Архивы итоги | SLON

Михаил14.01.2022
skynews-france-protests_4497754-1280x720.jpg

1min106

Пандемия выступила канвой происходящего во Франции, впрочем, так было в 2020-м. Уходящий год запомнится жителям Республики активными протестами против коронавирусных паспортов. 

Политические нюансы

Основным из запомнившихся политических событий стали выборы, проводившиеся в июне в регионах страны. Совершенно неожиданным фактом стал провал лояльной к правительству партии действующего главы государства Эмманюэля Макрона, «Республика на марше». С тем же «успехом» выступила и основной конкурент Марин Ле Пен, противостоявшая Макрону крайне достойно на предыдущих выборах президента. Интересно, что близкую победу отмечали «Республиканцы» – партия, пропагандирующая правый центризм на политической арене государства; и тандем блока левых и партии зеленых. Явка на эти выборы была практически рекордно низкой. Здесь можно увидеть, что кризис еще не покинул политическую систему Франции, избирательная способность граждан минимальна. Для большого числа людей выборы региональные предваряют выборы главы государства, как репетиция. Таким же образом многие видят и нынешнюю ситуацию, ожидая апреля 2022 года. Если предположить именно это, тогда у традиционных партий есть надежда на возвращение электората, поскольку политику действующего правительства можно с уверенностью назвать невыразительной. 

Сюда можно отнести полную перемену стратегии партии Ле Пен, после проигранной президентской гонки, с которой не все согласны. 

Ситуация с военными

Довольно громко прозвучало открытое обращение к главе государства, написанное двадцатью генералами Франции в отставке, за подписью еще тысячи отставных офицеров. Это обращение было размещено веско этого года в известном печатном издании страны. Военными было описано беспокойство по поводу усиления исламизации страны, они выразили опасения возможностью начала гражданского вооруженного конфликта из-за этнических различий. Немногим позднее тем же печатным изданием было опубликовано еще одно письмо, на этот раз написанное действующими военными и силовиками, согласными с мнением своих отставных товарищей. Офицерство Франции, отличающееся резко консервативными взглядами, все еще не доверяет политике нынешнего президента и не готово к поддержке Макрона в будущей президентской гонке. По итогу, вырисовываются явные расхождения во мнениях в высших военных кругах – поддержать ли направление политики президента, который получил в начале этого лета пощечину от, по предположениям, представителя ультраконсервативных монархистов. 

Судебные процессы

Прошедший год ознаменовался завершением процесса над экс-президентом Франции Николя Саркози. На прошедшем в марте судебном процессе он был признан виновным в коррупционных действиях и злоупотреблении своей должностью (подкупил судью). Суд огласил приговор, где бывшего президента обязали отбыть срок – 3 года лишения свободы, из них 2 условно. В сентябре 2021 года парижский суд вынес решение по еще одному делу: чрезмерный расход средств на проведение кампании 2012 года, проигранную Олланду. По этому делу Саркози получил 1 год под домашним арестом. После второго обвинительного приговора на политических интересах Саркози поставлен жирный крест. Общеизвестно, что амбиции подбивали его снова участвовать в выборах в главы государства, но, решения судей отменили все его планы по еще не начавшейся кампании. 

Нестабильность

Кризис политической системы государства весьма заметен на фоне оживившихся оппозиционных элементов и террористических организаций. В уходящем году зафиксированы множественные случаи эпизодов, где замечены либо политические радикальные организации, либо исламистские.  Отмечены случаи террористических акций со стороны представителей радикальных групп ислама. В апреле прошедшего года была убита ножом женщина-полицейский в городе Рамбуйе, недалеко от столицы. Нападавший – мигрант из государства Тунис. Осенью начался процесс над обвиняемыми в событиях 2015 года – тогда на всю страну прогремели теракты в Париже. А организации ультраправых освещались прессой, когда французскими властями была запрещена Generation Identitaire, пропагандирующая дискриминацию и разжигающая ненависть и насилие.

Вирус

Ушедший год запомнился, как один сплошной корона-кризис, в котором граждане упорно возражали против «ковидных пропусков». В этом же году не обошлось и без потерь: Жан-Поль Бельмондо, символизировавший эпоху в синематографе Франции, покинул этот мир в начале сентября. За несколько месяцев до этого авиакатастрофа унесла жизнь Оливье Дассо, магната и депутата парламента Франции от партии «Республиканцев». 

Внешнеполитические события отмечены разрывом договора стороной Австралии с фирмой Naval Group со стороны Франции. Контракт был заключен на постройку 12 субмарин, которые теперь Канберра закажет у Америки. Предполагалось, что соглашение о строительстве станет наиболее крупным в истории Республики, а в денежном эквиваленте это будет около 66 миллиардов евро. Отмена контракта привела к кризису в дипломатических отношениях. По одну сторону баррикад оказалась Франция, по другую – Америка, Англия и Австралия. В комментариях по этому вопросу глава министерства иностранных дел высказался об «ударе в спину», полученном от союзных государств. Все же, каких-либо последствий это событие не принесло, поскольку во Франции нет достаточных возможностей для равноценного ответа тройному союзу. Со своей стороны, французским правительством было принято решение подписать соглашение с Италией, углубляющий рабочие взаимоотношения этих стран, и сформировать тем самым ось «Париж-Рим» в постоянно меняющемся информационном и финансовом поле Европейского Союза.

Выборы президента

Весной 2022 года ожидаются выборы, на которых решится, кто же возглавит страну. В связи с этим проводится довольно большое количество предвыборных кампаний, а кандидаты в главы государства крайне активны. Высокой должностью интересуются Валери Пекресс от партии «Республиканцы», действующий мэр столицы Анн Идальго, представляющая партию Социалистов, представитель ультраправых Эрик Земмур, непосредственно Эмманюэль Макрон и еще около тридцати кандидатов. Окончание этого года можно считать «затишьем перед бурей», которой обещает стать предвыборная гонка. 

Новый, 2022 год выдастся довольно активным в политической сфере – стоит ожидать зрелищного сражения за высокий пост главы государства.


Михаил05.01.2022
278-velikaya-francuzskaya-revolyuciya-itogi_1-1280x732.jpg

2min209

Сегодняшний мир ясно показывает нам, что грядут серьезные перемены – передел территорий, власти и финансов. Хаотичные конфликты, вспыхивающие и гаснущие в различных областях земного шара, молчаливое перетягивание финансового «одеяла» среди государств, имеющих превосходящие силы в сферах военных или продовольственных, говорят о скорых переменах прямо. В историческом пространстве существуют примеры подобных кризисных ситуаций, но глобальных революций, аукающихся до сих пор, лишь две. Расскажем подробнее об одной из них.

Небольшое предисловие… Интересный и говорящий случай связан с посещением Китая президентом США Ричардом Никсоном в 1972 году. Дипломат принимающей стороны Чжоу Эньлань на вопрос «Какими вам представляются последствия буржуазной революции во Франции?» сказал: «Слишком рано для ответа на этот вопрос». Отчего вокруг истории этой революции столько десятилетий ведутся споры, а историки единодушно считают ее уникальной в масштабе целой планеты? 

Первопричина восстания

Что же послужило толчком к такой резкой перемене в политике государства? Первым делом, вспомним, что человек в любой ситуации стремится к свободе. Желание быть свободным для большинства людей означает возможность овладеть определенными умениями и навыками, чтобы получать достойную оплату своих талантов. Затем, получив финансовую оценку своему труду, он оказывается со стороны потребителя – интересуясь товарами и услугами лично для себя. Подобный «круговорот услуг» сильно влияет на развитие технического прогресса и экономики государства, поскольку идет возрастание потребления, которое необходимо удовлетворять постоянно.

Похожие явления начались довольно давно, и не только во Франции. Еще со средних веков европейские «предприниматели» того времени выводили в собственность и развивали производство в различных организациях: фабриках, мануфактурах, и прочих ресурсах. Началось накопление капиталов. В теории экономики эти явления привели бы к капитализации производства, однако – главой государства оставался король, который сильно тормозил развитие этих процессов. В течение долгого времени ничего не менялось, ведь единоличная власть главы страны никак не способствовала изменению уклада.  С такого положения дел и началась история восстания: наиболее крупных мануфактурщиков перестала устраивать неизменная бесправная позиция «третьего сословия».

С начала XVIII века в просвещенных кругах высших сословий постепенно выстраивалось понимание необходимости реформ. Общество оказалось запутано в неменяющемся старом порядке, где погрязли в коррупции даже самые мелкие служащие, система управления страной изжила себя и вносила только хаос. К тому же, влияние короля на умы просвещенной молодежи стремительно сводилось к нулю. Наиболее яркие представители мыслителей того времени выдвигали мнение, что власть монарха своего рода узурпация, как в отношении сословий и мануфактур, так и в отношении прав всех граждан своей страны. 

В итоге, изменения и реформы медленно, но верно, начали появляться.

В течение нескольких лет, предшествовавших революции, продолжались события, косвенно ставшие очередной причиной для начала восстания. Вот некоторые из них: финансовый кризис из-за участия в войне за независимость Америки, для чего постоянно брались займы; крайне запутанная и устаревшая система налогообложения; катастрофический неурожай, к которому прибавилась безработица и обрушение рынка из-за ввезенных из Британии товаров; наконец – полное нежелание власть имущих что-либо менять в системе, дающей дворянству и церкви почти неограниченные возможности.

Займы, постоянно требующиеся короне, брались под неподъемные проценты. Однако, когда собранные в совет дворяне и представители церкви услышали, что для выравнивания бюджета необходимо пересмотреть систему и начать налогообложение титулованных особ, они предпочли надавить на короля и выгнать с должности министра финансов Тюрго, предлагавшего несусветную чушь. Это один ярких примеров торможения даже самых простейших перемен в законодательстве государства без вмешательства революционно настроенных деятелей.

К XVIII веку стабильно богатеющая буржуазия имела много рычагов давления в виде земельных наделов и денежных средств. Однако, у них не было одного – прав. На социальной лестнице они стояли на одной ступеньке со своими работниками. Монархия не предполагала знака равенства между понятиями «богатство» и «привилегированность». Именно буржуа, с призывом «во имя чести и справедливости», в 1789 году подняли простых людей на демарш, превратившийся в революционную деятельность. Так началась Великая Французская революция.

Как результат, за 10 лет было истреблено все, напоминающее монархическую власть, а зачинщикам революции пришлось взять на себя не только свободу в экономической деятельности, но и политические обязанности. Из положительных моментов для народа – была упразднена охота на ведьм, продолжавшаяся не менее трехсот лет. В 1791 году перестали определять ведовство, как наказуемое законом деяние. Хотя и не отрицали существования этого явления. Можно сказать, что подобное решение на уровне государства стало первым крупным шагом в деятельности по защите прав женщин, поскольку непосредственно на них и велась охота, как на ведьм. 

Именно отсюда, в итоге, развилась идея о равных возможностях полов. 

Отличия от прочих революций

За несколько десятков лет до событий во Франции уже имела место еще одна революция – в Англии. Представители буржуазии в 1648 году поставили ту же цель – упразднение монархического строя, но потерпели неудачу. Почему так вышло? Англичане использовали возможности буржуа, с их финансовой помощью, и дворянство, заинтересованное в прогрессе, но слабо представляющее, что конкретно придется сделать после свержения монарха. Французы же вышли вместе с простым народом, который не стеснялся выдвигать требования и следить за их выполнением. Крестьяне и простые рабочие создавали комитеты, в которых уже самостоятельно решали возникающие вопросы. В будущей Республике с самого начала народ передал власть над страной правящей верхушке, как особое поручение. Если не выполнить его – позор ляжет на головы революционеров. В то время, для привыкших к многовековому строю людей, такой подход казался невиданным и крайне прогрессивным. В этих условиях и зародилось настоящее демократическое общество. 

На несколько десятков лет позднее французской, началась революционная деятельность в Германии. 1848 год отметился Мартовским переворотом. Но, свою роль сыграла удаленность организаторов от действительных интересов народа. Главой Национального собрания страны стал барон Генрих фон Гагерн, на временное управление администрации союза Германии был поставлен эрцгерцог Иоанн Австрийский. Такое положение не устроило ярых антиимперцев, которые увидели здесь ту же систему, что и была при монархии.

Зачем же тогда на алтарь свободы принесено столько жертв? Ввиду невозможности, или нежелания, договориться диалог у правящей верхушки не состоялся. В процессе оживленных дебатов они вдруг поняли, что и защиты у них тоже нет – армия не перешла под их управление. В это же время, пока велись дискуссии о «высоком» – свобода слова, права граждан и прочее, монархисты собрали силы для возврата власти.

Споры длились даже во время жестокого подавления переворота и казни члена Национального собрания, коим был революционер и демократ Роберт Блюм. Консенсус так и не был найден: кто должен править в стране – республиканская власть или же монарх? После жесткого подавления переворота около миллиона граждан, имевших отношение к перевороту, уехали из Германии, поскольку перспектив на дальнейшую жизнь здесь уже не было.

Тем временем Карл Маркс внимательно изучал ВФР и переносил свои мысли в будущий знаменитый труд. Сам он, хоть и полагал, что власть должна быть у народа, был согласен с управлением Франции буржуазией. По его мнению, на тот момент еще не был сформирован достаточно подготовленный пролетариат – Маркс называл данную прослойку общества «плебсами» и «предпролетариатом». 

Одновременно с этим, как он считал, было велико значение прослойки буржуа: ведь именно эта часть общества впоследствии создаст оружие, которое уничтожит ее – пролетариат.

Есть полное основание заявлять, что учения о социализме, коммунизме и прочих течениях, которые мы имеем сейчас, вышли непосредственно из революционных событий 1789 года. Именно эти принципы и составили основу европейской политики.

Объединение провинций

До известных событий во Франции не было единого понятия «государство». Во время переворота созрело и понимание, что необходим новый принцип понимания государственности и его построения. Начать решили с объединения провинций и создания централизованной власти. До этого времени в каждой из присоединенных земель был свой порядок – быт, традиции, произношение. Границы строго охранялись таможенниками, которые занимались сбором оплаты проезда через границу. Кроме пошлины за проезжающего, заплатить нужно было и за товар. Все, что падало с повозок, тут же изымалось в пользу здешних жителей. Возможно, отсюда и появилась поговорка: «Что упало, то пропало».

Доказано документально, что есть и такие провинции, где местное население абсолютно не причисляло себя к французам. Они отрицали какую-либо причастность к политическим делам Франции и предпочитали стоять в стороне. Но, после революции все поменялось в корне. Поэтические наименования Гасконь, Бургундия и прочие заменили на обозначения, соответствующие географическому положению – Марна, Монблан, Сена и так далее. Все департаменты наделили равными правами и возможностями.

В 1789 году произошло изменение титула главы государства, а также и его статуса – теперь король не мог единолично объявить войну или издать закон. У власти он оставался лишь номинально, тогда как все привилегии и законодательная власть перешла к Национальному собранию. Его Величество мог назначать министров, но не имел права бесконтрольно запускать руку в казну государства. 

В 1790-м году был издан декрет, в котором отменили институт дворянства и упразднили все титулы. Более никто не имел права называть себя данным от рождения титулом, все граждане Республики могли именоваться лишь собственным именем и фамилией главы семейства.

За этим последовала полная реорганизация административного центра: вместо статс-секретарей и королевских советов были назначены 6 министров, отвечающих за 6 ведомств. На местах – в городах и прочих населенных пунктах люди организовали самоуправление, отменив всех поставленных центральной властью должностных лиц. 

Национальный язык

Кроме всего прочего, само понятие «нация» зародилось именно во время этих событий. Сословия упразднили, был провозглашен постулат абсолютного равенства перед Фемидой. Суверенитет монарха, решающего вопросы назначения на должность, сменил суверенитет нации. Право голосовать и избираться обрели все граждане страны, даже в церкви чины духовенства стали выборными. Тогда же поставили вопрос об общем языке – было принято решение сделать французский язык основным. В XVIII веке человек, живущий в любой из провинций, не всегда понимал столичного жителя – они разговаривали, как будто, на разных языках. Эту проблему решили, организовав начальное и среднее образование для детей рабочих и крестьян. Так легче всего было сделать из будущего гражданина настоящего патриота, великолепно владеющего родным языком. 

На сегодня – много ли подданных Франции желают изучить какой-либо другой язык?

Через хаос к порядку

В конце лета 1789 года приняли Декларацию прав человека и гражданина. Это означало равноценность каждого человека перед законом от рождения. Свободы и права были объявлены естественными, каждый мог выражать свое мнение, не боясь быть арестованным за неосторожное высказывание.

Когда королю принесли на утверждение этот документ, он долгое время отказывался его подписывать, как и прочие бумаги, предлагаемые Национальным советом. Однако, это пришлось сделать, поскольку сильно было давление народа. Как уже сказано выше, у его Величества осталась лишь номинальная власть…

А что же было вне стен дворца во время становления Республики, непосредственно в дни и месяцы народных восстаний? Формирование нового типа государства шло через террор и погромы. Простой люд уничтожал аристократию, вассалы, присягавшие на верность своим сюзеренам, убивали их своими руками. Городские ратуши, дома знатных людей и прочее, все подвергалось грабежам и уничтожению. За 2 первых года гильотина работала без отдыха – 20 000 человек остались без голов за противостояние революции. Остальные несколько тысяч были убиты, сражаясь за старые порядки, либо погибли от нападений. Машина смерти не останавливалась, пока на эшафот не взошел сам король Людовик XVI. Могли ли знать тогдашние вершители судеб, что и до них дойдет очередь?

Именно после этих событий во Франции появилось выражение «Революция пожирает своих детей». Во время выяснения вопроса о дальнейших действиях и судьбе страны не один человек взошел на эшафот. Теперь, когда не было препятствий в виде короля и монархического строя, требовалось понять, что же делать дальше. Основными вопросами остались – как накормить «новую нацию», и как разделаться с коррупцией.

Провозглашать лозунги и выдавать громкие слова гораздо легче, чем претворить их в жизнь. Возможностей появилось множество: Бастилия взята, дворянство почти перебито, уничтожены устаревшие порядки – казалось бы, пора начинать строить на их месте новые. Но, как это бывает – у каждого на этот счет появилось собственное мнение, а договариваться между собой революционеры не посчитали нужным. Представители каждой партии подозревали другую в желании отправить их на казнь, и не беспочвенно. 

Партия жирондистов, владеющих крупными промышленными предприятиями, постоянно пикировалась с партией якобинцев, поддерживающих опального английского короля Якоба II. Промышленники экспроприировали все богатства знати, поэтому их совершенно не интересовали предлагаемые якобинцами реформы, тем более, если они касались «нажитого непосильным трудом». Главы фракций принимали в штыки каждый законопроект, который выносился на обсуждение. В итоге, представитель партии якобинцев Сен-Жюст решил, что пора разобраться с врагами революции, пока этого же не сделали они. 

Снова зазвучал нож гильотины, отсекая головы саботирующих революционные проекты.

Но и сам Сен-Жюст не ушел от казни. В 26 лет его, отказавшегося ради идеи от всего мирского и не испытывавшего жалости к «врагам революции», также отправили на эшафот. Его однопартиец Марат, тоже предпочитавший сразу избавляться от врагов, только с помощью массовых расстрелов, погиб от руки прекрасной дамы. Молодая девушка, Шарлотта Корде, придя на прием, в ходе общения зарезала революционера. Когда ее повели на казнь за совершенное убийство, она заявила, что выполняла долг перед человечеством, и с улыбкой приняла наказание.

Еще одной интересной личностью от якобинцев можно назвать Робеспьера. Учившийся у Жан-Жака Руссо в свое время, он продвигал весьма категоричные проекты. К примеру, «упрощенное судопроизводство» – без адвокатов, с единственным решением (виновен \ не виновен), с единственным наказанием (гильотина). Решает виновен или нет, суд присяжных, а не законодательство. Стук гильотины, казалось, слился в один звук – с такой частотой она работала. Когда соратники раскритиковали подобное решение, он «опробовал» свой законопроект и на них – Дантон и Демулен тоже отправились на казнь.

Как и многие другие, Робеспьер не избежал печальной участи. Результатом сговора некоторых партий явилась его казнь. Во время ареста он попытался совершить самоубийство, выстрелив в рот, но только серьезно ранил себя. Спустя 5 лет революционной деятельности не стало Робеспьера, однако продолжилось его дело еще на несколько лет – Конвент ввел революционный трибунал, где и использовали этот принцип.

Можно ли подвести итог

На тот момент цель революционной деятельности была достигнута – сословия уравнены в правах, пережитки феодализма уничтожены. Ценой того достижения были сотни тысяч жизней, поломанные судьбы, мятежи и террор. Все же, несмотря на страшное время во Франции, идею конституционного строя приняли в Европейских государствах – просвещенные умы не в шутку обсуждали ее. Девиз «Свобода! Равенство! Братство!» зазвучал в либеральных кругах вместе с разговорами о перспективах принятия Конституции и сдерживания королевской власти. 

В то время, как для одних глав государств это был намек на проведение своевременных реформ на благо народа, для других правителей ситуация стала поводом провести ряд репрессий среди населения. 

По прошествии почти 250 лет со дня Великой французской революции все же можно оценить некоторые последствия. События 1789-1799 гг повлекли за собой помимо развития капиталистического общества, еще и развитие национального самосознания среди народов, населяющих Европу. Кроме того, европейские страны, благодаря созданию Французской Республики, впоследствии обрели собственные Конституцию и расширенные гражданские права. Окончены были феодальные войны, снедавшие ресурсы Европы. Да и весь облик политической арены был изменен. 

Процесс построения государственности, таким, как хотелось бы французским революционерам не получился в чистом виде, возможно, из-за отсутствия целостной теоретической базы. Но, именно эта попытка создать новое общество, с новыми идеями и ценностями, была взята за основу теории Карла Маркса. Созданная на основании выстраданного и более-менее отлаженного государственного строя, теория послужила для зарождения нового политического строя в совершенно другом государстве. Однако, это уже совсем другая история.



О нас

Журнал SLON – вестник Лазурного берега Франции и Монако. Рассказываем про общество, бизнес, недвижимость, частную авиацию и яхты.


Наш InstagramНаписать редактору

Позвонить в редакцию



Подписка

Мы тоже не любим спам, поэтому наши рассылки полезные. Подписывайтесь!



Рубрики