Антон Прошенков, Автор в SLON

8d55f82ef2415af493eb5226b3c38d2b-1280x826.jpg

1min29

От Pax Romana к Новой Европе

Как и все известные империи, французская начиналась с истории одного племени, вышедшего на историческую арену в качестве покорителя соседних племен. Так вождь племени франков, по имени Хлодвиг из рода Меровингов, создал государство, подчинив своей власти соседние племена в начале VI века нашей эры.

 

Государство, созданное Хлодвигом, и его потомками, сочетало в себе элементы наследия Римской империи и традиции племен «Варварской Европы». Первый свод законов нового государства, названный «Салической правдой», содержал в себе главным образом правовые нормы, характерные для  значительной части варварских племен, пришедших из-за Дуная в бывшие, теперь уже, провинции Римского государства.  Племена эти по своему социально-экономическому и политическому развитию находились гораздо ниже Рима, чем и объясняется устойчивость их социально-политического строя. Так уж повелось, что реже подвергается деформациям и поломкам тот механизм, что состоит из меньшего количества частей.

Во главе государства стоял монарх, чья власть передавалась по наследству по мужской линии. Власть Хлодвига и его потомков  опиралась на преданную лично ему дружину – профессиональных воинов, составлявших основу войска, которое при необходимости могли вывести под своими знаменами Меровинги. Основная масса населения была представлена общинниками, живущими на земле, платящими налоги в королевскую казну. Общинники были свободными, земля была их собственностью. Они имели право выступать в походы по призыву монарха, получали долю военной добычи. Вооружение, снаряжение и боевая подготовка были их личным делом.

Европейская военная тактика тех времен была несложна, ибо воинские контингенты не имели единообразного вооружения, снабжение которым возможно лишь в государстве с развитым производством и централизованным управлением. «Салическая правда», являясь по сути своей, лишь кодифицированным сводом традиционного права франков, была записана на латыни. Этот язык стал официальным для делопроизводства, а также религиозных богослужений, поскольку после утверждения своей власти Хлодвиг принял католицизм.

Преемники  Римской империи

История государства франков, управляемого потомками Хлодвига – это, в основном, хронология череды мер по укреплению королевской власти. Талантливые и сильные личности на троне предпринимали военные экспедиции и наделяли землей дружинников, обеспечивая тем самым их лояльность. Они покровительствовали церкви, поскольку религия, шедшая рука об руку с политикой, наилучшим образом объясняла простолюдинам  необходимость подчинения королевской власти. Слабые и неудачливые короли предпринимали неэффективные попытки, в итоге стоившие им трона и жизни. В целом же, становлению своей государственности Меровинги обязаны тем, что в эпоху постоянных набегов, войн и перемещений племен, их власть и закон на подвластных им территориях смогли заполнить своего рода вакуум власти и порядка, появившийся в Европе после падения Римской империи.

Любое общество во все времена и эпохи держится на ремесленнике, земледельце и торговце, на производителях материальных благ – хлеба, железа, сукна, предметов обихода и роскоши, и тех, кто выполняет функцию их поставщиков. А любое производство требует мира и налаженных связей: рынков, дорог, мостов и переправ. Условия тогдашней Европы были таковы, что вопрос «упорядочивать ли послеримский хаос или нет» не ставился. Вопрос был таков: «Кто начнет первым, кто сделает?»

Ими оказались предки современных французов – салические франки. Именно пример франкского государства стал своего рода отправной точкой новой европейской государственности, воспоследовавшей Риму от Дуная до Пиренеев.

Было бы ошибкой предполагать, что государства создаются лишь путем завоевания народов и территорий. Как убедительно доказал в своих трудах российский историк         Л.Н. Гумилев, суперэтносы – конгломераты народов, создаются лишь тогда, когда этносы, составляющие их, приходят к убеждению, что совместное существование несет им защиту, развитие и мир. Именно тогда возникают общие для всех входящих в суперэтнос народов религия, культура, язык – все то, что объединяет и сплачивает их на общем историческом пути. И эти стремления, эти надежды, пусть неосознанно, были движущей силой, позволившей объединить в одних границах фризов и кельтов, алеманнов и басков, франков и саксов.

Принципиальное же новшество, позволившее франкам создать государство, заключалось в осознании их лидерами того факта, что эпоха грабежей должна была рано или поздно закончиться. Сие вовсе не говорит об их миролюбии или мягкости. То был здравый расчет. Невозможно было отрицать, что Западная Римская империя погибла окончательно, следовательно, многочисленные племена варваров, ранее промышлявшие набегами на ее границы, должны были сделать простой выбор. Перед ними встала альтернатива: навсегда уйти с исторической арены, раствориться среди других племен, либо встать на путь упорядочивания и созидания, втягивая постепенно в свою орбиту соседей. Выбор Хлодвига оказался верным, и в том было его главное достижение. Первый шаг на многовековом пути был сделан.

Угроза из-за Пиренеев

В VIII веке власть во франкском королевстве перешла в руки так называемых «управляющих» или майордомов – представителей высшей франкской знати и доверенным лицам королей, управлявших государственными делами от их имени. Нежелание вникать в дела государства стоило последнему из Меровингов пострижения в монахи, трон его занял бывший теперь уже мажордом по имени Карл Мартелл.

Это произошло в напряженное и опасное время, поскольку с юга надвигалась страшная угроза – нашествие арабов. К тому моменту воинственные арабские племена, пришедшие из-за Пиренеев, активно создавали свое молодое государство – халифат. Новая религиозная доктрина – ислам, провозглашенная пророком Мухаммедом, смогла объединить его последователей в грозную силу. Войска арабов на востоке дошли до границ Китая, подчинив себе все страны Великого Шелкового пути. Копытами арабской конницы была растоптана Согдиана, воины Полумесяца принесли меч и огонь на границы Византийской империи. Их коней напоили воды Нила, Тигра и Евфрата. На севере они достигли среднего течения Волги, на западе – берегов Атлантики. Продвижение на север ставило их целью захват Европы, ибо центром халифата стала Испания со столицей в Кордове. Крест и Полумесяц сошлись лицом к лицу на полях Пуатье. Там же в 732 году произошла грандиозная по масштабам того времени битва, в ходе которой Карл Мартелл остановил арабов, наголову разбив их.

Выигранная битва стоила франкам огромных потерь и не раз чаша весов склонялась и в ту, и в другую сторону. Победа эта стала отправной точкой, ознаменовавшей выбор Европы: христианство католического толка в качестве власти духовной и власть Мартелла в качестве помазанника церкви. Победа при Пуатье остановила продвижение арабских войск на север, но война продолжалась еще долгие годы, приобретая характер пограничных набегов и ответных карательных рейдов. Несмотря на огромный ущерб, нанесенный войной с арабами, чрезвычайно возрос престиж королевской власти, так своевременно и эффективно смогшей встать на защиту народов, подвластных ей.

Внешнеполитические успехи и разумная внутренняя политика позволили Карлу Мартеллу и его преемнику Пипину Короткому упрочить вертикаль власти и включить в состав государства народы, ранее им неподвластные – в частности, пиренейских басков. Наделение дружинников землей дало им средства для воинской службы, расходы на которую постоянно возрастали, поскольку для эффективного противостояния арабам Карлу Мартеллу понадобилась  многочисленная тяжелая конница. Именно умение эффективно и своевременно сочетать военные, политические и административные меры, позволило впоследствии внуку Мартелла  создать огромную европейскую империю – империю Карла Великого.

Charlemagne или Карл Великий

Владыка огромных пространств, простиравшихся от берегов Дуная до отрогов Пиренейских гор и от побережья Северного моря до Аквитаниии, по примеру римских императоров сделал свое личное имя титулом для европейских владык на многие века вперед. Так титул «король»  произошел от латинского варианта его имени «Karolus». Этим подчеркивалось право преемственности его державы и Римской империи, владыки которой именовались «цезарями» по имени Гая Юлия Цезаря и носили титул «Август», принимая титулатуру императора Октавиана Августа.

Карл Великий был велик не как непобедимый воин. Его войскам не раз приходилось терпеть поражения. Один из таких моментов был воспет в более позднее время в знаменитой «Песни о Роланде». Суть произошедшего заключалась в том, что когда войско Карла возвращалось из экспедиции за Пиренеи, его арьергард был полностью уничтожен басками в теснинах Ронсевальского ущелья. Также в годы правления Карла Великого не было совершено каких-либо внутриполитических прорывов или реформ, поскольку выдающимся администратором он не был. Главное его достоинство заключалось в том, что он был здравомыслящим человеком. Так, желая сохранить преданность знати, король не брезговал советоваться с ее представителями, для чего созывались даже всеобщие «майские съезды», на которых обсуждались государственные вопросы. Как и его предшественники, Карл наделял землей знать и представителей церкви.

 

Пожалуй, его эпоху нельзя назвать спокойной, поскольку раннее Средневековье вообще было нестабильным временем. При этом стоит также отметить, что это было время, когда король делал для государства то, что был в состоянии и не воевал чаще, чем от него этого требовала ситуация. Ярким штрихом, оттеняющим значение правления Карла, стала его последующая героизация. Ни одна другая эпоха не породила столько легенд, героев и святых. Изображения их подвигов вышивались на гобеленах и драпировках, воспевались в поэмах менестрелей, за них возносились молитвы в монастырях. По всей видимости, такое было возможно главным образом из-за контраста, который возник на стыке двух периодов французской истории.

На смену круговерти Великого переселения народов и всеобщей войны, сопровождавшей падение Римской империи, появился центр, взявший на себя задачу упорядочивания всеевропейского хаоса. Чрезвычайно осторожно и не быстро, ибо в тех условиях иначе было невозможно, преемник Римской империи – политический, экономический, правовой и культурный – делал свои первые шаги. Шаги эти были медленны, ибо брести приходилось, с трудом нащупывая путь в пучине насилия, варварства и разобщенности народов, на преодоление которых предстояло потратить еще долгие века.

Правление разумного монарха, расширившее границы его владений до не виданных ранее пределов, закончилось  почти сразу после его смерти. На смену ему наступил век меча и волка.


France_Houses_Temples_471394_3840x2400-e1564643149744-1280x855.jpg

1min37

Франция. Какие мысли рождаются при упоминании одной из наиболее развитых стран Центральной Европы? Давайте закроем глаза и немного задумаемся об этом, пусть перед внутренним взором пройдут пейзажи, лица и события того ассоциативного ряда, который будет вызван к жизни нашим воображением. Более чем уверен, что большинство из посетителей сайта – поклонники французской культуры, туристы и ценители искусства, с придыханием в голосе вспомнят музеи, кинофестивали, недели Высокой моды и памятники архитектуры. Одни будут вспоминать Монмартр, другие – курорты Лазурного берега, третьи – дни Черной пятницы в бутиках. И обязательно все будут едины во мнении, которое выскажут, делясь впечатлениями о тончайших винах Шампани, соусах Прованса, неповторимой манере готовить дары моря в Аквитании.

Франция восхищает всех тех, кому выпало счастье побывать там своим гостеприимством, открытостью и дружелюбием. Это страна прекрасного климата, развитой и комфортной инфраструктуры, хороших дорог и открытых улыбок. Уверен, если бы перед любым из известных мне людей, стояла задача вкратце, буквально в нескольких фразах, охарактеризовать  эту замечательную страну и ее гостеприимный народ, он сделал бы это именно в таких выражениях.

Дух народа определяет облик страны как территории и государства как общественного института, сформированного этим народом, вышедшим из него и единым с ним духовно. При этом неважно, какова форма правления в государстве – демократия, монархия или какая угодно иная. Свободолюбивые народы выбирают себе правителей, от которых требуется блюсти и защищать их свободу, рабы всегда согнут покорную шею перед  тиранией, лишь бы не оказаться лицом к лицу со страшнейшей для них проблемой – проблемой самостоятельного принятия решений, определяющих их судьбу.

 Приподнимая гобелен истории

Так уж вышло – очень занятный, знаете ли, парадокс, что автор этих строк во Франции не был. Уверен, что у читателя совершенно закономерно возникнет вопрос о правомочности, выражаясь юридическим языком, их написания. Действительно, что может сказать тот, кто не видел того, о чем пишет, и не говорил с теми, кого пытается охарактеризовать?

Отвечу словами величайшего французского писателя и кумира детства большинства моих ровесников, Жюля Верна. Когда его спросили, много ли он путешествует, он ответил:  «Необыкновенно много. Когда сажусь работать над новой книгой, я могу оказаться в любой точке Земного шара. Не успеваю моргнуть глазом – и вот уже я карабкаюсь на Гималайские пики или купаюсь в озере Титикака».

Отнюдь не пытаясь поставить собственный скромный литературный опыт с даром действительно талантливого писателя, в свое оправдание скажу следующее. Когда-то давно я имел величайшую честь прикоснуться к духу французского народа, изучая его историю в одном из лучших университетов своей страны. Именно будучи студентом, мне дано было приподнять пыльный гобелен истории и увидеть то, что обычно проходит мимо большинства современных людей, к величайшему моему прискорбию. Этими мыслями я и постараюсь поделиться с вами в ряде моих последующих статей. Получится ли из этого что-нибудь дельное – судить вам, как, впрочем, вам же и решать, прав я в своем мнении или нет.

Критерии оценки и угол зрения

Народ – не только французский, но и любой другой, есть явление, формирующееся на протяжении долгих столетий. При этом не вполне правомочно будет утверждать, что тот или иной народ сейчас отличается одними качествами, в то время как сотню-другую лет назад его психологические императивы были иными. Народы – этносы и суперэтносы, быстро не меняются. Кроме того, дух народов, их история и культура, будучи не абстрактными понятиями, а вполне конкретными явлениями и событиями, намертво связанными в причинно-следственные цепочки, определяют лицо нации, ее образ жизни и ценности.

Апеллируя к этому, попробуем вместе описать дух французского народа, бегло пролистав главные страницы его истории. Понимаю, что, возможно, взгляд будет поверхностным, и по затронутым нами историческим явлениям и упоминаемым личностям, существуют целые архивы исследований и источников. Это так, но наша цель – не создание очередного учебника по истории Франции. Мы, имея в своем распоряжении представленные в этих учебниках факты и события, взглянем на них под другим углом.

Вместе мы станем анализировать, как вышло, что последние континентальные потомки неистовых кельтов – бретонцы – стали частью французской нации? Почему гордые горцы – баски, став французами, дали Франции отважных солдат и мореходов? Кто и каким образом сумел направить необузданную энергию безземельного дворянства на королевскую службу и вывел тем самым континентальную державу в число мощнейших колониальных государств? На основе анализа исторических событий и связанных с ними личностей, в конце нашего пути мы с вами постараемся сформулировать те черты характера французского народа, которые сделали его тем, что он являет собой в наши дни.

И этот угол зрения, надеюсь, позволит вывести главные черты его национального характера  сквозь призму исторического опыта. Мы будем оценивать, что, где и как было сделано французским народом, кто вращал колеса истории от его имени, кто въехал на влекомой ими колеснице в вечность, прославив свою страну, а кто был обращен ими в прах. Итак, друзья, в путь. Продолжение следует…


Arrive-in-Tanzania-2-SMALL.jpg

1min141

18 ноября, королевство Марокко отмечает важнейший из своих государственных праздников – День Независимости. Этот день стал главным государственным светским праздником для Марокко, поскольку 18 ноября 1956 года для марокканского государства стал днем празднования двух событий, определивших развитие Марокко на много десятилетий вперед: отмечают одновременно День Независимости и день возвращения на престол ее законного правителя – Мухаммеда V, положившего начало процессу демократизации арабского султаната Марокко, совершившего открытие для современной Европы границ и экономического пространства этой древней страны, государства с богатой и яркой историей, расположенного в северо-западной части африканского континента.

Для всех, кто знаком с историей XX века, название государства Марокко должно вызывать устойчивые ассоциации с французской колониальной империей. Действительно, султанат Марокко находился под протекторатом Франции, но при этом сохранял формальную независимость. В этом заключалась отличительная черта политического статуса Марокко на карте мира в те годы.  Фактически являясь частью французских колониальных владений в Северной Африке, государство сохраняло юридическую независимость, и на таких двойственных условиях вынуждено было вращаться в орбите политики Елисейского дворца на протяжении сорока восьми лет – с 1904 по 1956 годы.

Марокко до французского владычества

За всю свою долгую политическую историю территория современного Марокко была частью многих государственных образований. В I тысячелетии до нашей эры его территория входила в состав Карфагенской республики. После падения Карфагена и его разрушения войсками римского полководца Публия Корнелия Сципиона, на его месте была образована административная единица римского государства – провинция Африка. В V веке нашей эры на этих землях возникло государство, созданное в ходе завоевания побережья Северной Африки германским племенем вандалов. Веком позже территории средиземноморского побережья Африки в результате походов византийского полководца Велизария были объединены в провинцию Византийской империи под названием Африканского или Карфагенского экзархата (провинции).

В 682 году начинается завоевание Северной Африки племенами арабов, в результате которого вся северная часть континента становится частью империи продолжателей походов пророка Мухаммеда. В 784 году бежавший из Аравии имам Идрис ибн Абдаллах основал здесь свое государство. На протяжении долгих веков территория Марокко последовательно входила в состав государства Альморавидов, со столицей в Кордове, объединившее обширные пространства Испании, Португалии и Северной Африки. После падения Кордовского халифата во время правления династии Альмохадов, Марокко удалось сохранить суверенитет, оттеснить испанцев и португальцев и расширить свои границы до побережья Гвинеи. В XVII-XVIII веках побережье Марокко стало считаться «пиратским государством», поскольку все его города в прибрежной полосе от Агадира до Танжера были превращены в базы пиратов-выходцев из стран Северной Африки и Ближнего Востока. Здесь же функционировали крупнейшие в мире рынки работорговли.

В окружении французских владений

Ситуация в североафриканском регионе начала кардинально меняться по мере укрупнения колониальных владений французской империи на континенте. Так побережье Атлантического океана от впадения в него реки Конго до ливийско-египетской границы  официально стало частью французских колониальных владений либо попало в сферу политического влияния Елисейского дворца. Фактическая разница была малозаметна, поскольку истинный статус африканских территорий определялся гарнизонами Иностранного легиона, расположенными в фортах, затерянных среди пустынь и джунглей, и осененных французским триколором.

Султанат Марокко неизбежно должен был войти в политическую орбиту Франции, поскольку его территория была окружена собственно французскими колониальными владениями – Западной Сахарой и Алжиром. Конец XIX века был ознаменован противостоянием в североафриканском регионе трех колониальных держав – Франции, Великобритании и Испании. В ходе борьбы за распределение сфер влияния европейские державы пришли к определенному паритету. В рамках ряда договоренностей Великобритания и Франция признали право Испании на города-порты Сеута и Мелилья на средиземноморском побережье Марокко. Кроме того, к испанской короне отходили острова Чафаринас, расположенные в Средиземном море в трех километрах от порта Мелилья. Помимо прочего, султанат Марокко передавал Испании во владение область Сиди-Ифни на юго-западном побережье страны. Эти присоединения были сделаны Испанией в ходе Испано-Марокканской войны 1859-1860 годов, верх в которой одержала Испания.

Раздел «по-честному»

Между собой Франция и Великобритания заключили соглашение 8 апреля 1904 года, согласно которому разделили большую часть африканского континента на сферы влияния. Марокко вошел в сферу политических интересов французской колониальной империи. Говоря об этом соглашении, стоит отметить характерный факт: колониальные державы, произведя фактический раздел территорий, даже не подумали уведомить о своем решении султана Марокко, несмотря на то, что формально султанат являлся суверенным государством, был признан мировыми державами и проводил самостоятельную внешнюю политику в рамках своих возможностей.

Тем не менее, раздел все равно произошел. Логика оценки государственных решений не бывает тождественна логике общечеловеческой. Если между людьми закономерно существование уступки, прощения, снисхождения, то мотивы поведения государств почти всегда определяются с позиций силы. Так положение береговой линии Марокко было слишком выгодным для торговых и военных целей французской колониальной империи, чтобы дать султанату возможность оставаться независимым. Маленькой прибрежной стране было нечего противопоставить мощнейшей европейской державе, удерживающей под своим жестким контролем половину африканского континента. А рост политических амбиций французского истеблишмента шел рука об руку с притязаниями торгово-промышленных кругов. Итогом процесса стало неизбежное использование штыка французского легионера в качестве инструмента, обеспечивающего наполнение кошелька французского торговца.

Выгоды нового приобретения

Установление протектората над Марокко было выгодно Франции, поскольку теперь береговая линия ее владений в Африке не имела разрывов, что обеспечивало лучшую логистику в торговых операциях и повышало степень безопасности колониальных владений. Собственно территория Марокко в расстановке приоритетов колонизаторов большой роли не играла. Кроме прочего, марокканское побережье обеспечивало для Франции возможность контроля над Гибралтарским проливом. Такое положение владений давало возможность допущения либо недопущения проникновения судов иных государств из Атлантического океана в Средиземное море, что было чрезвычайно важно, поскольку у мировых держав (речь идет о кайзеровской Германии) появился потенциальный конкурент в процессе раздела колониальных сфер.

Тевтонские конкуренты

В 1905 году Германия попыталась заявить о себе на североафриканских территориях. Так кайзер Вильгельм II прибыл в Танжер и в публичном выступлении предложил султану Марокко поддержку Германии. С этой целью он выступил инициатором заключения германо-марокканского оборонительного союза. Французская дипломатия заволновалась, поскольку со своей стороны активно пыталась добиться допуска султаном в страну своих советников, а также лоббировала интересы национального капитала, борясь за предоставление крупных концессий представителям французских деловых кругов.

Позиция Германии вызвала политический кризис, впоследствии названный Танжерским. Суть происходящего заключалась в том, что как самый молодой из политических игроков Европы, кайзер Вильгельм II был лишен колоний, поскольку на момент объединения Германии в 1871 году весь существующий на тот момент мировой колониальный пирог был поделен. И в то время как Франция, Великобритания, Голландия, Испания и Португалия восседали за торжественным столом, молодая Германская империя была вынуждена топтаться возле черного хода.

«Танжерский кризис» и «агадирский инцидент»

Жесткое противостояние Германии и Франции по вопросу Марокко едва не вызвало общеевропейскую войну. Германия намерена была помешать установлению французского протектората, что вызвало противодействие со стороны Великобритании. Британский флот вошел в Гибралтар и обстановка в регионе стала критической.

С целью разрешения кризиса 7 апреля в Альхесирасе (Испания) был подписан договор, согласно которому Германия, оставшись в меньшинстве, отказалась от своих претензий. Французский протекторат оказался также под вопросом, его юридическое установление было отложено на пять лет.

По истечении пятилетнего срока франко-германский кризис вновь разразился на территории Марокко. В июне-октябре французские войска под предлогом защиты от стихийных уличных волнений французского гражданского населения оккупировали город Фес. Оккупация одного из старейших и наиболее крупных городов Марокко означала фактическое установление протектората Франции на территории марокканского султаната.

В ответ на это в Германии был разработан ряд контрмер, в который входил ввод судов германского флота в гавани портов Могадор и Агадир якобы с целью защиты от возможных волнений промышленных объектов германского капитала, расположенных там. На деле Германия намеревалась получить от Франции «отступные». Это должна была быть либо денежная компенсация за последующее невмешательство в колониальные планы Елисейского дворца, либо предоставленная в колониальное владение Германии некая территория по согласованию между сторонами. В марокканские воды вошла канонерская лодка «Пантера» из состава военно-морского флота Германии. Она бросила якорь на рейде порта Агадир. Стороны приступили к переговорам, в результате которых требование об отдаче Германии Французского Конго Франция сочла недопустимым. Великобритания заявила, что не допустит утверждения Германии ни в проливе Гибралтар, ни на западном побережье Марокко.

Результатом переговоров стало подписание франко-германского соглашения в ноябре 1911 года. Согласно ему, Марокко был безоговорочно признан протекторатом Франции, Германия же получала лишь небольшую часть Французского Конго, расположенную на побережье реки Конго. Вместо крупной колонии Германия получила лишь небольшой участок заболоченной поймы тропической реки. «Немецкие империалисты подняли шум на весь мир, и только для того, чтобы в конце концов, испугавшись, удовольствоваться клочком болот», – так прокомментировал соглашение французский премьер-министр Кайо. Позиция самого Марокко по вопросу об установлении протектората ни одну из мировых держав не интересовала.

 

Протекторат Марокко

В ходе двух последовательных кризисов протекторат Франции над Марокко был окончательно установлен. Французский капитал получил в лице новой сферы влияния очередной рынок дешевой рабочей силы, сбыта одних товаров и производства других. На территории Марокко с привлечением инвестиций из Франции развивались текстильная и горнодобывающая промышленность, сельское хозяйство и рыбный промысел. По марокканским пустыням пролегли железные дороги, в стране развивалось банковское дело.

С началом Первой мировой войны французские военные представители активно вербовали население Марокко в действующую армию для участия в боевых действиях на территории Европы. Стоит отметить, что марокканцы шли служить во французскую армию охотно, пополняя ряды формируемых военной администрацией туземных формирований. Марокканцами укомплектовывались подразделения спаги, зуавов, тиральер, а также части Французского Иностранного легиона. Их боевой путь пролег по территории всей охваченной войной Европы. Марокканским стрелкам выпало стать силой, решившей исход битвы за Париж, сделавшей возможным «Чудо на Марне». После их части участвовали во всех боевых операциях французской армии вплоть до ноября 1918 года, когда было заключено Компьенское перемирие. Потери марокканских частей в Первую мировую войну составили порядка 8000 человек.

Обретение независимости

После окончания Второй мировой войны султан Марокко Мухаммед бен Юсуф стал требовать от французской администрации независимости. С этой целью им были подготовлены списки требований для Президента и Парламента Франции. Документы эти не были приняты к рассмотрению и в стране начались волнения. Генеральный резидент Франции в Марокко генерал Жюен потребовал у султана прекратить беспорядки, на что получил категорический отказ. Султан был помещен под домашний арест, а стихийно возникшие волнения продолжали нарастать. Демонстрации переросли в вооруженную борьбу, французская администрация взяла курс на силовое подавление недовольства. Попытки колониальных сил подавить восстание привели к эскалации конфликта. После ареста султана антифранцузские силы перешли к партизанской борьбе. Кроме того, в стране, лишенной легитимной власти, произошло восстание берберов, свергших ставленника Франции пашу Марракеша Тхави аль-Глави. Выступления присходили в разных частях страны и, не имея возможности овладеть ситуацией, а следовательно, восстановить колониальный контроль над протекторатом, французам пришлось сделать ставку на султана. Возвращенный на престол в 1956 году султан Мухаммед бен Юсуф принял королевский титул и возглавил страну, в которой провозгласил конституционную монархию.

Марокко и Франция сегодня

Провозглашение независимости Марокко не стало поводом для отдаления Марокко от Франции. Несмотря на полную самостоятельность во внешнеполитическом курсе и вопросах экономического развития, Франция не перестала играть по отношению к Марокко ту роль, которая выпала ей. Так в политическом отношении Марокко является традиционным союзником Франции и США в североафриканском регионе (статус главного союзника США, не входящего в блок НАТО, королевство получило в 2004 году).

Тогда же были подписаны торговые соглашения между Марокко, США и ЕС. В настоящее время французский капитал продолжает активно осваивать марокканский рынок, чему способствует заключение в 2012 году Соглашение о свободной торговле с Евросоюзом. На данный момент Франция занимает второе после Испании место в рейтинге партнеров Марокко по экспорту, где ее доля составляет 22,6%, по импорту – 12,2%. Марокко также является одним из наиболее активно развивающихся государств Франкофонии, членом которой является с 1981 года.

Взаимоотношения Марокко и Франции сегодня являют собой, на мой взгляд, наиболее конструктивное использование опыта колониального сосуществования. Его суть заключается в том, что, несмотря на бурное совместное прошлое, исторический путь которого оставляет обширное поле для взаимных претензий, оба государства оценивают будущее с партнерской точки зрения. Подобный подход, безусловно, делает честь политическим элитам обеих стран, являя собой пример того, в каком русле должны развиваться отношения между развитыми и развивающимися государствами в наше время.


YUber_ZHermen.jpg

1min117

Последний герой французского сопротивления, ветеран Второй мировой войны, Юбер Жермен ушел из жизни, на много лет пережив своих соратников и противников. В День памяти павших во Франции 14 ноября состоялась торжественная прощальная церемония, на которой присутствовал президент Франции Эммануэль Макрон.

Традиционно День памяти павших во Франции отмечается 11 ноября в день подписания перемирия в Компьенском лесу, ознаменовавшего конец Первой мировой войны. В этот день изначально проводились торжественные мероприятия в честь французских солдат, павших на полях сражений Первой мировой войны. Впоследствии, после завершения Второй мировой войны, граждане Франции вспоминают в этот день всех тех, кто заплатил своими жизнями за право французского триколора реять на Елисейских полях в наше время. Празднование в текущем году было перенесено на три дня в связи с противоэпидемическими мероприятиями в Париже, сообщает ИНО ТВ.

Начало пути

Юбер Жермен прожил долгую и насыщенную жизнь. Он появился на свет 6 августа 1920 года в Париже, в семье офицера французских колониальных войск. Отец Юбера, Максим Жермен дослужился до звания генерала французской армии, неся службу в ее колониальных владениях. Детство и юность Юбера Жермена сложились таким образом, что появившись на свет, он затем смог увидеть половину мира. Жизнь его семьи проходила в разных частях колониальной империи, служба забрасывала отца в гарнизоны французских войск, расположенные от Индокитая до Северной Африки. Курс начальной школы Жермен-младший проходил во Франко-арабской мирянской миссии в Дамаске, затем окончил лицей Альбера Сарро в Ханое (территория современной Республики Вьетнам, на тот момент – столица французских колониальных владений в Юго-Восточной Азии).

В Бордо, обучаясь в приготовительном классе при лицее Мишеля Монтеня, Юбер познакомился с Пьером Симоне. Симоне стал его лучшим другом и ближайшим товарищем по оружию на фронтах Северной Африки, где немногим позже им пришлось среди песчаных дюн Сирии и Ливана добывать для Франции свободу, скрещивая штыки с войсками прогерманского режима Виши в 1941 году. Пьер Симоне ушел из жизни годом раньше Юбера Жермена. Этим двоим выпала одна доля и одна слава на двоих, ибо наряду со своим другом Жерменом, Симоне ушел из жизни, оставшись одним из последних и старейших солдат французского Сопротивления, одной из его легенд.

Соленый ветер Ла-Манша

Будучи потомственным военным, Жермен не желал себе иного будущего, нежели будущее офицера. Первоначально его мечтой было стать офицером военно-морского флота Франции и бороздить Мировой океан под сине-бело-красным триколором. В июне 1940 года, когда по всей Европе полыхало зарево мировой войны, он сдал вступительные экзамены в Военно-морское училище. Но после оккупации Франции и вступления германского вермахта без единого выстрела в Париж, счел для себя позором оставаться на территории захваченного врагом Отечества. Жермен сумел выбраться из оккупированной Франции, переправился через пролив Ла-Манш и оказался в Великобритании 24 июля 1940 года. Там он вступил в ряды Вооруженных Сил Свободной Франции, формировавшихся на британской территории под командованием генерала Шарля де Голля. Местом новой службы Жермена стал линкор «Курбе», где он был зачислен на военно-морские офицерские курсы.

Война среди барханов

По иронии судьбы, мечтам Жермена о море не суждено было сбыться. Весной 1941 года он был переведен в Палестину, где летом того же года участвовал в Сирийско-Ливанской военной операции. В тяжелейших условиях Ближнего Востока войскам Свободной Франции было необходимо не допустить установления режимом Виши контроля над французскими колониями. Совместно с дивизиями Британской короны, укомплектованными англичанами, индусами, австралийцами, почти без техники и тяжелого вооружения французы совершили атаку в центральную Сирию через пустыню на границе с Иорданией. Благодаря тяжелому переходу по безводным раскаленным пескам, союзникам удалось захватить город Пальмиру. Затем последовал прорыв обороны вишистов у города Дамур и захват Бейрута.

Операция закончилась для союзников установлением контроля армии генерала де Голля над французскими колониями и лишением возможности доступа Германии к нефтяным месторождениям Сирии и Ливана. Юбер Жермен, как подающий надежды солдат после Сирийско-Ливанской операции был зачислен в офицерское училище в Дамаске, вскоре произведен в аспиранты – аналог чина прапорщика в российской армии.

Путь офицера

В феврале 1942 года Жермен был зачислен в состав Французского Иностранного легиона, где во 2-м батальоне 13-й полубригады получил назначение на должность командира противотанкового отделения. Боевое крещение Юбера Жермена в офицерской должности произошло в сражении при Бир-Хакейме. Это был оазис в Ливийской пустыне, в котором располагался старый форт еще со времен турецкого владычества в Ливии. Здесь силы Свободной Франции сдерживали наступление африканского корпуса Германии под командованием генерала Эрвина Роммеля на Тобрук. Подразделение Жермена в ходе обороны Бир-Хакейма от наступающих танков Роммеля явило собой пример воинского героизма и стойкости. Подразделение истребителей танков, которым командовал Юбер Жермен, как и его командир, были отмечены упоминанием в приказе по армии. Так Жермен, согласно тексту приказа «проявил очень хорошие лидерские качества», а его люди стали «неизменным примером спокойствия и отваги».

 

Для всего движения сопротивления Франции и для командования войск всех союзных государств битва при Бир-Хакейме стала своего рода доказательством того, что войска Свободной Франции являют собой реальную боевую силу, способную выполнять боевые задачи самостоятельно, без поддержки британцев. После сражения Адольф Гитлер адресовал генералу Роммелю приказ о запрете брать в плен солдат Свободной Франции, которых предписывалось расстреливать на месте. Впрочем, приказ этот Роммель до конца войны игнорировал.

От Эль-Аламейна до Тунисской операции

С сентября 1942 года Юбер Жермен участвовал в крупнейших сражениях североафриканской кампании в составе войск Свободной Франции. Накануне битвы при Эль-Аламейне был произведен в су-лейтенанты – первый офицерский чин французской армии, аналогичный званию подпоручика в императорской армии. До мая 1943 су-лейтенант Жермен участвовал во всех крупных сражениях последовавшей за боями под Эль-Аламейном Тунисской кампании. Своими глазами молодой офицер видел поражение германского африканского корпуса и его капитуляцию в Тунисе, став свидетелем сокрушительного поражения «лиса пустыни», как звали генерала Роммеля, и сдачи в плен группировки итало-германских войск, численностью в 250 тысяч человек.

Освобождение Европы

После Тунисской кампании Жермен получил чин лейтенанта и вместе со своим подразделением принял участие в высадке союзников на Сицилии. В битве за взятие города Понтекорво в провинции Фрозиноне получил ранение. После выписки из госпиталя участвовал в операции по высадке союзных войск на побережье юга Франции под кодовым названием «Драгун». Высадка произошла 15 августа 1944 года на побережье Средиземного моря между Тулоном и Каннами. В результате ее успешной реализации прогерманское правительство Франции, известное как «режим Виши», перестало существовать и войска Свободной Франции получили официальный статус вооруженных сил французской республики.

Для солдат и офицеров французских войск это было тем более важно, что новый статус свидетельствовал о праве, а главное, реальной возможности для Франции быть освобожденной от германских оккупационных войск самостоятельно, собственными силами. Поэтому победа в операции по высадке в Южной Франции была не только победой в стратегическом плане, но и важной идеологической победой. И в числе тысяч своих соотечественников, лейтенант Юбер Жермен внес в эту победу посильный вклад своей кровью, потом и доблестью.

В ноябре 1944 года Жермен был награжден орденом Освобождения. Этот орден был учрежден генералом Шарлем де Голлем 16 ноября 1940 года для награждения участников воинских контингентов и гражданских лиц, проявивших доблесть и героизм в деле освобождения Франции от нацизма. Великим Магистром ордена на протяжении всего срока его существования являлся сам генерал де Голль. После его смерти выборы на пост Магистра ордена перестали проводиться.

По европейской традиции Орден является прежде всего организацией, а не знаком отличия. Орденский знак выдается членам братства, объединенным общим служением и жертвенностью во имя Господа и Отечества. Так Юбер Жермен стал членом Ордена, созданного по примеру рыцарских объединений средневековой Европы. Орден Освобождения объединил в составе своей организации 1036 кавалеров, из которых 271 человек был удостоен этой чести посмертно. Жермен стал последним из членов Ордена, которых еще на момент 1 июня 2009 года насчитывалось пять десятков человек.

Окончание Второй мировой войны Юбер Жермен встретил в должности командующего французским оккупационным контингентом в Германии генерала Кёнига. В следующем – 1946 году – был демобилизован и уволился из армии.

На гражданском поприще. Жермен-политик

Гражданская жизнь Юбера Жермена, как и жизнь военная, стала примером служения своей стране и народу. Начав карьеру в должности инженера на производстве в химической промышленности, он был избран мэром в городе Сен-Шерон, находящемся в северной части Франции на территории департамента Эсон, что в регионе Иль-де-Франс. Пост мэра Жермен занимал с 1953 по 1965 годы. В 60-е годы руководил рядом проектов в военном министерстве Франции, а с 1967 по 1968 годы состоял техническим советником при военном министре Франции Пьере Мессмере.

Юбер Жермен трижды избирался в Национальное собрание – в 1962, 1968 и 1973 годах.   С 1972 года занимал в правительстве Пьера Мессмера пост министра почт и телекоммуникаций, причем делал это последовательно при формировании правительства Мессмера в первый (1972 год), и второй (апрель 1973 года) созывы. В третьем правительстве Мессмера совмещал должности министра почт и коммуникаций и министра по связям с парламентом, занимая эти посты до мая 1974 года.

После завершения политической карьеры с 1975 по 1982 год состоял в должности президента Французского телераспределительного общества, задачей которого было развитие кабельного телевидения на всей территории страны.

Боевой путь, увенчанный славой

Время неумолимо, и после смерти в 2020 году троих кавалеров ордена Освобождения,  соратников Юбера Жермена – Пьера Симоне, Эдгара Томе и Даниэля Кордье, Жермен остался последним из живущих на земле кавалеров Ордена. Он был назначен почетным канцлером ордена Освобождения президентским декретом от 25 ноября 2020 года.

Юбер Жермен ушел из жизни в возрасте 101 года. Это был человек, память о котором не исчезнет никогда. Национальная церемония прощания с ним состоялась возле Триумфальной арки в Париже. Детали своего ухода Жермен продумал и спланировал сам еще при жизни. По желанию покойного, тело его на боевом танке было доставлено на холм Мон-Валерьен, где оно и упокоилось в специально сделанной для него крипте Мемориала Сражающейся Франции, находящейся на территории форта Мон-Валерьен.

Жермен завещал, чтобы по пути к месту захоронения процессия с его телом остановилась перед статуей генерала Шарля де Голля, командующего войсками Свободной Франции, сражаясь в составе которых он покрыл себя вечной славой. По просьбе ветерана, на его гроб президентом Франции Эммануэлем Макроном был возложен символ ордена Освобождения – шестиконечный лотарингский крест, вырезанный из дерева, служившего балкой собора Нотр-Дам-де Пари, древность которого насчитывает девять веков.

С уходом из жизни Юбера Жермена перевернута последняя страница в истории движения Французского Сопротивления. Но этот момент одновременно открывает другую книгу – книгу исторической памяти благодарной Франции. И на страницах этой книги Юбер Жермен останется навеки как рыцарь, военный, политик, инженер и общественный деятель. Как истинный патриот, всю жизнь отдавший на служение Отечеству, которому одинаково хорошо послужил и пером, и шпагой.


hvbpAuHQTTtL6G7I.jpg

1min125

Премьер-министр Франции Жан Кастекс и мэр Парижа Анн Идальго почтили память жертв серии террористических актов, произошедших в Париже в ноябре 2015 года. В рамках мероприятия премьер-министр возложил цветы к памятной табличке возле стадиона «Stad de France», возле которого прогремел первый взрыв, положивший начало цепи террористических атак в разных округах столицы. После возложения Жан Кастекс и Анн Идальго посетили кафе «Le Petit Cambodge» и «Le Carillon», а также почтили минутой молчания память жертв теракта, произошедшего в театре «Bataclan», сообщает ТАСС.

В память о жертвах террористов, взятых в заложники в концертном зале «Bataclan», форвард сборной Франции по футболу Антуан Гризманн поднял футболку, открыв зрителям татуировку с датой 13.11.15 и изображением сердца. Он сделал это после забитого гола в квалификационном матче Франция-Казахстан перед Чемпионатом мира по футболу 2022 года. По словам Гризманна, в день, когда Париж подвергся атакам террористов, он защищал честь Франции в товарищеском матче со сборной Германии на стадионе «Stad de France». В это время его родной сестре чудом удалось выбраться из захваченного террористами концертного зала «Bataclan», который она решила посетить в тот вечер. Вся команда Франции почтила память погибших минутой молчания перед началом матча.

Париж 13 ноября 2015 года стал местом проведения серии невиданных ранее по степени жестокости и количеству пострадавших террористических актов, потрясших все французское общество. По словам парижан, такого кровопролития столица Франции не видела со Второй мировой войны. Действительно, пятничный вечер, предшествовавший наступлению выходных дней, обернулся для отдыхающих горожан и туристов кровавой вакханалией, и впервые за много лет французская столица была оглашена взрывами бомб и автоматными выстрелами. Со времен оккупации Франции германским вермахтом, ее столице не приходилось быть ареной боевых действий. Попытаемся восстановить хронологию событий.

День гнева. Счет открыт

Пятничный вечер 13 ноября 2015 года навеки запомнился Парижу серией из шести террористических актов, произошедших примерно в одно то же время в местах отдыха и массового скопления людей. Теракты произошли в различных районах города, удары наносились по развлекательным заведениям, бывшим наиболее предпочтительными для вечернего отдыха парижан и гостей столицы. Местом первого из серии терактов стал пригород Парижа Сен-Дени. На его территории находится стадион «Stad de France», на котором проходил товарищеский матч команд Франции и Германии. На мероприятии присутствовали: президент Франции Франсуа Олланд, главы МИД Франции и Германии Лоран Фабиус и Франк-Вальтер Штайнмайер.

Первый взрыв раздался в спортивном баре, где проходила трансляция матча, недалеко от стадиона. Свободных мест не было, любители футбола громко скандировали имена своих любимых команд, когда раздался первый взрыв в 21:16. Террорист-смертник приблизился к заведению и активировал «пояс шахида». Два других взрыва последовательно раздались в холле самого стадиона в 21:20, а затем в 21:53. Футбольный матч не был остановлен, Олланд, Фабиус и Штайнмайер были эвакуированы, эвакуация болельщиков с трибун началась под предлогом объявления пожарной тревоги. В ходе террористического акта на стадионе в результате взрывов не пострадал ни один болельщик, полиция при последующем осмотре обнаружила останки трех террористов-самоубийц.

Расстрел в X округе

Примерно в то же время в 10 округе Парижа раздались автоматные очереди. Между 21:20 и 21:30 тремя неизвестными было совершено нападение на посетителей ресторана азиатской кухни «Petit Cambodge» (Маленькая Камбоджа) и гостей бара «Le Carillon» , находившегося напротив. Террористы расстреляли посетителей ресторана и бара из окон проезжавшей мимо машины. По данным полиции, в результате стрельбы пострадали не менее 26 человек. Это были посетители заведений, а также люди, случайно оказавшиеся рядом. Один из террористов находился за рулем автомобиля, двое других вели стрельбу из его окон. Неизвестные стрелки скрылись с места преступления, через два дня 15 ноября в ходе проведения полицейской проверки в парижском пригороде Монтрей был найден использованный в террористическом нападении автомобиль, внутри него полиция обнаружила три автомата Калашникова 47-й серии. Поверхностный осмотр оружия позволил сделать данные о его недавнем использовании. Об этом свидетельствовали следы пороховой копоти в стволе, патроннике и на газовом поршне.

Автоматные очереди в 11 округе Парижа

Примерно в то же время на улице де ла Фонтен о Руа в 11 округе Парижа раздалась автоматная стрельба на террасе пиццерии «La Casa nostra». По данным свидетелей, открывший огонь террорист был один, как и в предыдущем эпизоде, он использовал  автомат Калашникова. Найденные на месте преступления гильзы калибра 7,62 мм подтвердили их показания. Один из очевидцев заявил о «по меньшей мере пяти телах жертв расстрела», увиденных им. Описываемые события произошли в 21:32.

В том же XI округе Парижа на улице Шаронн примерно в 21:38 также произошел террористический акт с использованием автоматов. Автоматный огонь был открыт двумя террористами, жертвами очередей стали посетители открытой террасы кафе «La Belle Equip». Погибло минимум 19 человек. Стрелявшие меняли опустевшие магазины автоматов на новые с криками «Такбир!» (в переводе с арабского «возвеличивание»).  Эксперты позднее выяснили, что все выстрелы из автоматов были сделаны одними и теми же людьми, использовавшими один и тот же автомобиль. Автомашина была взята в прокат. Владелец прокатного бюро заявил, что «в аренду автомобиль был взят несколькими студентами». Время совершения преступления, схема последовательного совершения терактов, а также найденное оружие и собранные на местах террористических акций гильзы от автоматов, позволили сделать вывод, что теракты, исполненные с применением АК-47, совершены теми же лицами, которые осуществят захват заложников чуть позже, в концертном зале «Bataclan» в 21:50.

Еще один «пояс шахида»

Террорист-смертник активировал самодельное взрывное устройство, расположенное под толстовкой, в которую он был одет, в 21:44, на бульваре Вольтер, в кафе «Le Comptoire Voltaire». По заявлениям свидетелей, теракт совершил смуглокожий мужчина арабской внешности. Он вошел в кафе, сделал заказ, не дождавшись его выполнения, активировал расположенное на теле под одеждой взрывное устройство. Взрыв произошел  в тот момент, когда террорист-смертник направился к месту наибольшего скопления посетителей. Дойти до массы людей он не успел, поэтому единственной жертвой взрыва стал он сам. Труп этого смертника дал полиции наибольший (по сравнению с телами других террористов) объем информации. Погибший был гражданином Сирии, имел сирийский паспорт, отмеченный пропускной печатью Греции и статусом беженца, который получил в октябре 2015 года.

Трагедия в «Bataclan»

Нападение террористов на зрителей рок-концерта американской группы «Eagles of Death Metal» было совершено в концертном зале «Bataclan», находящемся в XI округе Парижа. Ворвавшись в зал, террористы принялись расстреливать зрителей из автоматов. От автоматной очереди в числе посетителей концерта погиб продавец атрибутики группы – американец Ник Александр. После опустошения автоматных магазинов, террористы заперлись на втором этаже, откуда находившиеся на первом заложники слышали крики, не связанные с автоматными очередями. В последующих интервью полицейские и бойцы спецназа, штурмовавшего концертный зал, рассказывали об обнаружении тел со следами пыток. Официальное заявление Министерства внутренних дел Франции эту информацию опровергло, несмотря на то, что стенограмма заседаний комиссии Национального собрания Франции, в которую входят опросы участников штурма, прямо говорит об этом.

Силами отрядов Специального назначения Франции был предпринят штурм. Он окончился примерно в 0:25 14 ноября. В ходе штурма трое террористов, оказавших сопротивление, были уничтожены огнем штурмующих групп, либо погибли в результате самоподрыва, активировав самодельные взрывные устройства, расположенные на теле. Результатом захвата концертного зала «Bataclan» стала гибель от рук террористов порядка 90 человек.

Террористы: кто они и откуда?

В ходе проведения следственных действий было выяснено, что все террористы-смертники, участвовавшие в проведении терактов в Париже 13 ноября, были членами группировки ИГИЛ. Позднее эта организация взяла на себя ответственность за их действия. Смертники-шахиды были выходцами из Ирака и Сирии. Из троих террористов, подорвавших себя возле стадиона «Stad de France», один был уроженцем иракского города Мосул, другой, согласно найденному паспорту, происходил из города Идлиб в Сирии. Оба прибыли из Сирии через Турцию на греческий остров Ларос, откуда, получив статус беженцев, попали в Париж. Третий террорист жил в Бельгии, откуда сбежал в Сирию, после чего также через Турцию и Грецию попал во французскую столицу.

В группу, атаковавшую рестораны, кафе и пиццерию, входили трое боевиков, являвшиеся гражданами Бельгии. Все трое были жителями Брюсселя, где проживали на территории коммуны Моленбек-Сен-Жан, одной из 19 коммун, составляющих Брюсссельский столичный округ. Один из них погиб в результате самоподрыва взрывного устройства, находившегося в «поясе шахида» в кафе «Comptoire Voltaire». Двое других погибли в результате спецоперации французской полиции в пригороде Парижа Сен-Дени 18 ноября.

В ходе прочесывания пригорода после трагедии 13 ноября, полицией были обнаружены убежища террористов, находящиеся на территории округа Сен-Дени, где они укрывались после совершения террористических акций. В результате перестрелки оба боевика были убиты, их причастность к совершению терактов была установлена путем сопоставления отпечатков их пальцев с отпечатками, найденными на автоматах, обнаруженных в автомобиле, брошенном в районе Монтре. Результаты анализов ДНК послужили дополнительным подтверждением их причастности к этим эпизодам серии терактов.

Трое погибших в результате штурма концертного зала «Bataclan» были уроженцами собственно Франции, а именно: города Коркорон, департамента Эссон, города Дранси (северо-восток Франции), города Висамбур (провинция Эльзас). Все они родились на территории Франции и являлись французскими гражданами с рождения. В разное время приобрели криминальный опыт, подвергались арестам и тюремному заключению. С эмиссарами ИГИЛ они вошли в контакт в различных местах на территории Франции. После вербовки уехали в Сирию, с территории которой и были направлены обратно во Францию с целью совершения терактов, самому старшему из них исполнился 31 год от роду, самому младшему было 23.

Полиции удалось взять живым и арестовать только одного участника парижских терактов – Салаха Абдеслама, 1989 года рождения, гражданина Франции, уроженца Бельгии. Он был арестован в квартале Моленбек недалеко от Брюсселя в ходе спецоперации 18 марта 2016 года. Его причастность была доказана, один из автомобилей, задействованных в теракте, был арендован им для террористов в Брюсселе. В настоящее время Абдеслам проходит по делу о парижских терактах в качестве одного из главных их организаторов. Непосредственного участия в терактах он не принимал, занимаясь осуществлением координирования, связью, арендой гостиничных номеров и автомобилей для групп боевиков. Приговор должен быть вынесен весной 2022 года. По совокупности преступлений, в которых он обвиняется, Салаху Абдесламу грозит пожизненное тюремное заключение. Еще 19 фигурантов дела обвиняются в пособничестве террористам.

Время собирать камни. Выводы

Трагические события 13 ноября 2015 года нашли отклик не только у жителей Франции, но и всего цивилизованного мира. Памятуя о том, что подвергнуться террористическому нападению может каждое государство, в столицах европейских стран, Израиля и Соединенных Штатов Америки приспущены государственные флаги. В знак сопереживания и скорби, разделенных с народом Франции народами других государств, в столицах этих государств с наступлением темноты подсвечены цветами французского триколора наиболее известные объекты и здания. Но позволим себе на какое-то время абстрагироваться от трагизма событий шестилетней давности и сосредоточимся на выводах, которые надлежит сделать после них.

Террористическая атака на Париж ничего не изменила. Суть терроризма заключается в том, чтобы посеять страх: сделать так, чтобы никто на территории подвергшейся атаке страны не чувствовал себя в безопасности. Страх, паника и насаждение среди жертв чувства беспомощности – вот основная цель террористов. Они ее не достигли. Несмотря на то, что от действий боевиков так или иначе пострадали порядка 500 человек, все объекты, по которым был нанесен удар, функционируют до сих пор. На всех кафе и барах, где были расстреляны или пострадали от взрывов люди, сейчас висят мемориальные таблички, и к ним приносят цветы. Рок-группа Eagles of  Death Metal выступила в концертном зале «Bataclan» спустя всего три недели после теракта, исполнив помимо заявленной программы те песни, допеть которые им помешали автоматные выстрелы. Все виновные в терактах либо устранены физически, либо ожидают приговора суда – уйти безнаказанными не удалось никому из них.

Произошла бескровная победа цивилизации над дикостью. Нелюди, желавшие поставить на колени французское общество, не добились ничего. Неистовое желание террористов убивать уничтожило прежде всего их самих, а на улицах Парижа победило неистребимое созидающее начало, поскольку терроризм – это последний довод бессильных, и насколько бы он ни был страшен в своем фанатизме и ярости, он везде и всегда обречен. Поэтому, сколь бы кровопролитной и долгой ни была война, воронки и окопы всегда зарастают зеленой травой, а там, где лилась кровь, зреет виноград и наливаются тяжестью пшеничные колосья. Жизнь всегда торжествует над смертью!


1440x810_cmsv2_2885b422-5574-5e09-ba50-e94f98e10e53-6219150.jpg

1min85

Многие ли из ныне живущих помнят, что означает для Французской республики день 11 ноября 1918 года? Кто сможет, не обращаясь к поисковой системе сети Интернет ответить, какое событие произошло в этот день? Где это случилось, кто были его участники?

В личном железнодорожном вагоне командующий французской армией Маршал Фердинанд Фош, принимал делегацию Германии, целью которой было подписание соглашения о прекращении боевых действий Первой мировой войны. Документ вступил в силу в 11 часов утра 11 ноября. Вместе с маршалом Фошем Антанту представлял британский адмирал Росслин Уимисс, Германию – генерал-майор Детлоф фон Винтерфельдт. Возглавил германскую комиссию по перемирию Маттиас Эрцбергер. Подписание Компьенского перемирия ознаменовало завершение войны – всемирного, невиданного ранее масштаба и ожесточения конфликта, участие и победа в котором дались Франции необыкновенно дорогой ценой. «Одиннадцатый час одиннадцатого дня одиннадцатого месяца», по выражению современников. Так говорили во Франции об этом дне 103 года назад. Символизм события того дня был отмечен сто одним артиллерийским залпом. Это были последние выстрелы Первой мировой войны…

На бранных полях

Начало Первой мировой войны для Франции, как и весь ее последующий ход, были отмечены великой доблестью и великой кровью. Французской республике пришлось принять на себя, выдержать и отразить главный удар вооруженных сил Германии – вооруженных сил Германии. Первое грандиозное сражение французской армии и германских вооруженных сил произошло на географической линии, протянувшейся между Парижем и Верденом. Длина этой линии фронта составила более четырех сотен километров. В Арденнском сражении (под этим названием оно вошло позднее в учебники истории) с обеих сторон участвовало более двух миллионов человек. В составе объединенных сил Франции, Бельгии и Великобритании на фронте находилось более одного миллиона солдат. Основой объединенной группировки была французская армия, стоявшая между швейцарской границей и рекой Самброй. Французские силы насчитывали пять армий, состоявших из семидесяти пяти стрелковых дивизий под командованием генерала Жоффра. Вооруженные силы  Великобритании в Европейском военном театре первоначально состояли из четырех стрелковых и полутора кавалерийских дивизий, возглавил которые генерал Френч. Бельгийский воинский контингент состоял из семи дивизий пеших стрелков.

 Поступь Зигфрида

План главы германского Генерального штаба генерала Мольтке-младшего, одного из наиболее ярких и талантливых военных теоретиков, предполагал нанесение удара правым крылом фронта германской армии на столицу Франции – Париж. Этот план вошел в историю под названием «плана Шлиффена». В течение месяца сокрушающий кулак наступающей германской армии обрушивался на французскую линию фронта, постепенно отступавшую к Парижу. «Германия, объединенная железом и кровью», по выражению канцлера Отто фон Бисмарка – объединителя разрозненных мелких княжеств и герцогств Пруссии в могучую Германскую империю, вышла на историческую арену. Она двигалась по миру твердой грохочущей поступью, сотрясая штыками своих солдат троны и парламенты. Грохот кованых сапог и канонаду артиллерии германской артиллерии Европе было суждено запомнить надолго. «На смену томному Вертеру пришел несокрушимый тевтон Зигфрид, закованный с ног до головы в сталь крупповских доспехов», – так писали об этом европейские газеты.

Напрягая все силы и ресурсы, истекающая кровью, французская армия не дала плану Шлиффена завершиться успехом. Франция вступила в войну, движимая защитить свой суверенитет и территории, вернуть исконно французские области – Эльзас и Лотарингию, отторгнутые Германией в ходе франко-прусской войны 1870-1871 годов. Произошедшее в то время сокрушительное поражение французской армии при Седане и взятие прусской армией Парижа тяжелым бременем легло на коренных французов. Начало боевых действий в Европе вызвало всеобщую мобилизацию во Франции. Под сине-бело-красный триколор в качестве добровольцев собрались около восьмидесяти процентов мужского населения Франции в возрасте от 18 до 46 лет.

Бросок на Париж

Когда германские войска вышли на сорокакилометровую дистанцию до Парижа, готовясь совершить последний рывок, правительство Франции покинуло город. Его остался защищать смертельно больной, находившийся в преклонном возрасте военный комендант Жозеф Симон Галлиени, поклявшийся не пустить захватчиков в Париж. Генерал Жоффр склонялся к сдаче города и отступлению за Сену. В Париж прибыла резервная дивизия пеших стрелков из Марокко, которую не на чем было доставить на фронт. Обстановка была критической, само будущее Франции оказалось под угрозой.

Чудо на Марне

Галлиени опубликовал воззвание ко всем таксомоторным компаниям Парижа и его предместий с намерением мобилизовать для фронта весь возможный парк автомобилей и всех водителей, которые могут сесть за руль. Полиция Парижа искала такси по всему городу, высаживала пассажиров и отправляла машины к Дому инвалидов, где водителям такси ставилась боевая задача. Она заключалась в формировании колонны и доставке резервной дивизии марокканских стрелков на линию фронта в течение одной ночи.

Более шести сотен машин, совершив два рейса за ночь, доставили марокканскую дивизию на линию фронта, проходившую по берегу Марны. Шесть тысяч солдат из Марокко стали соломинкой, сломавшей хребет верблюду. Именно они обеспечили тот перевес сил, благодаря которому защитникам Парижа удалось отстоять свою столицу.

В наши дни в муниципалитете Леваллуа в Париже на площади имени 11 ноября 1918 года, названной так в честь Компьенского перемирия, стоит памятник автомобилю Renault AG– 1 – именно эти машины служили транспортом в таксомоторных компаниях Парижа, именно на них были доставлены на Марну марокканские стрелки. Автором проекта и изготовителем памятника, выполненного из каррарского мрамора, стал молодой итальянский скульптор Маурицио Тоффолетти.

Наступление германских войск на Париж захлебнулось, разбившись о доблесть его защитников. Отступая, французские войска наносили противнику значительные потери, которые впоследствии Германии было очень трудно восполнить, поскольку все резервы живой силы и боеприпасов были использованы, а критический момент и перелом в сражении все не наступали. Битва за Париж, нареченная современниками «Чудом на Марне» длилась с 5 по 9 сентября 1914 года. Перелом в операции в пользу Германии так и не наступил. Исчерпав свои силы, и не добившись успеха, части германской армии отошли каждая сама по себе, без приказов высшего командования, на рубеж реки Эна. Глава генерального штаба германской армии генерал Мольтке-младший был отправлен в отставку. Париж ликовал – покровитель французских воинов Святой Дионисий с Орифламмой в руке, пронесясь над своими сынами, даровал им победу!

Французский союз в Первой мировой войне

Франция приняла на свои плечи всю тяжесть главных операций Первой мировой войны в Центральной Европе. Но говоря Франция, подразумевать нужно не только собственно территорию французского государства в Европе, но весь Французский союз с его колониями. Это будет заслуженно и справедливо, поскольку значительное количество неевропейского населения Французского союза на равных участвовало в общеевропейской войне, которая напрямую его не касалась.

Победа на Марне, позволившая французской армии отстоять Париж и заставить германскую армию отступить, была достигнута чрезвычайно высокой ценой. Оборона столицы стоила французам более восьмидесяти тысяч только убитых солдат, наступательный потенциал иссяк, и для дальнейшего ведения войны требовались еще большие человеческие ресурсы. С 1915 года наряду с этническими французами на равных военную лямку тянули многочисленные воинские контингенты, укомплектованные выходцами из африканских колоний. Так плечом к плечу с жителями доминиона в строю сражались кабилы и туареги, жители Атласских нагорий, аборигены бассейна рек Сенегал и Фалем. Марокко и Алжир, Кот-д’Ивуар и Мали, Сенегал и Мавритания призвали своих темнокожих сынов взять в руки винтовку Лебеля и отправиться защищать Союз на изрытые окопами и залитые кровью европейские поля.

Традиционный образ их жизни был связан с лишениями и нуждой. Традиционные верования, обещали Рай тем, кто покинет землю с оружием в руках, ибо по их вере он сиял под сенью мечей. Традиционный фатализм мусульман – «все в руках Аллаха, и на все Его воля!» – делало их стойкими солдатами, мужественными, фанатичными и бесстрашными. Это заставляло их, примкнув к винтовке штык, выскакивать из залитого водой по пояс окопа по призывной трели лейтенантского свистка, зовущего вперед, в атаку через линии германских траншей, опоясанные колючей проволокой.

Французские колониальные войска в Европе

Сейчас модно говорить о том, что французские колонизаторы, пользуясь темнотой и безграмотностью африканских кочевников, сначала насильно заставляли их надевать синие форменные шинели, а затем обманом отправляли в самоубийственные броски на германские пулеметы. Я считаю, что это ложь. На фотографиях тех лет запечатлены  суровые лица воинов: тех, кто знал, что такое оружие и честь задолго до начала Первой мировой войны. У многих из них на груди – боевые медали и ордена, знаки отличия за штыковые атаки, ранения. Таких людей нельзя заставить быть героями, используя принуждение и обман. Выходцев из французских африканских колоний вели в бой белые офицеры – этнические французы, не боявшиеся оставить их за спиной в сражении и не стеснявшихся питаться с ними из одного котелка. И это притом, что многие из этих офицеров заслужили свой авторитет раньше, в бесконечных сражениях среди песчаных барханов Северной Африки в составе Французского Иностранного Легиона. Это было, когда они подавляли восстания племенных вождей, что вели за собой тех, кто потом стал на защиту республики в Западной Европе.

Многочисленные воинские контингенты, укомплектованные представителями арабских племен, сражались в «Верденской мясорубке» все десять месяцев, что заняла эта операция. Она стоила французской армии 450 тысяч безвозвратными потерями – убитыми в сражениях и умершими от ран. И среди них алжирцев и марокканцев было не намного меньше, чем жителей собственно французских территорий. За триста дней этой войсковой операции французские войска потеряли в разы больше солдат, чем за все боестолкновения 1914 и 1915 годов вместе взятые.

Чернокожие солдаты из Сенегала обильно полили своей кровью поля за рекой Сомма во время масштабного англо-французского наступления летом-осенью 1916 года. Они же удерживали линию фронта в Салониках бок о бок с союзными Франции дивизиями из Австралии и Канады. Во Франции был снят замечательный фильм о боевом пути французского офицера, командовавшего туземными формированиями в Северной Африке, а затем в военном театре в Европе. Главную роль в нем сыграл замечательный французский актер Жерар Депардье. Фильм этот называется «Форт Саганн».

Скорбь и память

Войну, завершенную Компьенским перемирием, в полной мере можно считать Отечественной для всех подданных Французского союза. Весь ход боевых действий происходил на территории Франции. Только для нее эта война стала рубежом, разделявшим жизнь страны как государства, либо ее политическую смерть, не останови доблесть французского солдата кайзеровскую армию в сорока километрах от столицы. Французские поля были вспаханы снарядами тяжелой артиллерии, огорожены сотнями тысяч километров колючей проволоки. Они засеяны свинцом и костями захватчиков и защитников  – тех, кто ушел в вечность вместе, хотя и находился в разных окопах.

Военные потери французской армии только убитыми и умершими от ран исчисляются  1,4 миллиона человек. Потери гражданского населения – около полумиллиона. Всего за четыре года войны в ходе постоянных мобилизаций во Франции и колониях было поставлено под ружье 8,41 миллиона человек. Из них погибло 1,385 миллиона, пострадали от ранений 4,266 миллиона человек. В процентном соотношении число потерь из общего числа призванных в армию составляет 67,19%. Огромные цифры и страшные кровоточащие раны на теле французского народа. Потери колониальных войск составили порядка 400 тысяч человек.

Как и много раз до этого, штык французского солдата защитил землю, вспаханную плугом французского крестьянина. По итогам войны Франция вернула себе Эльзас и Лотарингию, отторгнутые ранее Пруссией. Также значительная доля репарационных выплат от Германии, как потерпевшей поражение стороны, досталась французской казне. Франция спаслась сама, отстояв при этом Европу, заплатив за это миллионами жизней своих солдат – миллионов несостоявшихся отцов и не рожденных еще детей. День Компьена более сотни лет являет собой для Франции символ доблести и скорби, радости от сознания наступления мира и бесконечной, неизбывной боли, вызванной знанием, какой ценой была завоевана победа. Я верю, что Франция никогда не забудет этот день и это место: Станция Ретонд, Компьенский лес, 11 ноября 1918 года.


maxresdefault.jpg

1min59

Октябрь текущего года запомнится французам уходом из жизни предпринимателя, известного политического деятеля и перспективного спортсмена Бернара Тапи.

Бернар Роже Тапи умер 3 октября текущего года. Тапи проходил курс лечения от онкологического заболевания, протекавшего в быстро прогрессирующей форме. Смерть наступила в 08:40 утра в результате диагностированного медиками рака желудка – тяжелой болезни, с которой Тапи мужественно боролся на протяжении четырех лет.

Начало пути

Бернар Роже Тапи родился 26 января 1943 года в XX округе Парижа в небогатой семье Жана-Батиста и Раймонды Тапи. Получив диплом инженера-электрика, прошел армейскую службу в 93-м пехотном полку. По завершении срока службы предпринял ряд попыток сделать карьеру эстрадного певца, не увенчавшихся успехом. После завершения попыток стать вокальным исполнителем, участвовал в гонках Формулы-III, в классе автомобилей с открытыми колесами. Начало карьеры складывалось весьма удачно, участие в Тапи состязаниях неоднократно венчалось победами. По своей концепции класс Формула-III является первой ступенью для подающих надежды гонщиков,  конечной целью которых являются состязания в гонках класса Формула-I. Первоначально развитие спортивной карьеры Тапи обозначило для него неплохие шансы на участие в соревнованиях международного уровня.

Конец карьере гонщика положила тяжелая авария на соревнованиях, в результате которой Бернар Тапи оказался на грани жизни и смерти. Проведя несколько дней в коме, он принял решение не продолжать участия в гоночных состязаниях. Это решение открыло в его жизни новую страницу – Тапи начал пробовать свои силы в сфере бизнеса.

Предприниматель

Начав карьеру бизнесмена в 1967 году с продажи телевизоров, наибольших высот в бизнесе он достиг, создав фирму Bernard Tapie Finances – предприятие по восстановлению потенциала обанкротившихся компаний. В 1986 Тапи стал президентом футбольного клуба «Olimpique de Marcelle», выкупленного им за 35 миллионов долларов. В результате оздоровительных мероприятий, проведенных им в этом качестве, клуб в течение четырех игровых сезонов подряд становился чемпионом Франции и впервые в своей истории выиграл кубок победителя Лиги Чемпионов в 1993 году. В следующем – 1994 году – Тапи вынужден был оставить президентский пост в «Olimpique de Marcelle». Он был привлечен в качестве фигуранта судебного разбирательства по обвинению в подкупе соперников. Итогом стала продажа клуба для Тапи, а также лишение звания чемпионов Франции и отправка во второй дивизион Футбольной лиги для команды.

Политик

Достижения предпринимательской деятельности Бернара Тапи шли рука об руку с его политической карьерой. Так с 26 декабря 1992 по 28 марта 1993 года он занимал пост Министра по делам городов Франции. Кроме того, два раза был избран депутатом Национального собрания Франции от Радикальной левой партии. В работе Парламента принимал участие с 22 января 1989 по 26 декабря 1992, а также со 2 апреля 1993 по 5 сентября 1995 годов.

Парижский Остап Бендер

Политической и предпринимательской линиям карьеры Бернара Тапи всю его жизнь сопутствовали судебные иски и разбирательства. После скандала с обвинениями в подкупе соперника футбольного клуба «Olimpique de Marcelle» последовал ряд судебных тяжб с исками от коммерсантов, выкупивших предприятия с «восстановленным потенциалом» у компании Bernard Tapie Finances. Покупатели жаловались на то, что их намеренно ввели в заблуждение, рекламируя потенциал организаций, которым те не обладали. По некоторым данным, футбольные победы команды под президентством Тапи были одержаны задолго до выхода на поле ее игроков. Последовавшие аудиторские проверки бизнеса Бернара Тапи выявили отягощенность его предприятий долгами, что позволило сделать выводы о потенциальной близости банкротства. В 1995 году Тапи был приговорен к восьми месяцам тюрьмы за попытку подкупа результатов футбольного матча клуба «Valenciennes». Срок тюремного заключения отбыл полностью.

В 2008 году Тапи выиграл арбитражный суд в ходе выяснения обстоятельств продажи его доли компании Adidas полугосударственному банку Credit Lyonnaise. Стоит отметить, что с 1990 по 1993 годы  контрольный пакет акций компании Adidas он сосредоточил в своих руках. Результатом стало решение о выплате Министерством финансов Франции компенсации Тапи в размере 403 миллионов евро убытков, а также 100 миллионов евро в виде процентов и 45 миллионов евро как компенсации морального ущерба. Однако, в 2015 году судом Парижа данное решение было аннулировано и согласно новому постановлению, сумма, выплаченная Тапи, подлежала возврату в государственную казну Франции с процентами. Параллельно с этой тяжбой в 2011 году Бернар Тапи был обвинен в подкупе судей арбитражного суда, вынесших решение о выплатах в его пользу, но в июле 2019 он был полностью оправдан.

Шаг в вечность

Несмотря на тяжелый диагноз и судебные разбирательства, Тапи продолжал активно заниматься бизнесом. В 2013 году его компания стала владельцем ежедневной газеты La Provence. Состояние здоровья не стало помехой  для его энергии в освоении театральной и кинематографической сфер.

Без сомнения, Бернар Тапи, несмотря на обстоятельства его жизни (а зачастую вследствие  и даже благодаря им) был ярким и многогранным человеком. Не все в его жизни достойно подражания, но его неугасимая страсть к жизни, неиссякаемый авантюризм захватывают. По натуре своей он был истинным французом: ярким, пылким, эмоциональным – настоящим игроком и сорвиголовой, авантюристом, подобным героям романов Луи Буссенара. Этот человек предпочитал обвальные падения и головокружительные взлеты размеренности и статике.

В официальном заявлении Администрации президента Франции сообщается о том, что «..Президент и его супруга поражены известием о смерти Бернара Тапи, чьи амбиции, энергия и энтузиазм были источником вдохновения для поколений французов». От себя лично Эммануэль Макрон добавил, что заслуга Тапи заключается в том, что ему удалось «построить империю, наполненную безумной смелостью».

Кончина настигла Бернара Роже Тапи в его родном Париже – городе, где он родился и прожил свою долгую и богатую событиями жизнь. По сообщениям источников,  Тапи скончался в окружении жены, детей, внуков и брата. Он встретил смерть там же, где строил свою жизнь – от появления на свет до последнего вздоха – в пределах видимости Эйфелевой башни и Бурбонского дворца – здания Национального собрания Франции, депутатом которого он когда-то являлся.


1562331828-29569.jpg

1min63

В шотландском Глазго завершила свою работу двадцать шестая по счету Конференция ООН по изменению климата (COP-26). Работа конференции, начавшаяся 31 октября, продлилась до 12 ноября текущего года. Первоначальной датой проведения конференции в Глазго были назначены 9-19 ноября 2020 года, но из-за событий в мире, вызванных эпидемией коронавируса, она была перенесена на следующий год. Конференция COP-26 является очередной конференцией стран-участников Рамочной конвенции ООН об изменении климата, подписанной более чем ста восьмьюдесятью странами мира, в число которых входит и Франция. В рамках Конференции по изменению климата прошла также третья по счету встреча сторон Парижского соглашения.

Суть и меры борьбы с глобальным потеплением

Углубимся немного в суть обсуждаемых вопросов. Проблема глобального потепления начала вызывать тревогу стран мирового сообщества сразу после окончания Холодной войны. Противостояние военно-политических блоков являлось основным обстоятельством, мешавшим активному диалогу и поиску решений проблем экологии нашей планеты. Завершение полувекового противостояния и упразднение Варшавского договора как военно-политического альянса стран социалистического лагеря позволило начать этот диалог в масштабе всей планеты. Так Рамочная конвенция ООН об изменении климата, подписанная почти двумя сотнями государств в 1992 году, привела к подписанию Парижского соглашения в апреле 2016 года.

Основным вопросом повестки дня с момента подписания означенных конвенций и соглашений остается вопрос об удержании роста глобальной средней температуры на планете  (на данный момент она составляет 2˚по Цельсию) и приложении усилий для ограничения роста температуры в пределах этого усредненного показателя. Страны-участники по установленному Конвенцией порядку организовывают плановые встречи один раз в пятилетний период, где в добровольном порядке берут на себя обязательства в рамках целей конвенции, которые исполняют в пределах своих возможностей. Регламентированного механизма и порядка проверки выполнения (невыполнения) взятых странами на себя обязательств конвенция не предусматривает.

Основной экологической проблемой, подлежащей рассмотрению стран-участниц, является средний рост температуры на планете. Причинами его, в свою очередь, являются некоторые особенности экономики развивающихся стран. В их числе: использование угля в энергетике, массированная вырубка лесов, а также выбросы метана в атмосферу, создающие парниковый эффект, что и является главной причиной глобального потепления.

Глобальное потепление и накал страстей

После столь пространного художественного отступления, зададим себе вопрос: «Как работа конференции повлияла на французское общество, и о каких протестах идет речь?»  Франция – вернее ее общественность – отметила работу COP-26 с ее самого первого дня активизацией протестного движения внутри страны. Вообще сила, частота и обостренная чувствительность, с которой французские граждане реагируют на малейшие изменения обстановки в стране и мире, лично меня не перестает удивлять. Только за последние три года в различных областях Французской республики произошло такое количество стихийных митингов, протестных акций и антиправительственных выступлений, что подсчитать его невозможно даже приблизительно.

Все выступления схожи между собой и различны одновременно. Постараюсь проанализировать их различия и сходства. В данный момент происходят выступления в различных городах Франции, взявшие на щит экологические лозунги. «Нет природы – нет будущего», «Не активен на COP-26 – мертв в 2050-м», ««Да!» – 40˚ градусам в Арманьяке (всемирно известная марка французского коньяка) – «нет!» – в океане!». Вот лишь немногое из того, что используется в качестве девиза манифестантами. На сегодняшний день, по сообщению France Bleu, в протестных акциях принимают активное участие массы граждан, общее количество которых исчисляется тысячами. Митинги в защиту мировой экологии проходят в Париже, Ницце, Ниме и многих других городах.

Состав участников:

«Желтые жилеты»

В происходящих ныне во Франции волнениях, как и в тех, что произошли в недавнем времени, можно определенно выделить постоянный состав участников. В предыдущих сообщениях мною упоминалось о протестном движении «Желтых жилетов»: граждан – выходцев из различных социальных кластеров, различного уровня доходов, различного возраста и рода занятий, объединенных только одной общей чертой. Имя ей – «активная гражданская позиция» (читайте как «недовольство»). Причем только в том формате, в каком ее понимает каждый гражданин в отдельности в силу своих интеллектуальных возможностей, возраста и жизненного опыта. Движение не имеет координаторов и координационных центров, не объединено выплатой взносов и лишено территориальной привязки.

Участники (они же – инициаторы) стихийных манифестаций публикуют посты в социальных сетях, создают социальные опросы и проводят голосования, в ходе или после которых призывают всех желающих надеть для самоидентификации жилет лимонного цвета и выйти на улицы. И они выходят: пенсионеры и подростки, студенты и члены профсоюзов, рабочие транспортных компаний и железнодорожники, врачи и диспетчеры авиалиний. Сейчас речь шла о добропорядочных (позвольте мне для удобства условно обозначить их так) гражданах. А ведь есть еще и другие.

Наследники Бакунина и Маркса

Французские города наших дней давно уже стали прибежищем неуправляемых и неконтролируемых сил, чуждых какого-либо регулирования и упорядочивания. Это силы центробежные, представленные маргинальными слоями, теми, кого не может устроить ни один существующий в стране порядок, какая бы партия ни находилась у власти. Эти элементы общества не претендуют на легальность, их лидеры (буде таковые имеются) не стремятся продвигать свои идеи в масштабе страны через представительство в Парламенте их организаций. О ком же идет речь? Я говорю о представителях ультралевых радикальных группировок. Весь спектр любителей «красного петуха» и «коктейлей Молотова» – антифашистов, анархистов, анархо-синдикалистов, коммунистов всех направлений и разновидностей – составляет основу и ударный кулак всех выступлений протестного толка современной Франции, где бы они ни проходили, под какими бы знаменами они не проводились. Их лозунг сформулировал российский рокер-анархист Егор Летов в своей песне: «Я всегда буду против!»

Парии Французского союза

Стоит принять во внимание тот факт, что до сих пор речь шла о гражданах Франции. А ведь есть еще НЕграждане. Под этим определением подразумевается та часть населения Франции, которая попала в страну на волне распада французской колониальной империи, в ходе социальных и демографических процессов, не только продолжающихся, но и стремительно набирающих силу в наши дни. Я веду разговор о выходцах из стран Средней Азии, Африки и Ближнего Востока. Не все они являются нелегальными мигрантами, многие обладают гражданством, но не этот фактор определяет их политическую позицию. Их позиция по всем вопросам в жизни – это ислам, традиционная для мест их происхождения религия, по законам которой живут они сами и будут жить их дети. Во Франции.

Социальные привязанности этого слоя населения современной Франции лежат исключительно внутри их кластера. Их микросоциум закрыт для проникновения ценностей и идей извне, но подвержен взрывам недовольства, причиной для которого могут послужить (и многократно служили) иллюстрации в печатных изданиях, высказывания политических деятелей, требования системы образования или особенности медицинского обслуживания – все, что угодно, все, чего они просто не хотят ни принимать, ни понимать.

Ход событий

Непосредственный ход событий, поводом для которых якобы стала работа французской делегации на конференции COP-26 в Глазго, может быть охарактеризован как обычный и закономерный для городов нынешней Франции. А именно – начались почти сразу и активно продолжаются столкновения манифестантов с полицией. Процесс сопровождается блокированием коммуникаций, нарушением сообщения между районами, погромами и активным уничтожением имущества частных лиц и организаций. Многие манифестанты задержаны, нанесены травмы различной степени тяжести, как участникам беспорядков, так и сотрудникам полиции.

Сейчас можно отметить интересную закономерность в развитии процесса. Если пару десятков лет назад акции гражданского неповиновения и протеста могли органичиться только лозунгами и размахиванием плакатами, то для протестов наших дней стало характерным не только применение неограниченного насилия, но и удивительно быстрый, моментальный переход к нему. Насилие на улицах стало основным методом ведения диалога между официальными властями и активистами. Сегодня протестующие не расходятся после появления полицейского оцепления на улицах. Ситуация всегда – абсолютно всегда – чрезвычайно быстро набирает обороты, неизменно оборачиваясь насилием, применять которое стороны конфликта начинают практически сразу. Одних  вынуждают к этому, другие сами его жаждут. Пусть по разным причинам, но обе стороны абсолютно всегда и сразу пускают в ход весь доступный арсенал средств уличного противостояния.

Причины недовольства

Сегодня поводом для недовольства граждан послужила то ли недостаточно быстрая, то ли недостаточно эффективная борьба родного правительства с выбросами метана в Китае, пожарами в якутской тайге или вырубкой лесов бассейна Амазонки. С целью создать для Елисейского дворца стимул к работе в экологической сфере, на улицах Парижа сегодня бьют витрины и швыряют в полицейских бутылками с зажигательной смесью. Немногим раньше таким поводом стало заявление министра экономики о намерении заморозить цены на электроэнергию и компенсировать для малоимущих слоев населения часть затрат на ее оплату. Для того, чтобы в министерстве не передумали, а может, действовали быстрее, «Желтые жилеты» на Лазурном берегу блокировали нефтебазу, обслуживающую курорты Ниццы.

Еще раньше вспыхивали протесты против засилья мигрантов с требованиями сноса их стихийно возникших на побережье пролива Ла-Манш лагерей. В промежутках мигранты также инициировали массовые беспорядки с требованиями социальных гарантий и «особом отношении» для себя.

Еще раньше – в мае 2018 года – прошли антиправительственные выступления членов железнодорожных профсоюзов, недовольных политикой правительства в их сфере. В противостоянии с манифестантами принял участие по собственной инициативе бывший начальник охраны президента Франции Александр Беналль. Его участие стало поводом для возмущения французской общественности, которая вышла на улицы в знак протеста против якобы необоснованного применения им силы в отношении двух манифестантов.

И подобным образом события развиваются во Франции повсеместно. Антифашисты вместе с мусульманами протестуют против национализма. Студенты вкупе с водителями жгут автосервисы и общественный транспорт, протестуя против глобального потепления. Профсоюзы при поддержке коммунистов выступают против внедрения принципов конкурентоспособности (читайте: капитализации) определенных сфер производства. А еще есть националисты и их недовольство. А еще – сторонники «твердой руки», едва не совершившие государственный переворот под руководством Реми Дайе.

Свет в конце тоннеля или слепые ведут слепых?

Прошу читателей обратить внимание на следующее: сколько событий, сколько персоналий, причин, поводов и обстоятельств, а общих черт у процесса всего две: методы и действующие лица. И недовольство, объединяющее этих людей на улице, побуждающее взяться за камень или палку, проистекает не от проблем экологии, шагов правительства и чего-либо еще. Каждый отличительный признак, характеризующий манифестантов, является своего рода линией общественного раскола, каждый признак – это трещина в стене государства, его ослабляющая. Все, кто участвует в стихийных либо организованных погромах, едины в своих методах и своем недовольстве. Неважно, кем и чем, но недовольства очень много и оно выливается на улицы в ужасающей форме и со все более пугающей частотой.

Сможет ли французское общество обуздать порожденную им же волну насилия? Предпримет ли шаги, направленные к взаимному сближению, или будет и дальше  с энергией, достойной лучшего применения, стараться найти решение своих проблем среди осколков разбитых витрин?


5bbdce1b183561b34f8b4573-1280x872.jpg

1min37

Бывший начальник службы охраны президента Макрона 30-летний Александр Беналль признан виновным по 12 пунктам обвинения, главными из которых были узурпация власти сотрудника силовых структур, превышение служебных полномочий, недопустимое поведение.

Скандальное видео

По данным агентства Интерфакс поводом для возбуждения дела послужила публикация в средствах массовой информации скандальной видеозаписи от 1 мая 2018 года. На этой записи Беналль участвует в подавлении массовых беспорядков, инициированных представителями леворадикальных группировок в Париже. В ходе полицейской операции по прекращению незаконной манифестации Беналль, одетый в гражданскую одежду и защитный шлем черного цвета, применил физическое насилие в отношении двоих участников уличных беспорядков – мужчины и девушки.

Красный петух расправляет крылья

Напомним, что 1 мая 2018 года на улицах Парижа более 1200 представителей леворадикальных группировок устроили незаконную протестную акцию. Люди в балаклавах, вооруженные дубинками, бутылками и камнями, разгромили в районе моста Аустерлиц и на юго-востоке Парижа 31 магазин, сожгли 6 автомобилей. Кроме того, так или иначе, пострадало более 10 иных транспортных средств. Были также разгромлены несколько велосипедных стоянок, один из ресторанов сети быстрого питания «Макдональдс». Применение манифестантами «коктейлей Молотова» привело к полному уничтожению в пожаре станции технического обслуживания автомобилей «Рено» и помещения автошколы.

Согласно подтвержденным данным, в числе манифестантов находились представители различных ультралевых организаций – коммунисты, анархисты, а также сотрудники железнодорожных профсоюзов. Поводом для протестных действий послужили новые законодательные меры Елисейского дворца в отношении железнодорожных компаний. Французское правительство планировало осуществить в применение механизма рыночной конкуренции, отменив при этом ряд льгот для сотрудников, принимаемых на работу железнодорожной сфере. В ответ профсоюзы заявили о намерении проводить манифестации и акции неповиновения регулярно.

Результатом столкновений протестующих активистов и полиции стало применение зажигательной смеси и физическое противодействие полиции и жандармам. Многие участники беспорядков и силовики получили травмы различной степени тяжести. С целью пресечения действий радикалов силами полиции активно применялись слезоточивый газ и водометы. В ходе полицейской операции были произведены задержания – по данным префектуры Парижа задержано 276 человек.

«Кризис Беналля» и компрометация власти

На момент развития событий в Париже Александр Беналль занимал пост начальника охраны президента Франции, не имея никакого отношения ни к одному другому силовому ведомству – полиции либо жандармерии. В его должностные полномочия не входило уличное противостояние незаконным манифестантам и, по данным следствия, его участие в столкновении произошло исключительно по личной инициативе. Беналль был задержан через две недели после публикации скандального видео в средствах массовой информации, затем уволен с занимаемой должности. Кроме того, ему были предъявлены обвинения в незаконном ношении оружия в 2017 году, а также доказана его вина в мошенничестве с использованием поддельных документов.

Факт участия начальника президентской охраны в уличных беспорядках вызвал волну негодования по всей Франции, грозившую вылиться в новые протестные акции, поджоги и погромы. Особенное возмущение общества вызвали попытки Елисейского дворца отмахнуться от обвинений в адрес Беналля и умолчать о них. После публикации видео Александр Беналль в течение двух недель продолжал исполнять свои должностные обязанности. При этом он даже принимал участие в параде победы на чемпионате мира по футболу 2018 года и ехал в одном автобусе с футбольной командой в День взятия Бастилии. Компрометация власти также была принята в качестве официального пункта обвинения на суде. Сенат Франции рекомендовал квалифицировать дело Беналля по этой причине как уголовное.

Приговор

В ходе судебного разбирательства, длившегося более трех лет, Александр Беналль был признан виновным. Суд приговорил его к выплате штрафа в 500 евро, конфискации оружия, а также лишил права занимать государственные должности на протяжении 5 лет. Кроме того, по приговору суда Беналлю надлежит отбыть наказание в виде трех лет лишения свободы. Из них два – условно, один год – под домашним арестом с обязательным требованием ношения электронного браслета.

Была ли вина?

По заявлению адвоката обвиняемого Жаклин Лафон, обвинение было несоразмерно вине ее подзащитного, суд же вынес приговор «невиданной суровости». Сам Александр Беналль абсолютно уверен, что действовал в рамках закона. На суде он сослался на соответствующие статьи Уголовно-процессуального кодекса, которые разрешают гражданину препятствовать совершению противоправных действий по собственной инициативе. Данная формулировка позволяет частному лицу задержать виновного в совершении преступления для передачи его представителям закона. «Арестовать людей, которые только что напали на полицейских, казалось мне чем-то нормальным», – заявил Александр Беналль в своей речи перед вынесением судебного вердикта. Осужденный экс-глава службы безопасности и его адвокат не согласны с решением суда и намерены подавать кассационную жалобу.


EidKLnUWsAIF1Qi.jpg

1min65

Правительство республики Мали, обеспокоенное усилением исламских экстремистских группировок, сделало заявление, в котором вина за эскалацию внутреннего кризиса в африканском государстве лежит на Франции.

По словам социолога Максима Шугалей, главы Фонда защиты национальных ценностей, Франция намеренно поддерживает в Африке террористические группировки с целью восстановить контроль над Мали, сообщает Федеральное агентство новостей. Проанализируем некоторые данные, характеризующие обстановку в самом Мали и сопредельных государствах, для того, чтобы разобраться, так ли это.

Мали во Французском союзе

Французские колонизаторы появились в регионе Мали в 1880 году. География страны отличается от многих на то время французских колоний отсутствием выхода к океану или морю. Несмотря на это, регион вызывал живейший интерес как источник слоновой кости, хлопка и соли, залежей золота, черных и цветных металлов. На сегодняшний день в Мали разрабатываются урановые рудники, и все чаще высказывается мнение о наличии не разведанных до сих пор залежах нефти и природного газа.

В 1891 году колониальными войсками Франции была начата масштабная военная кампания, проводившаяся на протяжении семи лет. Её результатом стало проведение ряда войсковых операций, сломивших вооружённое сопротивление местных племенных вождей – предводителей племен мандинка, фульбе, сонгай, туарегов и мавров. Отряды их были разбиты, предводители бежали в труднодоступные районы или попали в плен.

В 1898 году после пленения лидера главного очага сопротивления – Алами Самори Лафья Туре – командующий французским экспедиционным корпусом полковник Луи Аршинар окончательно присоединил Мали к Французскому союзу.

Под игом?

История Мали в составе Французского союза, начавшись в 1898 году, продлилась до 20 августа 1960 года, когда Мали окончательно обрел государственный суверенитет. Двумя годами ранее Мали была предоставлена автономия. Выступая отныне на исторической арене в качестве самостоятельного государства, страна имела развивающуюся экономику экстенсивного характера, с преобладающим сектором сельскохозяйственного производства. Основой для развития промышленности стал экспорт сырья – золота, урана, марганца и фосфорита. Разработка велась, в основном, французскими компаниями, начало предпринимательской деятельности которых датируется началом 20 века. На средства французского капитала на момент обретения страной независимости были построены шоссейные и железные дороги, проведены линии электроснабжения и иные коммуникации. Города, пусть и немногочисленные, обрели вид близкий к европейскому.  Коммуникации также были проложены при посредстве французских колониальных властей и французских специалистов.

Особенно стоит отметить, что представители воинственных племен, населяющих территорию нынешнего Мали, активно и охотно вербовались в ряды французской армии на протяжении всей первой половины XX века. Выходцы из Мали и сопредельных с ним Сенегала, Алжира, Кот д’ Ивуара участвовали в составе вооруженных сил Франции в операциях на Сомме и Марне, в сражении под Ипром и Верденом, а также на Салоникском и Балканском фронтах Первой мировой войны.

Обретшие свободу

Французский капитал не исчез из республики после провозглашения ею независимости. В стране на тот момент и по сей день ощущается острая нехватка интеллектуальных ресурсов для внутреннего развития, а нестабильность внутреннего рынка препятствует развитию национального капитала. Скудость и неразвитость технологий вкупе со слабостью национальной валюты служат препятствием для развития экономики и промышленности.

Важным фактором, осложняющим внутреннюю обстановку, является постоянная внутриполитическая нестабильность. Так первый президент Мали Модибо Кейта был свергнут в ходе военного переворота генералом Муссой Траоре в 1968 году. Остаток дней своих Кейта провел в тюрьме. Траоре после переворота осуществил переход к монопартийной системе управления государством. Партией власти стал Демократический союз малийского народа (ДСМН), который Траоре и возглавил.

 

С 1968 по 1991 годы Мусса Траоре объединил одновременно в своих руках посты Президента республики, министра внутренних дел и безопасности, а также министра национальной обороны. В ходе военного переворота, который не удалось подавить, Траоре был арестован и отстранен от власти. Несмотря на активное применение силы и ввод в столицу Мали Бамако тяжелой бронетехники, партия Траоре, как и он сам, были окончательно устранены из политической жизни страны.

На перепутье 

Конец XX и начало XXI века прошли для Мали под знаком усиления исламского фундаментализма. Ухудшение экономического положения после принятия условий кредитования национальной экономики от Международного Валютного Фонда еще в большей степени ухудшили и без того нелегкое положение граждан республики. Засухи и неурожаи, безработица, отсутствие качественного медицинского обслуживания в сочетании с демографическими скачками, проложили в Мали дорогу для радикального ислама.

В 2012 году на северо-востоке Мали началось восстание туарегов, объявивших о создании в регионе своего традиционного расселения исламского государства Азавад. Почти одновременно с этим событием в столице Бамако произошел военный переворот. В ходе переворота был свергнут президент республики Амаду Тумани Туре, бывший выпускник Рязанского высшего воздушно-десантного командного училища Российской Федерации. Перед страной встал тяжелый выбор: обращение за военной помощью к мировому сообществу или капитуляция перед радикальным исламизмом.

От «Сервала» к «Бархану»

Активизация исламистов и усиление в северо-восточном Мали позиций ультрарадикальной террористической организации «Аль-Каида» вызвало серьезное беспокойство в регионе и на западе Африки. Делегация западноафриканских стран обратилась в Совет Безопасности ООН с просьбой помочь справиться с ситуацией. Совет санкционировал военную операцию, и 11 января 2013 года французские войска начали на территории Мали операцию «Сервал».  Активная фаза операции продлилась до 14 июля 2013 года. В ходе операции французскими силами при поддержке армии Мали удалось остановить продвижение исламистов на юго-запад республики, а также взять под контроль города Гао, Дуэнца и столицу Бамако.

Французским военным контингентом активно использовались тяжелая артиллерия, авиаудары и наземные операции по ликвидации баз и тренировочных лагерей террористов. Следует отметить, что операция «Сервал» для французской армии была противостоянием хорошо организованному и вооруженному противнику, поскольку исламисты получали вооружение и боеприпасы с территории соседней Ливии, там же располагались их базы и тренировочные лагеря.

Военная операция «Сервал» была завершена. Вслед за ней началась новая фаза борьбы с радикальным исламизмом в Мали. В июне 2014 года было объявлено о начале новой антитеррористической операции «Бархан», основная роль в проведении которой также отводилась французским военным. В рамках операции, которая, к слову сказать, продолжается и по сей день, проводится комплекс мер, охватывающих куда больший ареал, нежели политические границы республики Мали. В него входят территории сопредельных государств Чад, Буркина-Фасо, Мавритании и Нигера. В ходе операции «Бархан» французскими военными специалистами проводится активная работа с целью подготовить вооруженные силы африканских государств до состояния самостоятельной возможности борьбы с исламистами.

Старший брат или вечный кредитор?

Президент Французской республики Эммануэль Макрон еще в прошлом году заявлял о необходимости для Франции сделать все возможное, для того, чтобы принести мир и стабильность в регион. Французские военные специалисты несут службу на территории Мали, несмотря на то, что численность контингента постоянно сокращается.

На фоне всех вышеописанных политических событий французский капитал и бизнес не покидали Мали. Плохо или хорошо это? С одной стороны, означенное положение на веки вечные ставит Францию в положение колониального пугала, которым до сих пор неустанно пугает Африку либеральная европейская общественность. Колониализм – это сложное историческое явление, которое не было ни однозначно позитивным (колониализм европейских держав был основан на насилии и не стеснялся его применять), ни стопроцентно вредным для колонизируемых стран. Насилие колонизаторов, которых, кстати, никто не оправдывает, было ничуть не более жестоким, чем насилие собственно африканских племенных или религиозных лидеров, которые сами с колонизаторами из Франции активно и охотно сотрудничали.

Мне никогда не приходилось слышать о негодовании современных европейских народов, выражаемом в адрес, например, Древнего Рима. Римляне тоже несли в Европу цивилизацию на острие своих пилумов. Но при этом создали в колониях правовую систему, которая, пусть и в измененном виде, но существует до сих пор. Финансовая и банковская системы, католичество, дорожная сеть также создана с помощью колонизаторов.

Новые «друзья»

В наши дни регион Западной Африки и Мали в частности, служит сферой вращения не только одного французского капитала. Активный интерес к африканскому континенту проявляет Китай, запустивший в начале века ряд проектов в сфере строительства дорожной и иной инфраструктуры. Экономическая экспансия Китая проходит под девизом «Один пояс – один путь». Здесь имеется в виду пояс экономического и политического влияния Китая, который, по проекту лидеров Поднебесной, должен протянуться от Синьцзяна до побережья Сенегала через всю Среднюю Азию и Ближний Восток. Задумываются ли представители политического истеблишмента Мали о той роли, которая ожидает их республику в этом «желто-красном поясе?»

Чрезвычайно любопытна позиция Турции, также проявляющей активный интерес к Западной Африке. Так, по заключениям аналитиков, президент Турции Тайип Реджеп Эрдоган, стремясь к реализации «неоосманского проекта», стремится к упрочению за Турцией статуса политического лидера стран исламского мира. Так в 2018 году в рамках программы политического сближения Эрдоган нанес официальный визит в Бамако, в ходе которого было подписано 8 соглашений в различных сферах: горнодобывающей промышленности, дорожном строительстве, спорте и энергетике.

Как будет развиваться для Мали ситуация в сфере взаимоотношений с партнерами, кредиторами, защитниками и инвесторами – покажет время. Но в данный момент, несмотря на все обвинения, смело можно констатировать тот факт, что своей целостностью и пусть несовершенным и развивающимся, но все же гражданским обществом, республика Мали обязана Франции. Любое партнерство редко бывает стопроцентно равным, но относительный порядок в стране сейчас – как и сотню лет назад – держался и держится на штыках Французского Иностранного Легиона, удерживающего весь Западноафриканский регион от скатывания в средневековый халифат. И государственным языком на территории Мали – сейчас, как и сто лет назад, является французский.



О нас

Журнал SLON – вестник Лазурного берега Франции и Монако. Рассказываем про общество, бизнес, недвижимость, частную авиацию и яхты.


Наш InstagramНаписать редактору

Позвонить в редакцию



Подписка

Мы тоже не любим спам, поэтому наши рассылки полезные. Подписывайтесь!



Рубрики