Архивы мусульмане | SLON

Михаил23.06.2021
pohorony.jpg

1min160

Для эмигрантов, живущих во Франции, всегда актуальным является вопрос, касающийся похорон. Оставить на чужбине или предать тело родной земле? Конечно, не обходит он и чеченскую, самую многочисленную диаспору в европейских странах. 

Стоимость ритуальных услуг

Формирование чеченской диаспоры началось в 2001 г. В тот момент образование этой организации совпало с уходом из жизни одной из эмигранток, скончавшейся от онкозаболевания. Родственники понятия не имели, что делать. Потому обратились в местную мечеть, где посоветовали временно захоронить женщину на территории Франции, затем при возможности финансовой, перезахоронить на родине. Это был единичный случай за следующие два десятка лет.

Чеченцы – народ, высокодуховный, чтящий традиции предков, почитающий родителей и близких. Так заведено издревле, что чеченец, покидая этот мир, должен покоиться с близкими рядом после смерти. В связи с этим всегда встает вопрос, как доставить тело усопшего в родные места не только из Франции, но и из любой точки планеты. 

У чеченцев не принято платить тем, кто занимается похоронами по доброте душевной. Считается, что если оказывается помощь, значит, она идет от души и из глубочайшего уважения к усопшему. Порой за похороны берут ответственность вовсе чужие покойнику люди, занятые в деловой сфере с финансовыми возможностями. В случае отсутствия родственников и знакомых у усопшего, приходится транспортировать его тело на родину силами людей из Чеченской Республики. 

Однако в последние двадцать лет Чечня окутана сетью драматических событий, потому вопрос о похоронах родственников во Франции особенно волнует. Примером является знаменитый артист Махмуд Эсамбаев, похороненный в Москве, на Даниловском кладбище для мусульман из-за «горячих» событий в Грозном в 2000 г. Как вообще устроены мусульманские кладбища во Франции?

Особенности мусульманских похорон и кладбищ во Франции

В силу светского характера государства кладбища не разделяются по конфессиональным признакам. В основном это католические кладбищенские территории, находящиеся во власти местной администрации. На них хоронят евреев, мусульман, буддистов, разделяя небольшие участки оградками. 

Однако исключением из правил считается два места захоронения. Это Кокад в Ницце для православных и русское кладбище в Ментоне. В прошлом эти две территории принадлежали Российской империи, потому оставляют за собой право хоронить ее наследников. Есть еще одна территория, которая считается русской – кладбище в пригороде Парижа Сент-Женевьев-де-Буа. 

Эта территория для захоронения, выделенная муниципалитетом, является собственностью Франции.

Исключением из правил называют и мусульманское кладбище в г. Бобиньи. Поначалу этот участок отдали для захоронения солдат, погибших в Первой мировой и в госпитале Авиценны. В 1937 кладбище открыли специально, поскольку число умерших постоянно росло, ставя правительство в тупик. В конце 90-х его сделали мусульманским, разрешив хоронить простых граждан.

В настоящий момент мусульмане хоронят братьев в южной части от столицы в Тье. Город выделил для погребения несколько участков, отгородив от других зелеными высокими кустарниками. Земля под могилу дается в аренду, требуя с гражданина, хоронящего близкого, 1 300 евро. Обязательным условием для родственников или друзей, ответственных за похороны, является своевременный уход за могилой. В дальнейшем при желании аренду допускается продлить, но и цена соответственно вырастет до 3 000 евро. За установку и создание памятника также нужно платить отдельно. 

Земля под погребение оплачивается на 10-30-50 лет на выбор. Только некоторые кладбища позволяют арендовать землю на вечное захоронение. После установленного срока тело подвергается перезахоронению в общей могиле, и участок отдают другому, поскольку Франция ограничена в свободных земельных участках.

Недавно представителям турецкой общины тоже удалось создать мусульманское кладбище, ставшее исключением из общепринятых правил. Находится оно в Страсбурге, и цена на погребение начинается от 2 000 евро. Однако эта сумма обходится дешевле по сравнению с отправкой тела в чеченскую Республику. 

Как транспортируют тела умерших в Чечню?

Бывшие беженцы постепенно оправляются от трудных времен в Чечне, живя во Франции. Для них открывается больше финансовых возможностей похоронить близкого достойно, отправляя его на родину. 

В тот год, в 2001 г., когда ушла из жизни онкобольная чеченка, в мечети представителям диаспоры отказали, пообещав лишь отдать дань молитвами за усопшую. Но этот отказ в помощи послужил поводом для организации похоронных миссий с созданием общей кассы, откуда средства затем могут быть даны на отправку тела чеченца в родные места. В итоге для многочисленных представителей диаспоры это, своего рода, гарант помощи в трудную минуту.

В транспортировке помогают страховые организации, накопившие уже большой опыт. Правда, у турецких и арабских фирм высокие расценки. К примеру, до границы с Россией или Азербайджаном доставка тел стоит около 7-8 тыс. евро. Дальше родственники отвозят тело по территории Дагестана до места назначения.

Те, кто остается во Франции навсегда

Последний год стал тяжелым для всех национальностей, ведь безжалостный ковид унес огромное количество людей по всей планете. Двадцать чеченцев ушло из жизни во Франции за год. Среди них были жертвы не только коронавирусной инфекции, но и ДТП, люди, погибшие в ходе преступных действий злоумышленников. Чеченская диаспора оказалась один на один с проблемой транспортировки тел на родину. 

В результате все чаще звучат в диаспоре предложения о захоронении на «новой родине». В итоге родственники согласились на захоронение двух человек в г. Мелун в мае 2021 г. Непривычная новая традиция продиктована обстоятельствами, облегчая процесс родственникам в кризисные времена. Хотя в большинстве случаев пока еще эта вынужденная мера крайне осуждается в чеченском обществе.

Живущий в Париже Нурди Эстимиров уверен, что предание покойного земле во Франции означает утерю связи с корнями, традициями. Особенно сохранение связей важно для потомков. Дети и правнуки должны ездить в Чечню не только как туристы, а как полноправные граждане, не разрывая связь с предками, почитая обычаи, заведенные испокон веков.

Шамиль Албаков, почтенный деятель чеченской и ингушской общин, уверен, что хоронить мусульман нужно в месте их кончины. Однако чеченцы с такой трактовкой не согласны, ведь по французскому законодательству тело должно опускаться в могилу в гробу, что неприемлемо у мусульман. Хотя это не совсем гроб, а ящик с указанием ФИО усопшего, датой его смерти. Кроме того, в мечети заказывается намаз и до похорон тело омывается с молитвами имама. По словам Албакова, для захоронения во Франции нужно заранее оформить завещание в письменном виде или при свидетелях. В ином случае тело будет транспортировано на родину.

В Страсбурге несколько семей уже похоронило своих близких, уроженцев Чечни. Джамбулат Сулемайнов, представитель чеченского землячества считает главной проблемой образ мышления чеченского народа. Пока еще чеченцы остаются верными стереотипу, что должны быть захоронены в Чечне. На родине заведена традиция – каждую пятницу родственники идут на могилу, проводя утро в молитве. 

Так они не оставляют могилу, она не остается неухоженной. 

Пока большая часть чеченцев придерживается древних методов захоронения, некоторые из диаспоры уже похоронили близких во Франции. Очевидно, постепенно чеченцы будут вынуждены привыкнуть к новым обстоятельствам жизни.


Алексей02.04.2021
633s.jpg

1min918

Французские парламентарии проголосовали за запрет ношения хиджаба в общественных местах для лиц моложе 18 лет, за запрет буркини в общественных бассейнах и за запрет ношения хиджаба для тех, кто сопровождает детей в школьных поездках. Голосование во вторник ещё не означает, что запреты станут законом, но они отражают мнение большинства в верхней палате Франции.


Михаил02.03.2021
3d8586b9652745ef8cedf949555dfa83.jpg

1min549

В начале года доктор философских наук Дидье Лемэр опубликовал авторскую колонку в городской газете. В публикации говорилось о возросшем влиянии исламистских учений на детей школьного возраста. После этого профессор получил в свой адрес множество угроз и обвинений. В ситуацию вмешался министр внутренних дел Франции Жерар Дарманен. Он приказал местному полицейскому участку организовать охрану для профессора.

Негативная реакция на статью обусловлена рядом моментов, которые освещает публикация. Лемэр утверждает, что дети с раннего возраста подвергаются сильнейшему давлению исламистских идеологов. По его словам, изучение культурных ценностей и науки в таких условиях становится невозможным.

Письмо к Президенту

Незадолго до этих событий профессор обратился к президенту Макрону с открытым письмом, в котором говорилось об отсутствии эффективных мер борьбы с политическим исламизмом. 22 января Лемэр выступил в телепередаче и рассказал о салафитах, пропагандирующих свою идеологию в Траппе. Профессор заявил, что бездействие властей в этом направлении приведет к гражданской войне. После выступления угрозы в адрес Дидье Лемэра приняли агрессивный характер. Полиции пришлось приставить охрану не только к профессору, но и взять под наблюдение школу, в которой тот преподает.

В последнее время во многих регионах Франции участились нападения на священнослужителей. Так, в начале февраля трое мужчин с оружием ворвались в церковь Saint-Léger, напугали служащих и мирных жителей. В Монпелье группа агрессивно настроенных подростков осквернила и подожгла местную церковь. В Лионе во время службы в церкви Saint Bonaventure мужчина угрожал убить священнослужителя.

На фоне этой ситуации бросается в глаза бездействие властей. Средства массовой информации утаивают этническую принадлежность правонарушителей. 

Это обусловлено тем, что во Франции законодательно запрещено вести какую бы то ни было статистику на основе религиозных предпочтений.

Преступления на религиозной почве

В еженедельнике Breizh Info появилась публикация на эту тему. В тексте отмечено, что запрет на статистику с учетом расы затрудняет изучение преступлений на почве религии. При этом есть немало данных, согласно которым доля преступников-иностранцев во Франции достаточно велика. Согласно сводкам полиции за 2018 год, процент иностранцев среди преступников выглядел следующим образом:

  • Разбойные нападения – 15%;
  • Убийства – 16%;
  • Кражи – 17%;
  • Изнасилования – 14%;
  • Разбои – 32%;
  • Кражи со взломом – 27%.

С учетом того, что доля иностранцев по отношению к местному населению составляет всего 6%, подобные цифры выглядят катастрофически.

Осенью 2010 года была опубликована книга популярного социолога Юга Лагранжа «Отрицание культур». В ней ученый рассказал о своих исследованиях, касающихся расовой принадлежности преступников. Согласно этим данным, дети выходцев из стран Африки в 3-4 раза чаще совершают противозаконные действия, чем те, кто родился и воспитывался коренными французами. Такие выводы были сделаны в результате массовых опросов, которые проводились среди подростков района Иль-де-Франс.

Исследованиями данной проблемы занимались журналисты из газеты Washington Post. В публикациях приводятся статистические данные, согласно которым более 60% заключенных во французских тюрьмах – мусульмане. Известный социолог Фархад Хосрохавар посвятил много лет изучению вопроса. Результатом его исследований стала работа «Ислам в тюрьмах». В ней утверждается, что количество представителей исламской культуры в местах заключения по всей стране достигает 80%.

Еще одно интересное исследование провела сотрудница института Демографических исследований Мишель Трибала. Согласно ее исследованиям, большинство коренных жителей Франции считают иммиграцию чрезмерной, а количество переселенцев угрожающим. При этом, по ее словам, правительства большинства европейских стран лишь стимулируют этот процесс. Результатом таких действий станет кардинальное изменение этнического состава населения.

Увеличение количества мигрантов

В газете Le Figaro была опубликована любопытная статистика, отражающая рост численности миграции во Францию из стран Африки. Согласно этим данным, в 1911 году доля мигрантов составляла 2% от населения страны. В 2003 году эта цифра увеличилась до 7,5%, а к 2010 иммигранты стали составлять 10% населения страны. Скорее всего эти данные не отражают реальную ситуацию, так как количество нелегалов во Франции не поддается точному подсчету. 

О реальных цифрах можно судить на примере департамента Seine-Saint-Denis, в котором доля переселенцев составляет 20% от общего числа проживающих.

По словам Алеси Милорадович, сотрудника Института геополитики, корень проблемы кроется в несовершенстве действующего законодательства. В начале 70-х у власти были социалисты, которые пропагандировали ассимиляцию иммигрантов среди местного населения. Через несколько лет стало понятно, что планы правительства не воплотились в жизнь, а проблема иммиграции приобрела серьезные масштабы. Несмотря на очевидные трудности, власти отказывались предпринимать какие-либо действия для их решения. Лишь в 2007 году было создано Министерство по делам иммиграции, однако ощутимых результатов эти действия не принесли.

По словам Милорадович, проблема исламистских настроений в обществе стремительно усугубляется. Граждане Франции, принадлежащие к разным этносам, становятся последователями ислама. Это обусловлено серьезным прессингом со стороны общества и школы в частности. Подростки постоянно слышат о несоблюдении прав и начинают вести себя агрессивно. Родители таких детей ищут утешения в мусульманской вере, где почитание родителей является нормой. В результате исламские общины растут, их влияние на общество становится практически неоспоримым.

В качестве примера Милорадович привела высказывание одной знакомой женщины, которая воспитывает детей-подростков: «С возрастом дети становятся крайне агрессивными, так как в школе постоянно чувствуют прессинг со стороны неблагополучных ребят, чьи родители иммигрировали во Францию несколько лет назад. В нашем районе очень много переселенцев, и многие из них посещают мечеть. Идеология, которую проповедуют исламисты, имеет несколько положительных сторон. Вера построена на безусловном подчинении старшим. Это привлекает многих родителей подростков. Они надеются, что мужчины из мечети смогут стать авторитетами для подростков, научат их уважать родителей. Именно поэтому среди прихожан все чаще встречаются коренные французы.» Такая позиция, по словам Алеси Милорадович, встречается очень часто. В неполных семьях женщины не могут найти общий язык со своими детьми, отсутствие отца в семье становится причиной того, что подростки находят неблагополучных друзей и примыкают к преступным группировкам.

Исламское лобби во Франции

Несмотря на явную угрозу со стороны исламистов, французское правительство продолжает финансировать мечети. Чиновники считают, что подобное сотрудничество приведет к стабилизации ситуации в стране. Идеология ислама распространяется среди простых людей, и контролировать деятельность активистов этнических групп становится все труднее.

Проблема иммиграции существует во Франции более полувека. Социалисты рассматривали иностранцев как электорат, надеясь получить в их лице лояльных избирателей. Существенное влияние оказали власти Алжира, с которыми была заключена особая договоренность в 70-х годах прошлого века. Согласно ей, власти Франции поощряли алжирских иммигрантов, а власти Алжира помогали контролировать деятельность общин.

Многие мировые политологи сравнивают современное исламское лобби во Франции с известной масонской ложей «Великий Восток». Это серьезная политическая сила, которая ставит под угрозу само существование государства. Популярный геополитик Франсуа Тюаль не раз отмечал, что Франция 70-х годов и Франция сегодня – это два совершенно разных государства. 

По его словам «люди, которые ходят по французской земле сегодня – это не французы».


Алексей18.01.2021
552s.jpg

1min562

В воскресенье мусульманские федерации Франции согласовали «хартию принципов», запрошенную президентом Эммануэлем Макроном в его стремлении искоренить сектантство и экстремизм.


Алексей02.11.2020
474s.jpeg

1min889

Террористические атаки во Франции не новость. Со времени смертоносного нападения исламистов на сатирический журнал Charlie Hebdo в 2015 году французская полиция насчитала не менее 20 серьёзных террористических атак, совершённых исламистами, в результате которых погибло 250 человек.


Алексей30.10.2020
479s.jpg

1min2516

Бывший премьер-министр Малайзии вызвал возмущение, заявив, что у мусульман есть все основания убивать миллионы французов, если принимать во внимание массовую резню прошлого. Махатхир Мохамад сделал комментарий сразу после гибели людей в Ницце на юге Франции в четверг.


Алексей29.10.2020
478s.jpg

1min876

Франция объявила чрезвычайное положение после того, как по крайней мере два человека погибли и несколько других получили ранения в результате нападения с ножом в церкви Нотр-Дам в Ницце в результате предполагаемого террористического нападения.


Михаил22.05.2020
image-1.jpg

1min2537

Франция за несколько десятилетий сделала намного больше, чем другая западная страна, чтобы запретить одежду, которая скрывает лицо человека, находящегося в общественных местах. Однако согласно правилам выхода из карантина, ношение масок отныне становится обязательным условием для всех жителей Франции.

Обязательное ношение масок в общественных местах и учебных заведениях

Согласно новому постановлению, жители Франции должны носить маски в учебных заведения и общественных местах. Нарушение этих правил может повлечь за собой штрафные санкции. Более того, владельцы или администраторы супермаркетов имеют право просить посетителей носить маски, а в случае их отсутствия не пускать в магазин. Камеры, оснащенные искусственным интеллектом, которые будут установлены в метрополитене, будут контролировать соответствие правилам безопасности.

Чтобы подчеркнуть национальное требование к безопасности, Эмманюэль Макрон появился в одной из школ в темно-синей маске, декорированной полосами голубого, красного и белого цветов, символизирующих флаг страны. Дизайн изделия соединяется с лозунгом свободы, равенства и братства.

Вместе с тем, в обществе не появилось каких-либо противоречий. Так, недавний опрос показал, что 94% респондентов поддерживают решение по поводу ношения медицинских масок.

Однако большинство мусульман, сторонники свободы вероисповедания, а также ученые смогли разглядеть иронию в том, как современное общество, которое активно боролось за открытие лиц, внезапно потребовало, чтобы эти лица были закрыты.

По словам одного из сотрудников Института политологии, если человек является мусульманином, который скрывает свое лицо по религиозным соображениям, то он должен будет заплатить штраф. Но если человек не является мусульманином в условиях вспышки коронавирусной инфекции, то его поощряют и заставляют носить защитные средства с целью обеспечения безопасности национального общества.

Также он добавил, что ученые рассматривают одно и то же поведение в ассиметричном аспекте как дискриминацию мусульман.

Законодательство Франции регулирует сокрытие лиц мусульман в общественных местах на той основе, что оно нарушает ценности страны.

Запрет на ношение никаба

В 2004 году вышел запрет на ношение платков в государственных школах. Данный запрет был обусловлен тем, что это может отразиться на религиозном нейтралитете государственных учреждений. Через шесть лет Франция объявила незаконным ношение никаба, так как такая одежда полностью закрывает лицо и является угрозой для общественной безопасности.

В законопроекте, принятом в 2010 году, говорится, что в свободных и демократичных обществах не может быть обмена между людьми. Кроме того, в нем упоминается об отсутствии общественной жизни в публичном пространстве, без взаимных взглядов и видимости, поскольку при встрече люди устанавливают между собой отношения с открытыми лицами.

Также в одном из докладов говориться, что открытие лиц в общественных местах служит толчком к разрыву социальных связей.

МВД Франции подтвердило, что запрет на никаб будет применяться на весь период пандемии Covid-19, когда населению нужно закрывать свои лица. Так, женщина, носящая никаб, будет оштрафована согласно правила, предусмотренного для нарушителей второго типа. Данный закон накладывает не только финансовые взыскания, но и обязательное принятие участия в уроке по гражданскому воспитанию.

Хотя законопроект, принятый в 2010 году, не запрещает носить медицинскую маску по состоянию здоровья, а также в виде иных исключений. По словам министра здравоохранения, ношение масок, предназначенных для предотвращения риска заражения коронавирусной инфекции, не является уголовно наказуемым деянием.

Законопроект говорит о том, что если мусульманка захочет попасть в метро, то ей придется никаб сменить на маску.

Проще говоря, нововведения французского правительства касательно масок не имеет определения по поводу того, что же относится к маскам. Изделия, сшитые из ткани, уже давно можно приобрести в аптеках Франции. Однако ранее, во время вспышки коронавируса, когда чиновники резервировали маски для работников медицинских учреждений, жители импровизировали с любым предметом одежды. Некоторые из них в качестве масок использовали шарфы.

Общественная безопасность

Общественная безопасность является единой сферой, где французские чиновники возражают против сокрытия лиц. К примеру, во время протестных акций «желтых жилетов» некоторые участники носили банданы, медицинские маски либо костюмные маски, чтобы не только защитить себя от слезоточивого газа, но и хоть как-то скрыть свою личность. После нескольких недель активных протестов правительство приняло законопроект, согласно которому ношение таких изделий на подобных собраниях может стать поводом для тюремного заключения. Кроме того, за это предусмотрен штраф в размере 15 тысяч евро, что намного эффективней запрета на ношение бурки.

Однако сегодняшнее требование массового публичного сокрытия лиц является новинкой для Франции.

По словам американского историка Франции Джоана Скотта, дихотомия науки против мусульманства действует таким образом, чтобы никто не смог увидеть в этой ситуации иронии либо противоречия. Для тех, кто смотрит на все происходящее со стороны может задаться вопросом, что означает быть частью сообщества.

Ношение любого головного убора означает приспособление к правилам и направлению сообщества. Именно это и делают маски для светского сообщества Франции. Сейчас французы активно принимают участие в обряде массового сопричастия.

Однако это подобно тому, что никаб является главной атрибутикой для женской половины, которая исповедует ислам. Данный элемент одежды обозначает принципы общественной солидарности.

Один из политологов также добавил, что, по всей вероятности, требование носить медицинскую маску придаст другой части французского сообщества представление о том, каково быть мусульманкой в государстве, которое следит за тем, что можно носить, а что нет.

По его мнению, если эта временная ситуация ранее была более болезненной и сложной, потому что она препятствовала свободе передвижения, тогда можно представить, что чувствовали французские женщины, нося платок больше 10 лет.

Напомним, в конце декабря минувшего года в Ухане была зафиксирована вспышка коронавируса, после чего вся страна была закрыта на въезд и выезд. Вскоре инфекция распространилась практически по всем странам мира и в середине марта ВОЗ объявила пандемию.


Михаил18.11.2019
maxresdefault-45-1280x720.jpg

1min3965

Тысячи людей собрались в воскресенье днем в Париже на марш против исламофобии, которая в последние дни заметно расколола французский политический класс.

В воскресенье тысячи людей прошли через Париж в рамках демонстрации против исламофобии, которая разделила политический класс Франции.

По словам организаторов, они объявили митинг в знак поддержки ислама спустя две недели после того, как мужчина с крайне правыми связями устроил стрельбу в мечети Байонна, ранив двух пожилых мужчин.

Члены левых партий приняли участие в марше — хотя некоторые другие в центре держались подальше, говоря, что это угрожает французской традиции секуляризма, а крайне правый лидер Марин Ле Пен заявил, что мероприятие было организовано исламистами.

На мероприятии, организованном Collectif Contre l’Islamophobie en France, множество людей прогуливались по столице, размахивая знаменами с надписями «Остановите весь расизм» и «Исламофобия — не мнение, а преступление».

Согласно опросу Ifop, проведенному ранее в этом месяце, более 40 процентов мусульман заявили, что они почувствовали религиозную дискриминацию во Франции.

Ислам является второй по величине религией во Франции, которая имеет самое большое мусульманское меньшинство в Западной Европе.

В прошлом месяце член «Национального ралли», партия Ле Пена, разжег продолжающиеся дебаты о положении мусульман и мусульманской символики во Франции, публично сказав женщине снять ее платок.


Михаил04.07.2019
EF092979-CF7D-486A-8366-1BAF2B6E9EDF_w1023_r1_s.jpg

1min16886

 

Французские власти приступили к реализации ликвидации «джихадистской пропаганды» путем закрытия мечетей, заморозки общинных фондов, где трубят призывы к чувству сильнейшей вражды касательно христиан, а также звучат речи о преимуществах Корана и воспевание вооруженного джихада, который имеет оружие.

Так, власти госдепартаментов развели суровое противостояние путем осуществления контроля, создания досье, судебных дел и т.д.

Но во времена пропаганды имама во всемирной паутине, а также стремления экстремистов к философии «Исламской страны», как это происходило в Лионе, противостояние с исламской радикализацией осуществляется в реале и по сей день. Противостояние заключается в ликвидировании мечетей и общин, оказавшиеся в руках веропроповедников, которые разжигают только ненависть.

Сложности спецоперации

Это крайне тонкая спецоперация, в которой потребуется обязательно внимательность и предусмотрительность. Помимо этого, это сложнейший процесс ввиду законодательной базы касательно внутренней безопасности и активному противостоянию с террористическими актами, начавшая действовать в ноябре 2017 г. Это обусловлено тем, что потребуется соблюдение всех нормативов правовой страны, тем более, что оппоненты хорошо знакомы с установленными нормативами. На протяжении нескольких месяцев было принято несколько решений о ликвидировании в Гренобле и Гранд-Сенте.

Следует отметить, что Нор, Иль-де-Франс, а также Буш-дю-Рон принадлежат к числу более затронутых госдепартаментов радикальным мусульманством. Для противостояния с данным характером суперпрефект госдепартамента Нор М. Лаланд создал после того, как состоялось установление в 2016 г. оригинальной для Франции механизма мониторинга мусульманской радикализации. Основное в такой концепции – децентрализация. Одновременно действуют 6 сообществ в шести округах госдепартамента. Так, два утвержденных решения касательно ликвидации затронули как суннитских, так и шиитских экстремистов.

М. Лаланд пояснил такой подход следующим образом: «Первым делом необходимо найти точку зла, затем понаблюдать за ней и только после этого расправиться с корнем зла». Для полного положительного результата потребуется выполнить определенные условия. Сам процесс ликвидирования суперрадикальной мечети должен осуществляться с соблюдением всех нормативов Фемиды.

Задачей ограничения сторонников радикализма должна послужить защита французских ценностей.

Опасные мусульманские организации

Еще немаловажным моментом является то, что должен состоятся честный и открытый разговор с духовным руководством. Так, 15 ноября минувшего года, спустя тринадцать дней после проведения тщательных осмотров на местах, в которых были задействованы свыше двухсот полицейских, суперпрефект госдепартамента Нор сообщил о закрытии мечети и админздания шиитской организации «Центр Захра». Такой результат был принят после тщательного и долгого контроля, в итоге которых появились подтверждающие факты множественных нарушений. В частности, как оказалось, что в таких храмах проводились обращения антисемитского течения.

Закрытие здания было подтверждено админсудом от 19 октября, а потом госсоветом от 22 ноября. В конце концов, МВД выдвинул предложение К. Кастане 22 марта текущего года главе данной страны закрыть Центр Захра. Вместе с этим центром под запрет попали и Шиитская ассоциация, Антисионистская Хезболла, а также организация «Франция Марианна». Им было выдвинуто обвинение в постоянном оправдании и воспевании джихада, который всегда при себе имеет оружие при помощи проповедей в письменном виде, распространяемых во всемирной паутине.

Молодых людей активно взывали к божественной борьбе во благо ислама. Им также предъявили обвинения и в бесконечном восхвалении, с применением всемирной информационной сети, работ ассоциаций наподобие ХАМАС, Хезболлы и джихада. Все подобные организации были внесены странами ЕС и прочими представителями мирового сообщества в перечень террористических сообществ.

Тринадцатого декабря минувшего года, спустя пару месяцев после нанесения «ударной волны» по шиитским сторонникам, суперпрефект Лаланд принял решение закрыть сроком на 6 месяцев салафитский зал для проведения молельных обрядов «Ас-Сунна», который расположен в Омоне. Основанием такого решения заключалось в том, что выдвигаемые идеи и пилотированная работа содействуют притеснению, ущемлению и вражды, а также восхвалению терактов. К примеру, проводящий назидание имам очень явно акцентировал внимание на провокацию вражды и давлению касательно тех, кто не верит в Аллаха. Также такие обращения прозвучали и в комнате для молебен во время проведения конференций.

Организация «Ассалем, владевшая комнатой для свершения молебенных обрядов, тут же обратилась в админсуд Лилля, который одобрил решение касательно ликвидации организации от 18 декабря. По прошествии шести месяцев ситуация разрешилась следующим образом: имам принял решение вернуться на свою родину, в Саудовскую Аравию, поэтому организация больше не в состоянии продолжать свой род деятельности. Помимо этого, следует ответить, что еще до ликвидации молитвенного зала, мэрия совместно с представителями государства обращали активное внимание на ситуацию в отношении безопасности, помещение которого рассчитано на девяносто семь человек, но в действительности там собиралось до двухсот верующих.

Нарушение нормативов общественных помещений и пожарной безопасности уже послужили частичному закрытию сооружения.

В отличие от госдепартамента Нор, Изер, расположенный на юге Франции, не принадлежит к тем регионам, которые были сильно затронуты исламскими радикалами. Как бы там не было, из 60 официально зарегистрированных мечетей и молитвенных залов, всего лишь 2-3 привлекли широкое внимание государственных служб.

Тенты, установленные для свершения молитвенных обрядов

Префект Л. Беффр принял решение 4 февраля текущего года приостановить работу на 6 месяцев святилища «Аль-Кавтар», что расположен в Гренобле. Данное сооружение очень активно притягивало практически четырехсот верующих. Такое решение было одобрено и админсудом. В суде представитель городской власти отметил звучавшие в храмах, а также на их ютуб-каналах сообщения с огромным количеством призывов к чувству сильнейшей вражды касаемо иудеев и христиан, разжигание дискриминации и воспевание вооруженного до зубов джихада.

В общей сложности мечеть успело посетить около двадцати радикально настроенных верующих. Некоторые из них были осуждены за пропаганду террористических актов. Так, в 2013 и 2014 гг. большое количество человек встали в ряды джихада в военных областях, однако и у других появилось большое желание вступить в их ряды. Что же касается имама из Алжира, то он решил вернуться на свою родину после всех обвинений в антихристианской и антисемитской речи с восхвалением законов шариата, преимуществом Корана над мирскими канонами, а также ущемлении женской половины. Речь данного ущемления заключалась в том, что непосредственно имам призывал в обязательном порядке всех женщин носить никаб.

Ликвидация мечети происходила одновременно с арестом фондов сообществ и других помещений верующих. При попытке отмены блокировки активов представители мусульманской общественной организации активно пытались добиться открытия храма.

В качестве ответа на намерение осуществить молитвенные обряды городские власти поставили специальные тенты недалеко от поселка Гренобля.

За несколько дней до Рамадана новосозданная «исламская команда» обратилась с просьбой о том, чтобы возобновили работу святилища во имя «объединенной жизни». Представители святилища выдвинули предложение касательно образования «общереспубликанской хартии», где мусульмане и другие вероисповедатели смогли бы существовать друг с другом в мире и уважении. Тем не менее, данная стратегия не была достаточно убедительной. Даже предложение по монтажу видеонаблюдения получило жесткий отказ от комиссии, поскольку такой проект был не очень хорошо составлен. Об этом сообщил один из специалистов по проведению монтажных работ камер видеонаблюдения.

Защитники исламского святилища вели себя достаточно компетентно и вежливо, не произнесли какого-либо негативного слова в сторону других религиозных исповеданий. Они очень активно отстаивали интересы по поводу снятия каких-либо запретов, однако уже тогда был нанесен колоссальный урон доверию, чтобы вернуть все за пару тройку недель. Об этом поведал один высокооплачиваемый французский чиновник, тем самым подчеркивая «неопределенность» в отношении личности имамов и отсутствие кардинальных изменений при обществе, управляющей мечетью. Должностные лица Франции очень сожалеют, что отсутствует «корректировочное обращение» к верующим после ликвидации сооружения. Так, лидеры общины никаким способом не смогли призвать своих одноверцев вести себя более уважительно и осторожно. Тем не менее, храм приостанавливает свою работу до августа месяца.



О нас

Журнал SLON – вестник Лазурного берега Франции и Монако. Рассказываем про общество, бизнес, недвижимость, частную авиацию и яхты.


Наш InstagramНаписать редактору

Позвонить в редакцию



Подписка

Мы тоже не любим спам, поэтому наши рассылки полезные. Подписывайтесь!



Рубрики