделала ничего, подобного подвигу Жанны д’Арк. Она не была святой, не была благотворительницей. Но при всем том, своей красотой, умом и любознательностью она смогла создать новые оригинальные стили и образы в сфере женской моды, живописи, дав свое имя целому направлению в сфере интерьерного дизайна. На звук ее голоса собирались военачальники и министры, философы и литераторы, художники и скульпторы. Ее имя – Жюли Рекамье.

Восход парижской звезды

Жанна Франсуаза Жюли Аделаида Бернар – таково полное имя нашей героини в девичестве, была дочерью королевского нотариуса в городе Лион – третьем по величине городе во Франции. Она родилась 3 декабря 1777 года, получила обычное для девочек того времени образование. После завершения домашнего обучения Жюли пребывала в монастыре. В 1786 году семейство Бернар переехало в Париж. В возрасте пятнадцати лет юная Жюли Бернар была выдана отцом замуж за преуспевающего парижского банкира Жака Рекамье в 1793 году. Мессир Рекамье был чрезвычайно выгодной партией для мадемуазель Бернар. Будучи старше супруги на двадцать шесть лет, он был обладателем огромного состояния и переживал период карьерного подъема. Так в 1800 году он занял пост регента Банка Франции.

Разница в возрасте и темпераменте послужила причиной формирования между мадам и мсье Рекамье скорее дружеских и уважительных, нежели семейных и супружеских отношений. Детей у них не было, и каждый имел возможность жить собственной жизнью. Жак Рекамье занимался финансами, а Жюли стала хозяйкой (или, как их тогда называли «царицей») салона – клуба по интересам для представителей высшего парижского общества – аристократии, буржуазии и высших армейских чинов. В честь бракосочетания банкир Рекамье подарил своей молодой супруге особняк, некогда принадлежавший министру финансов Жаку Неккеру. В особняке Неккера с 1793 года по приглашению Жюли Рекамье собирались ее друзья, знакомые и поклонники, и этот неформальный клуб по интересам стали называть «Салоном мадам Жюли Рекамье».

«Клубы по интересам» для европейских дворян

Салоны, как культурное явление, характерное для Европы минувших веков, стали возникать на территории европейских государств в поздний период Эпохи Возрождения. Первые салоны возникли в европейских столицах примерно в XVI веке. Салон представлял собой, как правило, домовладение известной и знатной дамы, принимавшей в нем своих гостей. Притом характер этих встреч и общения был таков, что гости, посещавшие даму, были, как правило, ее поклонниками. В те времена смысл этого определения разительно отличался от того, что вкладывается в него в наши дни. Тогда в основе процесса поклонения прекрасной даме лежали принципы древнего рыцарства, не изменившиеся со времен Империи Карла Великого и рыцарей Круглого Стола.

Согласно этим принципам, благородный мужчина, избравший предметом своего поклонения означенную даму, должен был не домогаться ее внимания и благорасположения, а прославлять ее честь, ум и красоту своими подвигами и безупречным поведением рыцаря. Здесь стоит отметить, что благородная дама – предмет воздыханий рыцаря – вполне могла быть и замужней женщиной. И при этом ее социальный статус не делал запрещенным или предосудительным поклонение ей. Даже мужья прекрасных дам относились к этому с пониманием.

Ни одна аристократка не могла, да и не желала отказываться от поклонения себе, поэтому визиты поклонников были процессом постоянным. При этом благородные господа за неимением драконов и чудовищ были вынуждены привлекать внимание предмета своего поклонения при помощи сочинения в ее честь стихов, баллад, литературных эссе и изящных словесных спичей. При этом атмосфера всегда носила характер непринужденного и легкого общения, основанного на состязаниях в острословии и интеллекте. Стоит отметить, что молодые дворяне, готовясь выйти в свет, должны были уметь отстоять свою честь при помощи шпаги. Но при этом донести свою точку зрения, признаться в любви либо высмеять соперника они должны были уметь в елико возможно изящной форме, чему и обучались наряду с фехтованием и верховой ездой.

А вот теперь постарайтесь представить, насколько интеллектуально богаты были в целом подобные «аристократические клубы», где молодые и одаренные дворяне (а позднее буржуа и представители науки и искусства) всеми силами ума и воображения старались заинтересовать свою «Клеопатру» дарами, принесенными к подножию ее трона.

Французские салоны были известны по всей Европе с XVI века. Их хозяйками и вдохновительницами были умнейшие и образованнейшие женщины своего времени. В их числе Маргарита Наваррская, сестра короля Франции Франциска I, которая являлась одной из первых женщин-писательниц Франции. Мария Шотландская, или Мария Стюарт, покорившая своими умом и красотой французский двор, стала музой для знаменитейших поэтов своего времени: Лопе де Вега, Пьера Ронсара, Пьера Брантома де Бурдейля. Хозяйкой салона была также Маргарита Валуа, известная всему миру как «Королева Марго» с легкой руки французского писателя Александра Дюма-отца.

Салон Жюли Рекамье

Салон мадам Рекамье в известной степени соответствовал традициям французского салона. Ее молодость и изящество привлекали людей абсолютно различного происхождения, жизненного опыта и возраста. Казалось бы, что могло быть общего у молодой французской аристократки и Жана-Батиста Бернадота, маршала Франции? Общий язык и интересы нашли военачальник шведского происхождения, начавший свою службу во французской армии в чине сержанта, когда Жюли исполнилось одиннадцать лет, и юная аристократка-француженка. На момент их знакомства она была молодой парижанкой, не выезжавшей за пределы Франции, а он – бывалым воином, маршалом Империи, вдыхавшим порох множества битв по всей Европе.

Другом Жюли Рекамье был философ, поэт и литератор Бенжамен Констан. Она живо интересовалась его литературным творчеством и политическими взглядами. В частности, ее чрезвычайно привлекал тезис о свободе личности, согласно которому свободная и просвещенная личность, ее развитие и совершенствование есть главная забота государства. Салон мадам Рекамье был местом, где зачитывались его произведения, и велась полемика на затрагиваемые им вопросы философии и литературы.

Частым посетителем и преданным поклонником мадам Рекамье был Франсуа Рене де Шатобриан – известнейший в те годы писатель, один из первых представителей романтизма в литературе. И именно в салоне Жюли Рекамье было сломано несчетное количество копий в интеллектуальных спорах, в ходе которых обсуждался предложенный им «Парадокс китайского мандарина». Именно Шатобриан в своем творчестве стал отцом морально-этического парадокса о возможности совершить плохой поступок при полной гарантии, что о нем не станет известно.

Клуб политических дебатов

Помимо литературы, частой темой для обсуждения в салоне мадам Рекамье была политическая ситуация в Европе и Франции. Салон стал полем для выступлений оппозиционных Наполеону Бонапарту политиков и литераторов. Так его частым посетителем был известный политик Камилл Жордан, находившийся в острой оппозиции по отношению к власти Бонапарта. Подругой Жюли Рекамье была писательница мадам де Сталь, являвшаяся дочерью министра финансов Неккера, чей особняк выкупил муж мадам Жюли. Жермена де Сталь с ее авторитетом в литературных и политических кругах прямо оппонировала Наполеону Бонапарту и выступала за равенство полов.

Стоит отметить, что именно дружба Жюли Рекамье с Жорданом и мадам де Сталь послужила Бонапарту поводом для крайнего раздражения. В бытность свою Первым консулом Франции, Наполеон пытался оказывать мадам Рекамье знаки внимания, впрочем безо всякого отклика с ее стороны. Ее резкая позиция и критические высказывания в адрес власти послужили для полиции Парижа поводом к неоднократному закрытию салона. Салон Рекамье посещал брат Наполеона Люсьен Бонапарт, а также члены правительства. Однажды узнав о подобном случае, Первый консул раздраженно бросил: «С каких это пор совет министров заседает в салоне мадам Рекамье?»

Повышенный интерес к политике стал причиной высылки Бонапартом из Парижа Жермены де Сталь. Жюли Рекамье поддерживала с ней переписку, из-за чего также подверглась высылке  по приказу Бонапарта. Удаление из столицы стало концом для банковской карьеры мужа мадам Жюли – Жака Рекамье.

Законодательница моды и стиля

Жюли Рекамье обладала талантом привлекать и удерживать вместе разных людей, которые в ее присутствии делились знаниями, жизненным опытом и думами. Создание обстановки, которая способствовала раскрытию душ посетителей салона, также является ее достижением. Дизайн для интерьера и фасоны одежды мадам Рекамье заимствовала у античных изображений и скульптур. Античная философская мысль, литература, а также манера вести диалоги импонировали ей, поэтому она и придерживалась «этрусского стиля» или стиля «a la grecque».

Именно мадам Рекамье явилась первооткрывательницей «античного» стиля в женской одежде, завоевавшего впоследствии все европейские страны. Так на картинах Франсуа Паскаля Симона Жерара и Жака Луи Давида Жюли Рекамье изображена в римской женской тунике белого цвета. Платья подобного рода, названные «стилем Рекамье» стали популярны от Испании до России. Они имели длину до пола, подол был украшен широкой полосой с вышивкой серебром или золотом. Плечи и руки были открыты, платье снабжалось короткими рукавами с небольшими буфами.

Подпоясывались туники высоко под грудью, будучи при этом достаточно просторными, но не широкими. Под платье обычно надевалась рубашка телесного цвета, которая иногда смачивалась водой, прилипая к телу. Этим достигался эффект «античной статуи – в подобном стиле любили творить изображения богинь и гетер греческие скульпторы. Волосы собирались в  высокую прическу и закалывались на затылке множеством невидимых заколок, оставляя открытыми шею и уши.

На портрете кисти Давида мадам Рекамье изображена полулежащей на кушетке, являвшейся точной копией предмета интерьера дворца, обнаруженного при раскопках древнего города Помпеи. В том же стиле было изготовлено кресло, сидя на котором она изображена на картине Ф. Жерара. Мебель для салона мадам Рекамье была изготовлена знаменитым парижским мастером-мебельщиком Жоржем Жакобом-старшим.

После завершения работы над картиной Давида в 1800 году Жюли Рекамье становится законодательницей в сфере женской моды: в одежде, прическах и украшениях. А автор картины Жак Луи Давид посредством своих работ стал диктовать моду в оформлении интерьеров и даже манере парижских дам держать себя. Ими с удовольствием были переняты и активно внедрены в повседневный обиход позы и даже выражение лица мадам Рекамье.

За пределами Парижа

Подчиняясь приказу Наполеона Бонапарта, Жюли Рекамье покинула Париж и переехала в провинцию, в город Шалон-Сюр-Марн, а в 1813 году уехала в Рим, где снова стала жить привычной жизнью – среди интеллектуальных бесед, окруженная поклонниками. Именно там знаменитый скульптор – неоклассицист Антонио Канова, пораженный ее красотой, увековечил предмет своего поклонения, выполнив два бюста мадам Рекамье из мрамора.

В апреле 1814 года Жюли Рекамье узнала об отречении Наполеона Бонапарта и вернулась в Париж, где снова открыла свой салон. В течение этого периода своей жизни мадам Рекамье писала мемуары, но приказала их уничтожить перед своей смертью. Ее биографом стала ее племянница и приемная дочь Амели Ленорман, написавшая биографию Жюли Рекамье на основе оставшейся после нее личной переписки.

Жюли Рекамье скончалась 11 мая 1849 года в Париже в возрасте 71 года. Она была похоронена на кладбище Монмартр, рядом со своими родителями. Жизненный путь  Жюли Рекамье – долгий и прекрасный, без сомнения может и должен послужить примером отношения к жизни. Эта замечательная женщина прошла путь, на котором была постоянно сопровождаема множеством поклонников из числа сильных, умных и талантливых мужчин. Имея возможность быть носимой ими на руках, она ни с кем не позволяла себе вольностей, предпочитая дружбу и философские беседы чувственным удовольствиям.

Это была женщина, имевшая возможность купаться в роскоши и ступать по россыпям драгоценных камней, но она сознательно выбрала скромный и целомудренный «греческий стиль», подчеркивавший естественную красоту и изящество форм. Она была достаточно смелой, чтобы иметь политические убеждения и отстаивать их, несмотря на противодействие и гонения. История знает немало прекрасных женщин, от которых зависели судьбы мира, оставивших память о себе на долгие века: Нефертити, Клеопатра, Мессалина, Лукреция Борджиа, Екатерина Медичи…

Но пример Жюли Рекамье, без сомнения, прекрасен, поскольку ум, красоту и талант, данные ей природой, она употребила на то, чтобы мир стал разумнее, красивее и чище.


1067181132_0_164_3131_1925_1920x0_80_0_0_e9b584941588885bda51a857c6082acf-1280x720.jpg

1min94

Год назад 2 декабря 2020 года не стало Валери Жискара д,Эстена, третьего по счету президента Пятой республики во Франции: ушел в вечность солдат, политический деятель и гражданин. Его жизненный путь охватил почти целое столетие – Валери Рене Мари Жорж Жискар д’ Эстен прожил 94 года, из которых 39 лет являлся экс-президентом французской республики. Он стал абсолютным рекордсменом как долгожитель, занимавший президентский пост и как экс-президент, проживший дольше всех своих коллег после истечения президентского срока. Соотечественники называли его l’Ex, как наиболее долго прожившего после ухода с поста президента.

От колыбели до линии фронта

Валери Жискар д’ Эстен родился 2 февраля 1926 года в германском городе Кобленц. На момент рождения Валери область Германии, на территории которой находился Кобленц, была оккупирована Францией согласно пунктам, содержавшимся в тексте Версальского мирного договора, положившего конец войне между Германией и антигерманской коалицией 28 июня 1919 года. По этому договору территория Германии, расположенная в бассейне реки Рейн от левого берега до административной границы с Францией и от правого берега на 50 км вглубь немецкой территории, объявлялась демилитаризованной зоной. Это означало, что в обозначенных границах Германии было запрещено размещать любые военные силы, проводить учения и маневры. Контроль за исполнением пунктов договора на прирейнских территориях осуществляли французские вооруженные силы и представители административного аппарата.

В составе французской администрации прирейнских территорий в должности финансового инспектора служил отец будущего президента – Эдмон Жискар д’ Эстен. Старший Жискар д’ Эстен помимо основной должности был членом Института Франции – основного официального научного учреждения Франции. Матерью Валери была Мэ Барду. Она происходила из старинного рода, давшего Франции немало общественных деятелей, юристов и политиков. Мэ Барду приходилась родной племянницей Франсуа Жоржу-Пико, французскому дипломату, подписавшему от имени Франции соглашение Сайкса-Пико с Великобританией, согласно которому ближневосточные владения Османской империи были разделены на сферы влияния между Францией, Великобританией, Российской империей и Италией.

Юный Жискар д’ Эстен получил в 15 лет двойной диплом о полном среднем образовании, став одновременно бакалавром философии и элементарной математики. Это случилось в 1941 году, когда по всему миру полыхало зарево Второй мировой войны. Учебе не суждено было продолжиться. Как французский патриот, вчерашний студент не мог видеть себя кем-либо иным, кроме как солдатом, борющимся за свободу своего Отечества с оружием в руках.

Дорогами войны. От Парижа до Дуная

С 1943 года Валери вступил добровольцем в движение Сопротивления на территории оккупированной германским вермахтом Франции. В следующем, 1944 году, по достижении восемнадцатилетия, завербовавшись в армию генерала де Голля, Валери Жискар д’ Эстен принимал участие в военной операции 19-25 августа, в ходе которой от германских войск был освобожден Париж. В числе тысяч своих товарищей по оружию из французской армии и армий стран антигитлеровской коалиции Жискар д’ Эстен участвовал в торжественном марше освободителей по Елисейским полям в Париже 26 августа.

После освобождения французской столицы ничто, казалось бы, не мешало возвращению Валери к гражданской жизни. Но его решение было иным. Учебе, карьере и созданию семьи он предпочел фронтовые дороги, постоянный риск, грязь, бессонницу, пороховую гарь и потерю товарищей. Война продолжалась и гордый дух неукротимых галлов, живущий в душе каждого французского патриота, звал вперед – расквитаться за унизительные поражения, за четыре года оккупации, за все, чем запомнилось Европе германское владычество.

После отказа вернуться к учебе Валери Жискар д’ Эстен вступил в 1-ю французскую армию под командованием генерала Жана де Латтра де Тассиньи. Боевой путь армии лежал на восток – через южную часть Германии в Австрию.

Будучи способным математиком с завершенным образованием, Валери получил назначение в танковую часть, где служил в должности наводчика. Получил звание бригадира 13 апреля 1945 года (соответствует званию капрала в американской армии или младшего сержанта в Российской). В ходе боевых действий новопроизведенный бригадир был отмечен в приказе по армии. Так 21 апреля лично указывал дорогу механику-водителю буксируемого танка. В городе Хюфинген, находящемся на территории земли Баден-Вюртемберг (Германия), экипажем его танка был взят на буксир поврежденный танк. В условиях полной неочевидности, находясь посреди боя, Валери Жискар д’ Эстен шел пешком рядом с танком, взятым на буксир, инструктируя его механика-водителя, относительно того, в какой момент какой маневр ему следует совершить. Эпизод произошел посреди городской улицы, находящейся под непрерывным обстрелом из автоматического оружия и минометов.

Чуть позже, 25 апреля в той же области, в городе Блумберг танк, в составе экипажа которого нес службу Жискар д’ Эстен, был подбит, но продолжил вести огонь и выполнял боевую задачу, несмотря на мощный взрыв. Его танк был первой боевой машиной, вошедшей в швейцарский город Констанц, освобожденный 26 апреля.  Война для Валери закончилась в Австрии, на берегах Дуная. Проведя за 8 месяцев войны, что выпали на его долю с момента вступления в армию, 28 полных дней в боях, Жискар д’ Эстен был награжден за боевые заслуги Военным Крестом 1939-1945 годов. Чуть позже, 14 июля 1945 года, он был удостоен чести принимать участие в военном параде перед генералом де Голлем, посвященном завершению войны.

С полей сражений – вновь на студенческую скамью

Война закончилась и, несмотря на горький опыт и потери, д’ Эстен принял решение продолжать образование и служить своей стране уже на ниве гражданской. Несмотря на трудное, а подчас и трагическое время, ознаменовавшее начало его жизни, жизнь продолжалась. И ее нужно было строить, преобразовывать и улучшать, а процесс этот был под силу лишь людям, чей жизненный опыт дополнялся образованием и опытом профессиональным. После продолжительной и упорной подготовки вчерашний танкист-наводчик смог успешно сдать экзамены в Высшую политехническую школу Франции – одно из наиболее авторитетных учебных заведений в стране.

Высшая политехническая школа

Для того чтобы читатель мог понять и оценить, что означало поступление в Высшую политехническую школу, сделаем небольшое лирическое отступление, посвященное ей. Учебное заведение, студентом которого стал демобилизованный Валери Жискар д’ Эстен, было основано в 1794 году известными тогда во Франции учеными: математиком Гаспаром Монжем и инженером Лазаром Карно. Согласно концепции основателей, школа должна была готовить инженеров. Именно поэтому упор в преподавании был сделан на математику, физику, химию и технические дисциплины. Символом школы стали скрещенные пушки, благодаря чему к ее ученикам прилепилось прозвище «Иксы», поскольку издали герб школы напоминал математическое неизвестное «Х».

Школе было суждено подготовить для Франции не только математиков и ученых. Ее выпускниками стали знаменитый физик Огюстен Френель и не менее известный химик Луи Гей-Люссак. Ее выпускники, избравшие армейскую карьеру, вписали свои имена в историю побед французского оружия. Так маршал Жоффр, в свое время получивший диплом об ее окончании, будучи комендантом французской столицы, сумел спасти Париж от германского наступления в сентябре 1914 года. А маршал Фош, также окончивший Высшую политехническую школу, подписал от имени французского правительства знаменитое Компьенское перемирие с Германией, завершившее военные действия в европейском театре Первой мировой войны. Высшая политехническая школа Франции может по праву гордиться тем, какую карьеру сделали многие из ее выпускников. Валери Жискар д’ Эстен занял достойное место среди политиков, военных и ученых, окончивших курс обучения в ней.

Национальная школа администрации

Следующим местом обучения Жискар д’ Эстена стала Национальная школа администрации. Это было учебное заведение, созданное лично генералом Шарлем де Голлем в 1945 году. Де Голль создал высшее элитарное государственное учреждение в сфере администрирования с целью облегчить работу социального лифта и расширить возможности доступа к высшим должностям в республике для талантливых выходцев из различных, в том числе и малоимущих, социальных слоев. Работа этого учебного заведения находилась под контролем премьер-министра французской республики. Выпускники школы с момента ее первого выпуска играли и играют в современной Франции ведущие роли. Среди них – сенаторы, премьер-министры, топ-менеджеры всемирно известных компаний, военные из состава высшего руководства вооруженных сил Франции и других государств.

По уровню подготовки Национальная школа администрации стояла, без сомнения, ниже Высшей политехнической школы, законченной Жискар д’ Эстеном ранее, но, в отличие от нее, обеспечивала мощный карьерный трамплин. В 1951 году Валери получил диплом Национальной школы администрации, став специалистом в области экономики и финансов. Именно блестящее образование стало прочным и надежным фундаментом для всей его будущей деятельности как чиновника, администратора, политика.

Начало административной карьеры

В 1952 году Жискар д’ Эстен поступил на службу в Генеральную инспекцию финансов, а в 1956 году был избран депутатом Национального собрания Франции. До 1962 года находился на различных административных должностях – генерального советника в департаменте Пюи-де-Дом (в 350 км к югу от Парижа), принимал участие в работе ООН в составе французской делегации, занимал пост государственного секретаря по финансам.

В 1962 году, уже обладавший солидным опытом и блестящим послужным списком, Жискар д’ Эстен был назначен на пост министра финансов при президенте Шарле де Голле и занимал этот пост до 1966 года. В 1969-1974 также занимал пост министра финансов при президенте Жорже Помпиду. На посту министра финансов проводил политику стабилизации экономики Франции и принял ряд мер по борьбе с инфляцией. Им была проведена девальвация франка на 12,5% по отношению к американскому доллару. Наиболее известным результатом его деятельности на посту министра финансов является законопроект Помпиду-Жискара, направленный на регулирование деятельности Банка Франции. Законопроект разрабатывался Жискар д’ Эстеном совместно с управляющим банка Оливье Вормсером. Принятый в результате совместной работы закон регулировал деятельность Банка Франции в период с 1973 по 1993 годы.

В области международных финансов Жискар д’ Эстену принадлежит заслуга выработанной им теории «непомерной привилегии». Так он охарактеризовал растущее влияние доллара, завоевывавшего мировую экономику сектор за сектором. Одним из первых Жискар д’ Эстен описал процесс захвата исключительных экономических преимуществ, получаемых страной, являющейся эмитентом резервной валюты, каковой стал доллар, в мировой экономике. Именно им первым был замечен факт обеспечения доверия к доллару как резервной валюте, подтвержденный лишь авторитетом и репутацией ее эмитента – Соединенных Штатов Америки.

В президентском кресле

После кончины в апреле 1974 года президента Жоржа Помпиду, Жискар д’ Эстен принял участие в президентских выборах. К тому моменту он придерживался правоцентристских взглядов и возглавлял собственную партию – Союз за французскую демократию. Главным его соперником в борьбе за президентский пост стал социалист Франсуа Миттеран. Жискар д’ Эстен выиграл президентскую гонку с минимальным отрывом – он набрал 50,81% голосов. Став президентом Франции в возрасте 48 лет, он стал одновременно одним из самых молодых президентов в мире.

В области внешней политики новым президентом был взят курс на свертывание «голлизма». Голлизмом во Франции того времени называли систему политических взглядов, которая была свойственна генералу Шарлю де Голлю и сторонникам его политического курса. В их числе: французский национализм, стремление к сохранению французской национальной идентичности на европейской арене, а также сохранение Франции как колониальной державы на арене мировой.

Валери Жискар д’ Эстен, в отличие от многих своих предшественников на президентском посту понимал, какие изменения происходят в мире, и считал необходимым сохранять безопасность и национальную идентичность Франции, ее культуры и народа не посредством идеологии «осажденной крепости». В новой Европе набирали силу новые процессы, и теперь становилось невозможным развиваться, сохраняя замкнутость государства в своих границах. Свойственное Шарлю де Голлю направление развития, заставлявшее опасаться коммунистической угрозы со стороны Восточной Европы, и не доверять заокеанскому союзнику в лице Соединенных Штатов Америки, заходило в тупик.

Подобный внешнеполитический курс неминуемо должен был привести Францию к замкнутости и обособленности, и, как итог, заставить тратить все большие и большие средства на гонку вооружений, постоянно увеличивая военные бюджеты. В окружающем же мире продолжал набирать силу глобализм и стремление к объединению, ослаблению значения межгосударственных барьеров – административных, финансовых, языковых.

Как экономист и специалист по финансам, Валери Жискар д’ Эстен вовремя понял, что, коль скоро прогрессивное мировое сообщество пришло к созданию резервных валют глобального значения (французский франк также вошел в их число), то стирание остальных границ – лишь вопрос времени. Соответственно, для развития страны, отдавшей ему свои голоса, нужно делать шаги по направлению к глобализму и либерализации. Именно поэтому с 1975 года прекратилось финансирование национальных французских космических программ. Отныне Франция (на лидирующих ролях, не стоит забывать об этом!) стала участвовать только в общеевропейских космических программах. В сфере внешней политики, процессы свертывания французского колониализма продолжались и в составе Французского Союза остались лишь те области и народы, правительства которых приняли такое решение исключительно по доброй воле.

При этом французский капитал никуда не ушел из регионов, объявивших о своей независимости. Он продолжил работать там, при необходимости французские вооруженные силы, присутствие которых в большинстве бывших стран-членов Союза сохранилось, по-прежнему выступают в качестве гаранта безопасности работы французских предприятий. Жискар д’ Эстен вовремя заметил, что в современном мире наибольшее влияние обеспечивают не солдатские штыки, чей авторитет вещественен и основывается на грубой силе и подчинении. Авторитет в мире глобальном обеспечивается резервными валютами – долларами, франками, фунтами.

Причем в силу изменений, привнесенных в мир Бреттон-Вудскими и Ямайскими соглашениями, определившими лицо современной экономики на долгие годы вперед, этот авторитет держится исключительно на балансе спроса и предложения и на честном слове, ибо кроме формального авторитета их государств – эмитентов, эти денежные знаки не подкреплены ничем. Ведь в наши дни даже вещественная форма денег в виде банковских знаков – бонов (бумажных денег) или монет не является обязательной, а наибольшие состояния представляют собой колонки цифр в бухгалтерских книгах или  компьютерных мониторах. Именно эти выводы финансиста помогли в его президентской деятельности. И президент-финансист добился путем капиталовложений гораздо больших результатов, нежели смог обеспечить мощью французского оружия совсем недавно президент-генерал.

В числе достижений Валери Жискар д’ Эстена на президентском посту значатся социальные преобразования французского общества. Так за время его правления было гарантировано полноправие внебрачных детей, упрощена процедура развода и легализованы аборты. Нижняя планка избирательного возраста была определена в 18 лет, а в кино была отменена политическая цензура. Важным достижением его правления стало строительство скоростных железных дорог и новых атомных электростанций.

На европейской арене

В области международных отношений по инициативе президента Франции было начато создание Европейской валютной системы. В ноябре 1975 Жискар д’ Эстеном была организована встреча лидеров пяти наиболее развитых стран – США, Японии, ФРГ, Великобритании и Франции. Произошла также дальнейшая интеграция в блок НАТО – с согласия властей Франции на ее европейской территории произошло размещение американских ракет средней и малой дальности. При этом Франция оставалась одной из стран, наиболее расположенных по отношению к СССР. Более того, Валери Жискар д’ Эстена связывала личная дружба с генсеком Советского Союза Леонидом Брежневым.

Общественный деятель

В 1981 году Жискар д’ Эстен не сумел одержать победу на следующих президентских выборах. Разразившийся в стране экономический кризис и политика «жесткой экономии» государственных финансов отняли у него поддержку правых кругов, обвинивших президента в авторитаризме и «отказе от компромиссов».

Впоследствии экс-президент продолжил возглавлять партию «Союз за французскую демократию», принимал участие в работе Европарламента в качестве депутата, возглавлял Международное европейское движение (1989-1997), затем – Совет европейских коммун и регионов (1997-2004). На правах экс-президента Франции входил в Конституционный совет Франции, где осуществлял контроль за соблюдением норм и прав Конституции.

В 2004 году Жискар д’ Эстен объявил об уходе из политики и прекращении общественной деятельности, оставив за собой лишь членство в Конституционном совете. После бывший президент стал автором мемуаров и нескольких художественных произведений, наиболее известными из которых являются «Пассаж», «Принцесса и президент», «Победа Великой армии». С 2003 года был избран членом Французской академии.

Перед вратами вечности

Валери Жискар д’ Эстен ушел, оставшись человеком, удостоившимся звания долгожителя: и как личность, и как экс-президент, поставив в этом отношении рекорд, не превзойденный на настоящий момент времени. Возможно, он не был столь яркой личностью, как многие его предшественники, его правление и деятельность не произвели тех перемен, которые после будут считаться отправными точками развития истории, но достоинство и заслуги этого человека в другом – он отдавал себя на служение своему народу. Зеленым юнцом записавшись в армию, он мог предложить лишь свою кровь, силу, стремление к борьбе – итогом стал его пусть короткий, но яркий боевой путь, отмеченный свершениями и наградами. На гражданском поприще от него потребовалось большее – и он вновь отдал все, что имел: учеба, карьера и вся деятельность, приведшие его к президентскому креслу, представляют собой серию последовательных, пусть не очень заметных, не героических, но все же важных и нужных мероприятий, направленных для укрепления своей страны изнутри. Он делал то, что мог, заняв президентское кресло. Великие свершения, потрясающие народы и приводящие в ужас государства уступили место другим, целью которых было укрепить безопасность и экономику страны не военной силой, а финансовыми возможностями.

Многое из того, что было начато им, продолжает работать до сих пор. Мы абсолютно уверены, что для поколений потомков Валери Жискар д’ Эстен останется примером политика и человека, сочетавшего в себе острый ум, многогранный жизненный опыт и деловую хватку, применявший свои лучшие качества и навыки во благо своего Отечества вне зависимости от того, на каком поприще ему выпало это делать.


Panama-Canal-cruise-1280x853.jpg

1min213

Отчаянные попытки руководителей Панамской компании избежать банкротства не принесли результатов. Несмотря на мощнейшее парламентское лобби и постоянные уверения отца и сына Лессепсов о том, что работы ведутся согласно пунктам плана строительства и завершение строительства  близко, кредит доверия по отношению к ним таял, подобно снегу под лучами апрельского солнца. Министр финансов Франции внес в палату депутатов законопроект, который предусматривал возможность льготного погашения долгов компании, поскольку считал ее сохранение делом государственной значимости и важности. Его законопроект не встретил одобрения, и депутаты проголосовали против него.

Для Панамской компании это означало конец. Гражданский суд департамента Сена вынес постановление о приостановлении деятельности компании и назначении временных управляющих, а затем 4 февраля 1889 года было объявлено об ее банкротстве и ликвидации.

Скандал по обе стороны Атлантики

Коррупционный скандал невиданного до этого времени масштаба разгорелся одновременно в кабинетах Парижа и джунглях Панамы. Согласно постановлению суда, все имеющиеся активы, денежные средства, ценные бумаги и имущество компании должны были пойти на оплату долгов по займам. Следствием судебного решения стала масштабная проверка деятельности Панамской компании. Она включила в себя аудит банковских счетов и инвентаризацию материальной части, находящейся на территории строительства.

Результаты были ошеломляющими. По итогам проверок было выяснено, что материальными средствами для выполнения обязательств по займам Панамская компания не располагает. Техника и строительные материалы, обнаруженные в центральноамериканской сельве, представляли собой груды ржавого металла, не имевшие даже малейшей товарной ценности. Материалы были испорчены, поскольку условия их хранения во влажном тропическом климате не были соблюдены. Механизмы были неисправны и частично разобраны: и то, и другое на протяжении долгих месяцев расхищалось местными жителями. Реализовать что-либо с целью погашения долгов компании не представлялось возможным. Что касается работ, то в ходе проверки выяснилось, что они давно были прекращены, причем результаты их уменьшались с наступлением каждого очередного сезона дождей. Проверка показала, что за все годы проведения строительных работ на перешейке было выполнено всего две пятых части от их предполагаемого полного объема.

Проверка банковских счетов дала возможность удостовериться в том, что денежные средства на них отсутствовали. Поэтому какое-либо возмещение заемщикам – держателям облигаций, не говоря уже об акционерах, было невозможным. Расследование показало также, что в течение срока существования Панамской компании она собрала порядка 1.3 триллиона франков, собирая около 200 миллионов франков в год. Порядка 104 миллионов были потрачены на оплату услуг банков, примерно 250 миллионов были выплачены в качестве процентов по облигациям и их погашению.

Внутриполитический кризис во Франции

Дело Панамской компании взбудоражило французское общество. Судебное разбирательство стало прологом для масштабного расследования о коррупционных схемах в высших кабинетах власти в Париже. Нити расследования протянулись ко многим депутатам и министрам, в числе которых оказался и министр финансов. Интересы Лессепса и его партнеров обслуживал огромный штат коррумпированных политиков, общественных деятелей и журналистов. Они получали деньги от руководства компании, взамен предоставляя в рамках своих полномочий и компетенции услуги по обеспечению содействия государственных и общественных институтов, а также прессы.

Выплаты взяток осуществлялись через сеть посредников и агентов, работавших за проценты от совершаемых сделок. Характерным фактом стало наличие доказательств того, что непосредственные руководители компании не занимались хищением принадлежавших ей средств и не переводили каких-либо ее активов в личную собственность. Иными словами, Панамская компания, возглавляемая Лессепсами – Фердинандом и Шарлем – давно потеряла счет подкупленным ею журналистам и членам высшего руководства страны. Но при этом никто из лиц, ведших расследование, не смог доказать хищение ими ни одного сантима в свою личную пользу. Материальную выгоду получили посредники, предлагавшие взятки, баснословные суммы в качестве процентов. Параллельно они собирали компрометирующий материал на должностных лиц, бравших взятки, с целью последующего их шантажа. Это также привело к возникновению многочисленных громких скандалов.

Рантье – главные жертвы неудавшейся авантюры

Французские рантье оказались теми жертвами провала Панамской компании, на чьи плечи легла вся тяжесть ее краха. Компания была народной, поскольку ее акционерами и заемщиками стали более 700 тысяч человек, огромный процент от общего населения страны. По официальным данным население Франции на 1900-й год составило 40,5 миллионов человек – эти цифры понадобятся нам для того, чтобы оценить масштаб бедствия, причиненного соотечественникам результатами неудач и просчетов  Фердинанда Лессепса. Стоит отметить, что эти 700 тысяч представляли собой не только количественно значительную прослойку, но и социальную страту, чрезвычайно важную для экономики страны. Ведь именно рантье были держателями значительной части недвижимости, ценных бумаг и денежных средств. И в результате авантюры, связанной со строительством Панамского канала, эти люди – почти все – превратились, без преувеличения, в нищих, так как банкротство компании означало и их личное банкротство.

Скандал, связанный с Панамской компанией, надолго подорвал доверие и банковской сфере Франции, и к ее рынку ценных бумаг. Отныне делать вложения такого рода, как правило, опасались. Да и тех, кто мог их делать, даже если бы они и желали этого, осталось чрезвычайно мало.

На скамье подсудимых

Перед судом в качестве обвиняемых по делу Панамской компании предстали всего пять фигурантов: президент Фердинанд Лессепс, вице-президент Шарль Лессепс, технический руководитель Александр Гюстав Эйфель и еще два должностных лица компании. В итоге разбирательства Фердинанд Лессепс и Шарль Лессепс были приговорены к пяти годам заключения и денежному штрафу. Эйфель и двое других – к двум годам заключения и денежным штрафам.

В итоге вышло так, что фактически наказания не понес никто. Шарль Лессепс, Эйфель и двое обвиняемых избежали наказания, поскольку их приговор был отменен Судом высшей инстанции через четыре месяца.

Фердинанд Лессепс, еще недавно пышущий здоровьем и поражающий окружение своей энергией, впал в старческую деменцию. Уже в 1893 году его перестали вызывать в суд, поскольку вызванный к нему домой судья подтвердил утрату дееспособности обвиняемым. Лессепс к тому времени потерял возможность выстраивать логические цепочки фраз, плохо понимал, что происходит, не узнавал окружающих. В1894 году Лессепс скончался в возрасте 89 лет и был похоронен на кладбище Пер-Лашез в Париже, на территории XX округа.

Герой или злодей?

Так кем же он был для своей страны – этот неуемный, непоседливый и одиозный человек? Какие мотивы им двигали, и что же он представлял собой на самом деле? Некоторые считают Лессепса гением, которому однажды просто изменила удача. Справедливо ли это? Пожалуй, мы с этим согласны, потому что если сравнивать Лессепса с кем-то, то, пожалуй, достоин сравнения с ним Наполеон Бонапарт. Оба они, действуя наперекор всем и всему, сообразуясь лишь со своими амбициями и жаждой подвига, славы, шли от победы к победе, но споткнулись там, где, казалось бы, все было ровным и гладким. Им обоим рукоплескало восторженное Отечество, а могила для их амбиций была вырыта где-то на чужбине, за тысячи лье от родного дома. И споткнувшись единожды, оба не могли остановиться в падении, потому что колоссы, падая, разбиваются вдребезги.

Кто-то сочтет «Великого француза» мошенником, поскольку его неуемное честолюбие обогатило одних безмерно, других же превратило в обитателей сточных канав. С этим тоже невозможно не согласиться, как невозможно забыть те десятки тысяч жизней –  египетских феллахов, погребенных в песках Синайской пустыни, французских и панамских рабочих, умерших от желтой лихорадки в душных панамских джунглях, принесенных в жертву по его прихоти. Все справедливо, но не будем забывать и о том, что сам он не занимался воровством и не наживался на продажах строительных подрядов – он не был мелочным человеком, и, без сомнения, считал подобное ниже достоинства французского виконта.

Да, он переоценил свои силы, свои возможности и возраст, но кто из людей застрахован от подобного? Это был сильный и мужественный человек, сполна получивший за все свои прегрешения. Конец его карьеры стал одновременно и концом его жизни. Своими поступками он выбил свое имя на скрижалях истории в назидание потомкам. Покойтесь же с миром, великий француз Фердинанд Лессепс!


ampliacion-cananl-panama-2013.jpg

1min245

За чей счет банкет?

Вопрос финансирования будущего строительства был наиважнейшим с первого дня возникновения Панамской компании Лессепса. Вкладывать свои сбережения он не предполагал, поэтому вопрос инвестиций стоял весьма остро. Поездка в Соединенные Штаты способствовала достижению всех целей, кроме этой. Ни правительство, ни деловые круги Нью-Йорка и Чикаго не дали «Великому французу» ни цента, уверив при этом во всяческой поддержке в будущем. Британцы также не проявили желания инвестировать в проект. Что же было делать? Не оставлять же грандиозных планов из-за одного лишь отсутствия презренного металла? Выход был найден – «Великому французу» не на кого было рассчитывать, кроме поддержки соотечественников. Ведь старался же он всю свою жизнь ради их блага и величия! И Отечество не подвело своего великого сына. Франция откликнулась на призыв.

«Всеобщая компания межокеанского канала» возглавлялась самим Фердинандом Лессепсом, занимавшим пост ее президента. Вице-президентом был назначен его сын Шарль. Сумма работ по проекту первоначально оценивалась в один миллиард франков, чуть позже предполагаемая стоимость их была снижена до 658 миллионов франков. Было выпущено 600 тысяч акций стоимостью по 500 франков каждая. Акционерами главным образом становились французские рантье.

Для Франции второй половины XIX века это был достаточно многочисленный кластер социального общества, обладавший совокупно значительными капиталами. Рантье отличались тем, что их доходы основывались на не трудовом, но законном зарабатывании денег. Они были обладателями капиталов, вкладываемых в предприятия, ценные бумаги, недвижимость. Основу дохода рантье, таким образом, составляли пассивные доходы. При этом зачастую распоряжались своими вложениями рантье не самостоятельно, а прибегали к услугам специалистов. Их интересы обслуживали брокерские конторы, управляющие и доверенные лица. Доходы рантье всецело зависели от того, насколько удачно вкладывался их капитал.

Авторитет Лессепса победил на домашнем поле гораздо быстрее, чем это произошло за океаном. Его известность, призывы к соотечественникам, обильно сдобренные обращениями к их патриотическому чувству, позволили достичь желаемого без особенных усилий. Панамская компания Лессепса получила необходимые для производства работ деньги от патриотично настроенных рантье. Непосредственная реализация проекта Панамского канала началась 1 января 1881 года.

Трудности строительства

В ходе строительства канала в Панаме буквально с первых месяцев после его начала стали возникать трудности, о которых ни проектировщики, ни инженеры первоначально даже не подозревали. Мягкий и влажный тропический климат Панамы, как оказалось, благоприятствовал строительным работам в гораздо меньшей степени, нежели иссушающая убийственная жара Суэца. Влажность и дожди в значительной степени затрудняли ведение земляных работ. Затраты энергии машин и людей были высокими, поскольку пропитанный влагой грунт весил больше, чем песок в Синайской пустыне при равных объемах. Это значительно снижало продуктивность работ и уменьшало объем выработки, тем самым увеличивая сроки реализации плана.

При осуществлении земляных работ выяснилось, что почвы данного района имеют предрасположенность к оползням, что, в свою очередь, несет потенциальную угрозу жизням рабочих и сохранности материальной части производства. Состав почв сельвы, содержавших большой процент чернозема, и концентрация влаги в ней способствовали этому. Крайне неприятным сюрпризом стал факт обнаружения под слоем почвы твердой скальной породы. Предварительная разведка грунтов была проведена плохо, внимание Лессепса было привлечено к решению вопросов в области политики, юриспруденции и финансирования. Проект Маласпины был преждевременно признан им самодостаточным без учета разницы возможностей геодезистов и инженеров конца XVIII и конца XIX веков.

Работы затягивались. В лагере строителей появились заболевшие малярией и желтой лихорадкой. За все время, на протяжении которого велись строительные работы, от несчастных случаев и болезней умерло более 20 000 человек. Рабочие и инженеры из Франции, первоначально довольные весьма неплохими заработками, начали постепенно увольняться и уезжать из Панамы. В довершение всего выяснилось, что постройка бесшлюзового канала на Панамском перешейке технически невозможна. Инженеру Эйфелю было поручено спешно создать проект строительства шлюзов в рамках реализации проекта строительства канала и приступить к их монтажу.

Кошелек показывает дно

Непредвиденные сложности строительства вызвали увеличение расходов, связанных с ним. Следует вспомнить, что сумма стоимости работ по первоначальному проекту, равная 1 миллиарду франков, была снижена после переоценки до 658 миллионов. Нехватка средств стала реальностью уже в 1882 году. С целью пополнения бюджета строительства Лессепсом были предприняты попытки привлечения дополнительных инвестиций. Панамская компания выпустила облигационный заём в том же, 1882 году, а через какое-то время еще два аналогичных займа. Была собрана сумма, составившая порядка 400 миллионов франков. При этом третий заём не был осуществлен в полном объеме. Остаток акций пришлось  уступить по сниженной цене банковскому синдикату, размещавшему ценные бумаги компании и обслуживавшему ее счета, в качестве погашения оплаты его услуг. На бирже появилось недоверие по отношению к ценным бумагам компании, которые покупались уже менее охотно.

Расчеты на инвестиции со стороны других государств не спешили оправдываться. Помимо финансовых кругов Великобритании и Соединенных Штатов Америки Лессепс попытался привлечь инвесторов из Российской империи. Результат был тем же, а именно – нулевым. Время работало против Панамской компании.

Лессепс идет ва-банк

Рубежом для проекта строительства стал 1885 год. Лессепсом была предпринята отчаянная по своему авантюризму и высоте ставок кампания. Целью ее было получение дополнительных инвестиций для строительства, которое требовало все больших и больших финансовых вливаний. Для руководства Панамской компании это означало либо продолжение работ и надежда завершить начатое, либо полный и немедленный крах.

В 1885 году Лессепс объявил о начале нового долгосрочного выигрышного займа. Он рассчитывал собрать порядка 600 миллионов франков. С этой целью процентная ставка по доходам акционеров была поднята до 10%. Риск подобного предприятия заключался в том, что для выпуска облигаций под такие обязательства требовалось получить разрешение Сената и Палаты депутатов Франции. На этот раз Фердинанд Лессепс поставил на карту абсолютно все, что было накоплено им в предыдущие годы: его авторитет, доброе имя его семьи, его репутацию и репутацию его сына – абсолютно все, что только было возможно. Ставки были сделаны, и игра началась.

Для получения согласия высшего руководства Франции Лессепсом было употреблено все его влияние, задействованы родственные связи, личные знакомства и весь вес авторитета его имени. Огромные суммы, полученные ранее в виде займов по облигациям, были израсходованы на рекламную кампанию нового займа, получение которого должно было покрыть предыдущие расходы строительства и довести его до конца. Помимо привлечения внимания к займу через прессу, последовала серия подкупов высших чиновников и депутатов парламента. Лессепс торопился, поскольку время работало против него. К тому же вернувшиеся во Францию из Панамы рабочие и инженеры стали источниками слухов о том, что строительство фактически не ведется, строителей выкашивают тропические болезни, а дорогостоящая техника ржавеет в сельве без дела.

В апреле 1888 года после голосования палата депутатов одобрила заём. Израсходовав гигантские средства и расположив к себе при помощи взяток едва ли не половину депутатов парламента, Лессепс увеличил сумму займа до 720 миллионов франков. Но объявленный сбор средств по этой подписке в начале июня с треском провалился. Удалось собрать только 254 миллиона франков, 31 миллион из которых был удержан банками, осуществлявшими операции. Кроме того, согласно закону, компания должна была выделить из собранных денег резервный фонд для погашения обязательств по облигациям. Все это происходило на фоне громких заявлений самого Лессепса о том, что в 1888 году первые корабли смогут попасть по Панамскому каналу из Атлантического океана в Тихий. В воздухе явственно витало ощущение краха. Окончание в следующей статье.


4a278d1c8e7ecff8a2c4bb593e273e4b.jpg

1min164

Для большинства из наших современников, в какой бы точке мира они не жили, и какое бы не имели отношение к Франции, имя Астерикс ассоциируется с героем детских комиксов и комедийных фильмов. Немногие, услышав его, смогут сказать больше. А ведь имя забавного персонажа комиксов носил также подлинный исторический фигурант. Он не был героем, даже не был человеком, но заслуга его в истории Франции весьма велика, и забыть о ней было бы неуважением по отношению к целой эпохе. Те страницы истории, которым принадлежит имя этого Астерикса, оказались чрезвычайно важными на историческом пути Пятой республики во Франции. Многие из них не раскрыты до сих пор. Одни девственно чисты и ждут прикосновения пера своего будущего автора, на других напротив еще свежи чернила. Я предлагаю вам перелистать их еще раз.

Тот «Астерикс», о котором я решил вам напомнить – это первый в истории французский искусственный спутник Земли, запуск которого в атмосферу состоялся 26 ноября 1965 года. Факт его запуска интересен не только и не столько сам по себе. Это событие стало одной из составляющих длительных и сложных процессов, затронувших многие державы и вызвавших перемены на разных континентах. Выход французского «Астерикса» на орбиту Земли имел не только интересную предысторию, но и далеко идущие последствия. Причем последствия эти, касаясь напрямую Франции, опосредованно затронули и остальные страны Европы, вошедшие потом в общеевропейскую организацию Евросоюза. Для понимания значения отдельно взятых фактов необходимо рассматривать окружающий их контекст. Чем стал запуск «Астерикса» для космической программы Франции? Какие события и процессы предшествовали его запуску, и какое значение для французского государства и Европы в целом имеет сам факт запуска Францией космического спутника своей разработки? Будем выяснять вместе.

Ядерные гонки и новая европейская реальность

Все государства Европы после завершения Второй мировой войны так или иначе оказались вовлечены в войну, получившую название Холодной. Именно этот длительный процесс военно-политического и экономического противостояния двух мировых полюсов силы – Соединенных Штатов Америки и Советского Союза – поставил на повестку дня важнейший вопрос реализации ядерных программ. Стоит напомнить, что ядерное оружие стало важнейшим рычагом воздействия на противников и союзников в системе военно-политических блоков той поры.

Для справки: первое испытание американской ядерной бомбы (кодовое название «Trinity») было произведено 16 июля 1945 года на полигоне Аламогордо, на территории штата Нью-Мексико. Первое успешное испытание советского аналога оружия массового поражения – атомной бомбы – состоялось 29 августа 1949 года на полигоне в Семипалатинской области на территории республики Казахстан.

Таким образом, для всего послевоенного мира ядерные программы, послужившие впоследствии прологом для программ космических, являлись, прежде всего, мероприятиями военной сферы. И предназначались если не для прямого участия в боевых операциях – поражения скоплений живой силы и техники предполагаемого противника, то, во всяком случае, для его сдерживания. С учетом той силы и разрушительной мощи, которую весь мир получил возможность лицезреть после американских бомбардировок Хиросимы и Нагасаки, наличие и реализация разработок подобного рода превращались в мощный сдерживающий фактор для потенциальных противников. И этот фактор невозможно было игнорировать ни Западу, ни Востоку.

Условия и обстоятельства создания космической программы во Франции

Для французской республики вопрос реализации ядерной программы в послевоенные десятилетия встал как нельзя остро. Положение дел в мире было таково, что территория Европы вполне серьезно рассматривалась и Соединенными Штатами, и Советским Союзом в качестве территории будущего вооруженного противостояния. Франция, расположенная в центре континента, неминуемо должна была стать ареной схватки двух хищников – красного медведя из-за Балкан и звездно-полосатого орла из-за Атлантики. Шарль де Голль, ставший президентом Франции в 1959 году, хорошо понимал это. Он явственно ощущал, что положение возглавляемой им страны наиболее метко можно охарактеризовать выражением «между молотом и наковальней».

 Тревоги президента де Голля

В наше время ни для кого не является секретом наличие планов Советского Союза проложить танковыми армиями, сосредоточенными на территории Польши, Чехословакии, ГДР, Венгрии и Румынии прямую дорогу до Гибралтара. Также стали всеобщим достоянием планы Соединенных Штатов, предусматривающие намерение фактической ликвидации коммунизма как идеологии и организации Варшавского договора как ее проводника на мировом уровне.

Ветеран многих войн, малых и больших, Шарль де Голль понимал, что ареной противостояния неизбежно станет Европа, и, конечно, Франция. Возглавляемое им государство территориально – самое крупное в Западной Европе, имеет выход к Северному и Средиземному морям, а также к Атлантическому океану. Поэтому чем бы ни начался конфликт, избежать участия в нем не удастся, притом участие принимать придется в подчиненной роли. Это было обусловлено постепенным втягиванием Франции и всей Западной Европы в политическую орбиту США на правах «младших братьев», поскольку Франция в числе прочих европейских государств,  приняла экономическую помощь от Соединенных Штатов. Речь идет о плане Маршалла – обширной программе по восстановлению в послевоенной Европе.

Завершающим штрихом картины являлся – это уже было неоспоримым фактом – ядерный потенциал Соединенных Штатов. Бомбардировки Хиросимы и Нагасаки в 1945 году наглядно показали, как опасно находиться в стане врагов «Дяди Сэма». Но и среди его друзей было не менее тревожно, поскольку в процессе борьбы за мировую гегемонию всем союзникам Соединенных Штатов Америки была неизбежно уготована роль «расходного материала». Притом было не очень важно, кому повезет больше, а кому – меньше. Полем битвы должна была стать Европа, а пожар в любой части европейского дома неминуемо сделал бы бездомными всех его обитателей.

Клин выбивая клином

Как человек военный, генерал де Голль ясно отдавал себе отчет в том, что в противостоянии считаются лишь с теми, кто вооружен и может подвердить свои и отвергнуть чужие притязания силой. «Винтовка рождает власть», – сказал «Великий кормчий» Мао Цзедун. И де Голль знал это. По его мысли, обезопасить будущее Европы можно было лишь одним способом. В игре, которая должна была скоро начаться, ему нужен был козырь, каковым могла стать для Франции своя собственная программа по созданию ядерного вооружения. В сложившейся политической ситуации гарантий не давал никто, поэтому нужно было предпринимать срочные меры самостоятельно.

Начальным шагом на избранном пути стало испытание первого французского ядерного устройства. Следует отметить, что план по развитию атомной энергетики Франции был принят еще в 1952 году. Поражение французских колониальных войск в сражении при Дьенбьенфу, в «Долине глиняных кувшинов», произошедшее в марте-мае 1954 года, ознаменовавшее выход Индокитая из колониальной зависимости по отношению к Франции, подстегнуло работу над проектом атомной бомбы. Дополнительным фактором стало наличие оружия данного вида у вооруженных сил Великобритании.

Справедливо опасаясь втягивания в вооруженные конфликты на стороне и за интересы НАТО, Шарль де Голль сделал ставку на собственные независимые ресурсы. С этой целью в 1957 году в Алжире было начато строительство полигона для ядерных испытаний. А 3 ноября 1959 года в Центре высших военных исследований Франции де Голль выступил с речью о целях французской ядерной программы. По его словам, главной целью было создание национальных ударных сил на основе ядерного оружия, которое могло бы быть задействовано в любой точке земного шара. Честь считаться «отцом» французской ядерной бомбы принадлежит Бертрану Голдшмиту, работавшему до этого вместе с Марией Кюри и участвовавшему в «Манхеттенском проекте» по созданию ядерной бомбы в США. Курировал процесс по приказанию де Голля бригадный генерал Пьер-Мари Галуа.

Прыжок «синего тушканчика»

Первое испытание французского ядерного оружия состоялось 13 февраля 1960 года на территории алжирской Сахары, находившейся тогда в составе французской республики. На плато Танезруфт произошел взрыв атмосферного типа мощностью в 70 килотонн в тротиловом эквиваленте. Мощность взрыва была втрое большей, нежели аналогичный показатель бомбы, использованной американцами в Хиросиме. Операция была названа «Синий тушканчик» (Gerboise Bleu), поскольку тушканчик являлся коренным обитателем сахарской пустыни, а синий цвет традиционно является символом Франции за рубежом.

В дальнейшем испытания были продолжены, но уже в других частях Французского союза, поскольку на территории Алжира, объявившего о своей независимости, осуществление подобных экспериментов стало невозможным. Отныне испытания проводятся на полигоне Куру во Французской Гвиане, созданном в 1964 году, а также на территории атоллов Муруроа и Фангатауфа во Французской Полинезии. При этом стоит отметить, что Франция, придерживаясь своей концепции создания ядерного оружия, не присоединилась к Московскому договору 1963 года о запрещении испытания ядерного оружия в трех средах: в атмосфере, космическом пространстве и под водой. Испытания продолжались.

Рождение «Алмаза»

Успешные испытания ядерного оружия подвели его конструкторов к необходимости создания ракеты-носителя. Наличие ядерного оружия предполагало создание средств его доставки. С этой целью была создана де-юре частная, а де-факто полностью контролируемая и управляемая Министерством обороны Франции компания SEREB (Societe pour l’Etitude et la Realisation d’Engins Balistiques) в 1959 году. Тогда же по поручению де Голля был создан Комитет Космических Исследований (CRS), с целью сбора и анализа достижений СССР и США в ядерной гонке и выработке рекомендаций по развитию ядерного вооружения Франции.

В июне специалисты SEREB предоставили разработку, которая впоследствии стала ракетой-носителем «Diamant». Ракета-носитель и спутник, получивший кодовое обозначение А-1 были сконструированы по личному приказу Шарля де Голля. Спутник был необходим для проверки работы ракеты-носителя, которая должна была доставить его на земную орбиту. Ракета-носитель «Diamant» имела трехступенчатую конфигурацию, высотой достигала 21,6 метров, в диаметре 1,4 метра, вес ее был 24,7 тонн. Согласно техническим характеристикам, данный носитель мог нести полезную нагрузку массой до 150 кг и доставлять ее на орбиту, на высоту до 200 км.

Полет «Астерикса»

Первое испытание ракеты-носителя «Diamant» состоялось 26 ноября 1965 года. Испытания проводились на полигоне Хаммагир, на территории уже независимого Алжира. Пуск прошел успешно, и первый французский спутник был доставлен на околоземную орбиту первой французской же ракетой-носителем. Особенная торжественность момента для французских граждан заключалась в том, что полет «Diamant», доставившего спутник, был первым в мире успешным полетом носителя не американского и не советского производства.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

 

Спутник А-1, доставленный на орбиту, получил имя Астерикса, популярного героя французских детей и юношества – маленького галла, стремительно передвигавшегося и побеждавшего врагов благодаря чудодейственному галльскому эликсиру. Как и его мультипликационный тезка, «Астерикс» был невелик в размерах – вес его составлял всего 42 килограмма. Он не нес на себе никакой научной или военной аппаратуры, кроме радиомаяка и химических батарей, рассчитанных на 15 суток работы. Радиомаяк перестал посылать сигналы 28 ноября 1965года. В отличие от своих предшественников, советского «Спутник-1» и американского «Explorer», «Астериксу», запущенному на большую высоту, нежели его иностранные аналоги, суждено вращаться на околоземной орбите еще долгие годы.

С 1965 по 1975 годы во Франции продолжало уделяться значительное внимание по отношению к космической и ядерной сферам. Так, из произошедших за этот период 12 запусков ракет-носителей «Diamant», 9 были признаны полностью удачными.  Признан удачным частично 1, неудачными – всего 2. С 1978года Франция продолжила свои испытания, но уже в качестве лидера общеевропейской организации – Европейского космического агентства, основанного в 1975году.

Выводы и последствия

Достижения космической программы Франции являются совокупной заслугой множества людей – инженеров, ученых, военных. Но главная честь, без сомнения, принадлежит национальному лидеру Франции – Шарлю де Голлю. Именно его заслуга в том, что Франция не только избрала в качестве своего пути направление независимой ядерной державы. Несомненно, возникновение третьей ядерной силы на планете, чьи разработки были лишь ее собственными достижениями, стало важным фактором недопущения ядерной войны. Чем больше игроков на поле, тем больше им приходится предпринимать усилий, чтобы поддерживать баланс, удерживая каждый себя, и друг друга, от роковой ошибки и соблазна нанести удар.

В цепи нет элементов второстепенной важности, ибо ее крепость, как известно, состоит из совокупности крепости каждого из ее звеньев. Точно также и принятие французской ядерной программы, и разработка «Синего тушканчика», и запуск «Диаманта», и полет «Астерикса» есть суть звенья одной цепи. И эти события, объединенные исторической последовательностью, должны рассматриваться совместно, как составляющие одного процесса, который происходит и на наших глазах в том числе. В них мы видим переход от бомб к мирному атому, от разработки носителей для баллистических ракет до запуска международных орбитальных станций, где астронавты разных государств ведут научную работу на орбите.

Произошел еще один из бесчисленного их множества исторический парадокс. Генерал де Голль, вольно или невольно, готовясь к войне, стал одним из архитекторов мира. А одним из его спутников на этом пути стал крошка «Астерикс».


e34c58d41c14d35bb528852b480dd44e.jpg

1min147

На крыльях славы

После окончания работ по строительству Суэцкого канала в Египте и завершения торжеств в честь начала его использования, Фердинанд Лессепс потерял всякий интерес к своему пустынному детищу. Достигнутая цель перестала манить его. На протяжении последующих десяти лет он активно и с наслаждением пожинал плоды своих трудов, изменивших облик Ойкумены.

Лессепс был награжден за свои заслуги медалью Альберта в 1865 году. Этой медалью британское Королевское общество награждало согласно ее статусу людей без различия их национальной принадлежности, достигших выдающихся достижений в области продвижения искусств, производства и торговли. Строительство Суэцкого канала продолжалось, но до окончания работ оставалось четыре года. Награждение было следствием не фактических свершений или заслуг виконта, а его организаторских достижений. На пути к цели лежали еще десятки километров пустыни и годы труда, а выжженные солнцем пространства уже были готовы погрести в песках тысячи тел египетских феллахов, которым предстояло погибнуть в ходе строительства.

Самую трудную в жизни науку, для которой не существует учебников, наставников и кодифицированных методик – науку располагать к себе, Фердинанд Лессепс освоил за свою бурную жизнь на профессорском уровне. И медаль Альберта, по сути дела, он получил именно поэтому. В его случае она стала своего рода «призом зрительских симпатий» со стороны жителей Туманного Альбиона, на берегах которого виконт одержал свою главную победу, сумев привлечь на свою сторону общественное мнение, политиков и прессу.

Говоря о награждении Лессепса медалью Альберта, следует отметить, что с момента учреждения медали до момента его награждения, ею были награждены всего два человека. Это Роуленд Хилл, британский политик и администратор, реформировавший почтовое дело в Великобритании и император Франции Шарль-Луи-Наполеон Бонапарт, или Наполеон III. Вот в такой последовательности: британский министр, французский монарх и…Фердинанд Лессепс, или просто «Великий француз», как его именовали в прессе.

Кроме того, Лессепс был кавалером ордена Почетного Легиона Франции. Членство в ордене присваивалось как знак отличия для людей, успешно подвизавшихся на ниве государственных преобразований и способствовавших укреплению Отечества. Орден был учрежден императором Наполеоном I Бонапартом в 1802 году. Одновременно с членством в рыцарских орденах «Великий француз» был избран почетным членом Английского королевского общества в 1875 году, а также почетным иностранным членом Русского императорского географического общества. В доказательство тезиса, утверждающего, будто бы «талантливый человек талантлив во всем», Лессепс в 1884 году был избран в члены Французской Академии – национального научного учреждения Франции. Согласно уставу, объектами ее исследований являлись: изучение французского языка и литературы, а также регулирование языковых и литературных норм французского языка.

Теперь уже Фердинанд Лессепс, благодаря членству в крупнейших академиях Европы стал известен не только как инженер (им он стал с легкой руки инженеров Суэцкого канала, поскольку они для простоты именовали его так), но и как географ, естествоиспытатель, геодезист, финансист, лингвист, планировщик  и вообще специалист широчайшего профиля. Слава Лессепса летела по миру впереди него, и честь проведения «Нового Босфора» в Синайской пустыне принадлежала исключительно ему одному. За его победу были прощены жертвы строительства, обман, спекуляция родственными и дружественными связями. Он был подлинным триумфатором. И как победитель легко получал все, чего добивался, и порой даже больше, чем то, на что мог претендовать.

Новые идеи «Великого француза»

В 1879 году, в возрасте 74 лет вниманием Лессепса овладела новая цель, воплощению которой он посвятил всю свою энергию. Он был крепок телом, обладал ясным умом и железной хваткой, и его репутация служила гарантией того, что он справится с задачей играючи. Речь шла о строительстве нового канала, на сей раз в Панаме.

В основе проекта лежало намерение соединить два океана – Атлантический и Тихий, путем создание бесшлюзового (как и в предыдущем случае) канала, долженствующего пролегать через панамскую сельву. Инженерных сложностей не предвиделось, поскольку согласно плану, будущий канал не нуждался в системе шлюзов. Предполагаемая длина канала по проекту получалась вдвое короче длины канала в Суэце. Кроме того, территория будущего строительства, по мысли Лессепса, была в значительной степени более комфортна для проведения работ, нежели Синайская пустыня. Строительство должно было осуществляться во влажной тропической сельве, соответственно, строители не должны были испытывать недостатка в пресной воде. Кроме того, «Великий француз» превосходно знал испанский язык и бегло изъяснялся на нем. Соответственно, это исключало даже малейшую вероятность возникновения сложностей в общении с местными властями. Пылкий, порывистый и энергичный, напористый как тореадор и стремительный как бык на корриде своим обаянием чеширского кота в сочетании с бульдожьей хваткой он должен был открыть все двери и разрушить все преграды.

Американское шоу Лессепса

Лессепс начал действовать. По зарекомендовавшей себя ранее схеме, никогда прежде не дававшей сбоев, он выехал в Соединенные Штаты Америки. Территории, на которых предполагалось вести строительство, находились в сфере их политических интересов. Главными игроками на политическом поле Карибского бассейна традиционно являлись США и Великобритания, посему и заинтересовывать проектом было необходимо правительства этих стран. Приехав в США, Лессепс выступил с докладом в Конгрессе, побывал на аудиенции у Президента, был приглашен для доклада в Национальное географическое общество. Его приветствовали ассоциация инженеров, пресса сделала его героем дня. Портреты «Великого француза» не сходили с передовиц американских газет.

В деле была сложность, устранить которую и должен был визит Лессепса в США. Суть ее заключалась в следующем. Лессепс предлагал к осуществлению проект, составленный в конце 19 века итальянским географом Алессандро (Алехандро) Маласпиной, находившемся в то время на службе испанской короны. Им был составлен проект строительства канала, долженствующего пролечь через панамскую сельву. План Маласпины содержал расчеты глубин и объемов выбранного грунта, промеры расстояний, а главное – предполагалась постройка канала бесшлюзового типа, что и оказало решающее воздействие на выбор этого проекта Лессепсом.

«Великий француз» добился своего с непревзойденной легкостью, и это было немудрено – ведь он играл в самую любимую из своих игр. Будучи тонким психологом, он во время своих предыдущих визитов в США понял и ощутил, что для того, чтобы покорить душу Америки, ей нужно подарить шоу. От него требовались яркие, красочные и эффектные представления, на которые он был непревзойденным мастером. Природное обаяние не подвело. Он, как и рассчитывал ранее, заставил поверить в него всех, кто видел и слышал его выступления, или читал о нем в газетах.

Помимо проекта Панамского канала, существовал еще один проект. Речь шла о строительстве канала в Никарагуа. Первоначально правительство США склонялось к проекту Никарагуанского канала. Более того, на территории предполагаемого строительства даже была создана особая зона, чьи нейтралитет и безопасность в военном и политическом плане гарантировались Великобританией и США.  Предполагаемая цель данного проекта была абсолютно та же – соединение двух океанов, но план представлялся гораздо более сложным в реализации. По проекту, он должен был быть длиннее Панамского, кроме того, предполагал наличие целой системы шлюзов. Вследствие постройки канала существовала угроза затопления водами озера Никарагуа целых областей, территория которых находилась в непосредственной близости от предполагаемого места работ. Используя свой авторитет и красноречие, Лессепс смог доказать превосходство своего проекта и заручиться его одобрением.

Так уж вышло, что на сей раз британские интересы не могли быть задеты притязаниями Лессепса, поэтому Великобритания, чьей целью было недопущение влияния Соединенных Штатов в регионе, отнеслась к проекту «Великого француза» нейтрально. Кроме того, в процессе притягивания к своему проекту и персоне симпатий американской общественности, Лессепсом был совершен важный тактический ход, обезопасивший его проект в юридическом отношении.

С этой целью, созданная им в 1880 году «Всеобщая компания межокеанского канала» выкупила у английского инженера Уайза концессию на строительство Панамского канала, полученную им ранее у правительства Колумбии. Покупка обошлась в 10 миллионов франков – большую сумму, но зато теперь все препятствия на пути осуществления проекта были надежно устранены. Кроме того, авторитета компании прибавляла работа в ее составе многих инженеров и ученых, чьи имена и репутация служили средством укрепления доверия к ней. В их числе был и Александр Гюстав Эйфель, инженер и специалист по проектированию и монтажу металлических конструкций, будущий создатель знаменитой Эйфелевой башни.

Первый этап подготовки строительства успешно завершился. Лессепсу удалось в кратчайшие сроки добиться одобрения своего проекта со стороны одних политических сил, при этом подстраховаться от возможных препятствий со стороны других. Административная часть подготовки была блестяще завершена, и, по мнению виконта, им был сделан еще один шаг на пути к новому триумфу, новой славе и возможностям. Если бы он знал,  куда приведет его этот путь. Продолжение следует.


2021-11-24T110944Z_1574115513_RC2U0R959EDJ_RTRMADP_3_EUROPE-MIGRANTS-FRANCE-CALAIS-pic_32ratio_900x600-900x600-26359.jpg

1min140

Далеко не безоблачные отношения правительств Франции и Великобритании получили новый импульс к росту напряженности между ними на минувшей неделе. Событием, вызвавшим очередной повод  для недовольства деятельностью коллег из сопредельного государства, стало затопление в проливе Ла-Манш плавательного средства, на котором мигранты из стран Ближнего Востока пытались нелегально попасть на территорию Великобритании.

Через Ла-Манш на резиновой лодке

Крушение произошло 24 ноября 2021 года. Обстоятельства его таковы: в среду 24 ноября плавательное средство (надувная резиновая лодка), на борту которого находились 33 пассажира, потерпело крушение и затонуло во французских территориальных водах. Все пассажиры были по национальности курдами, преимущественно выходцами из Ирака. В качестве плавательного средства при пересечении пролива Ла-Манш была использована резиновая надувная лодка с плоским дном, не предназначенная к использованию для плаваний на таких глубинах и на подобные расстояния.

Причины затопления выясняются. Доподлинно известно, что к моменту прибытия французских спасателей воздух из лодки почти полностью вышел. Причины произошедшей трагедии выясняются следствием. На данный момент выявлено несколько из них. Так предположительно лодка дала течь и из нее начал выходить воздух вследствие механического повреждения. Это мог быть производственный брак, либо повреждение было нанесено плавательному средству кем-либо из пассажиров вследствие его перегруза. Одной из причин также могла быть внезапно возникшая на борту паника.

Итогом неудачной попытки пересечения морской границы Великобритании стала гибель 27 пассажиров плавательного средства. Из них 17 человек были мужчинами различного возраста, 7 – женщинами, одна из которых предположительно была беременной, 3 – дети подросткового возраста. Двое потерпевших были спасены и доставлены в больницу Кале с переохлаждением, трое пропали без вести. Крушение было обнаружено французскими рыбаками, осуществлявшими лов рыбы в прибрежных водах. Они же вызвали сотрудников службы спасения, сумевших спасти двоих пассажиров – гражданина Ирака и гражданина Сомали.

Политический резонанс

Вторая половина минувшей недели была отмечена достаточно напряженным диалогом властей Франции и Великобритании. На следующий день после происшествия Эммануэль Макрон предложил британскому премьеру Борису Джонсону приступить к совместной работе по выработке решений проблемы незаконной миграции через Ла-Манш. В ответ на предложение Макрона 27 ноября Джонсон опубликовал на своей странице в Twitter открытое письмо президенту Франции. В письме британский премьер открыто упрекнул французские власти в неспособности решить проблемы, связанные с незаконной миграцией на территории Франции. В числе предложений по решению проблемы, внесенных Джонсоном, значится введение практики совместного франко-британского патрулирования французских территориальных вод с целью управления потоками нелегальной миграции и противостояния им.

Эммануэль Макрон охарактеризовал открытое письмо Джонсона как «несерьезный шаг», поскольку в глазах Елисейского дворца демарш британского премьера был лишь попыткой возложить всю вину на одну лишь Францию в одностороннем порядке. Кроме того, по заявлению французского президента, главы правительств не должны общаться через социальные сети, поскольку для совместной работы существуют официальные регламентированные механизмы.

В тупике?

Резкую критику со стороны Елисейского дворца вызвала британская позиция, согласно которой нелегальные мигранты, пытающиеся пересечь морскую границу Великобритании со стороны Ла-Манша, подлежат возвращению на территорию Франции. Ситуация по выработке каких-либо совместных мер в отношении нелегалов постепенно заходит в тупик, поскольку правовая база для подобных шагов в данный момент отсутствует. До заявления правительства Великобритании о выходе из Евросоюза миграционные процессы в Европе регламентировались двумя сводами правил: Шенгенскими соглашениями о безвизовом сообщении в границах Евросоюза и Дублинскими соглашениями (приняты в 2013 году) о предоставлении убежища лицам из третьих стран, подающим ходатайства с этой целью и ищущим защиты в рамках реализации Женевской конвенции.

По букве Дублинских соглашений, лица, ищущие защиту, подают ходатайства о предоставлении таковой в официальные органы не всего Евросоюза, а конкретного государства – его члена. После дактилоскопирования и идентификации личности государство-член ЕС становится ответственным за предоставление либо непредоставление означенного убежища.

До объявления Brexit Великобританией, она входила в перечень стран Дублинского соглашения, что дает, по словам британских властей, основание для подачи заявленных ходатайств в адрес французского правительства. В ответ на это официальный Париж напомнил о функционировании на территории Великобритании закона, известного как Habeas Corpus, служащего юридическим прецедентом, делающим высылку нелегалов невозможной. Согласно положениям этого закона, нелегальные мигранты, попавшие на территорию Британских островов, не могут быть депортированы за их пределы, и рассчитывают найти работу, не требующую не только гражданства Соединенного Королевства, но и каких-либо документов вообще. Таким образом, мигранты избирают своей конечной целью именно Великобританию, несовершенство законов которой дает им возможность обосноваться на ее территории. Оно же является и главным стимулом для повторения подобных попыток.

Таким образом, во Франции считают провокацией попытку Великобритании навязать соседнему государству обязательства по приему всего потока беженцев, желающих попасть на британскую территорию через пролив. Особенное противление вызывает попытка апеллировать к законодательству, которое сама британская сторона считает себя вправе игнорировать (основанием этой позиции является Brexit), в то время как другие государства (продолжающие членство в Евросоюзе), с ее точки зрения, обязаны их соблюдать.

Поиск виновных

Правительства Великобритании и Франции продолжили обмениваться взаимными упреками. Обоюдные пикировки на данный момент привели к отмене встречи глав Министерств внутренних дел обоих государств Жеральда Дарманена и Прити Пател. Так Дарманен объявил своей британской коллеге о том, что считает ее Persona non Grata на предстоящей встрече по вопросам миграционного кризиса.

В свою очередь премьер-министр Иракского Курдистана Масрур Барзани высказался об озабоченности своего правительства трагической гибелью соотечественников в водах Ла-Манша. Барзани высказал надежду о «скорейшем принятии мер, направленных на предотвращение гибели невинных людей», а также поиск тех, на ком лежит ответственность за случившуюся трагедию.

Лишенные конструктивной составляющей попытки начать диалог, призванный решить проблему нелегальных миграций, зашли в тупик. Рассматриваемые в данный момент события объективно являются еще одним узлом в клубке противоречий, тянущемся с 2015 года из пустынь Ближнего Востока и Северной Африки до прибрежных зон Кале, Дюнкерка, Булони и Дьеппа. Не имея фактической возможности предотвратить или каким-либо образом регулировать миграционные потоки, не видя конструктивной поддержки из-за пролива, французские власти оказались способны лишь сделать хорошую мину при плохой игре. А именно: призвали усилить контроль на границах Евросоюза.

Конкретная вина за случившееся была возложена на контрабандистов. Якобы именно они взимают плату с беженцев за возможность нелегально пересечь британские территориальные воды, игнорируя все мыслимые меры безопасности, сознательно подвергая риску их жизнь и здоровье. В качестве меры по борьбе с нелегальной миграцией из ассортимента спортивных магазинов Декатлон в прибрежных городах Франции исчезли все плавсредства – надувные лодки, каяки, байдарки и каноэ. Британская же сторона предпочла просто умыть руки, возлагая вину на официальный Париж.

Взаимные выпады с обоих берегов Ла-Манша продолжают совершаться. Пока рано заявлять о каких-либо конструктивных результатах диалога. Так же невозможно предположить, сколько еще нужно будет сломать копий и написать гневных писем прежде, чем ситуация начнет разрешаться. Итог переговоров заключается на данный момент в том, что каждая сторона обзавелась собственным фиговым листом, который демонстрируется и соседним государствам, и собственным гражданам с целью замаскировать свое бессилие. Между тем мировая общественность обречена оставаться на позициях наблюдателя за процессом, в то время как холодные волны Ла-Манша будут продолжать захлестывать лодки с беженцами, а волны мигрантов – захлестывать города Европы.


i.jpg

1min113

Часть 3. На перепутьях истории

Дорогой читатель, наступило для нас с вами время сделать определенные выводы.

Факты приведены, и какая же картина предстала нашему взору? Чаши весов истории заколебались. На одной из них лежали: новая всеобщая религия и формирующаяся культура, письменность и традиция. Государственная власть вводила разделение сословных функций, и в королевстве уделом короля становилось высшее руководство, церкви – власть духовная под его опекой и с идеологическим обслуживанием его интересов. Знать и войско несли военную службу на профессиональной основе, получая земли за службу. Крестьянство и ремесленники занимались обработкой земли и ремеслами, будучи постепенно вытесняемы из политической сферы, и занимались только профессиональной деятельностью, платя налоги и выполняя повинности.

На другой чаше весов лежали пережитки варварской послеримской Европы, преодолеть которые было отнюдь нелегко. Этническая и родоплеменная рознь, языковые различия, удаленность географическая, религиозная пестрота и отсутствие экономических связей являлись серьезными сдерживающими факторами. Так фактически на стороне королевских преобразований были здравый смысл, видение перспектив государственного строительства, осознание и принятие перемен. Против них были вековые традиции, впитанная с молоком матери разобщенность, усиленная суровой природой и сформированная еще во времена Великого переселения народов. Перед всей совокупной общностью людей, из которых состояло франкское королевство, в очередной раз встал выбор. Слабость королевской власти дала его своим подданным.

Выбор был таков: что дальше – варварская вольница в границах десятка племенных формирований, как было до Хлодвига? Либо дальнейшее объединение племен в нацию, провинций в государство, интеграция языков и национальностей путем отказа от узкоплеменных локальных интересов? Поклоняться идолам или принять жертву Христа и спасение из его рук? Объединившись, раствориться в массе французов, либо остаться франками и саксами, бургундцами и басками, бретонцами, фризами, алеманнами, готами и баварами?

История – это не есть личность, история – это процесс, и она сама по себе никакого выбора ни за кого сделать не может. Выбор делают народы, делают его через осознание того, что нужно каждому из них, что нужно будет их потомству, и как сделать так, чтобы это потомство произошло на свет, было жизнеспособным, сохранило наследие предков и приумножило его? Сложность этого выбора для любых народов состоит в том, что в такие моменты всегда возможны оба из описанных путей развития.

Так племена, жившие на территории современной Германии, несмотря на свою этническую и культурную близость, вследствие своего выбора, обрели национальное государство лишь во второй половине 19 века. Та же участь постигла итальянское государство. Особенно стоит отметить тот факт, что исторические перепутья суть очень опасные места, поскольку времени на раздумье и сомнения как правило нет. Затягивание принятия решений, а также принятие неверных решений неизбежно приводит к периодам, чей след в истории отмечается пожарами и кровью, чье эхо доносит до нас ржание боевых коней и звон оружия. Это и стало уделом франкской Европы после смерти Карла Великого.



О нас

Журнал SLON – вестник Лазурного берега Франции и Монако. Рассказываем про общество, бизнес, недвижимость, частную авиацию и яхты.


Наш InstagramНаписать редактору

Позвонить в редакцию



Подписка

Мы тоже не любим спам, поэтому наши рассылки полезные. Подписывайтесь!



Рубрики