Архивы Шале | SLON

Михаил01.12.2021
6308_576647109.jpeg

1min488

Лавры за современный презентабельный вид гостевых домиков на горнолыжных курортах соотечественники не без оснований отдают французу Анри-Жаку Ле Мему. Именно он работал над созданием архитектуры и интерьера шале на территории Межева в 20-м веке. Первый «домик лыжника» появился в 1927 году, с тех пор подобный формат строений так и именуют.

Спроектировать столь революционный стиль в архитектуре маэстро смог благодаря баронессе де Ротшильд. Именно она вдохновила его создать французский вариант курорта Сент-Моритц на своих землях в Альпах. Ротшильдам удалось задать высокую планку и заложить понимание о том, что такое горнолыжный курорт. Архитектор Анри-Жак Ле Мем, смотревший с ними в одну сторону и взявший на себя львиную долю работы, стал основателем сегодняшнего восприятия того, как должно выглядеть комфортабельное альпийское шале.

Сделать то, чего еще не придумали

А ведь изначально не было и намека на то, что выходец из города Нант, что во Франции, станет легендарным архитектором. До того, как Ле Мем приехал в Альпы, он питал большие надежды на будущее: закончив художественную школу в своем городе, он поступил в столичную и, после ее окончания, поступил в ассистенты к Жаку-Эмилю Рульманну. Художник по интерьерам, которому ассистировал Ле Мем, работал в арт-деко и был весьма известен.

Однако, ввиду плохого самочувствия, Анри-Жаку Ле Мему не комфортно жилось как в столице, так и на Лазурном берегу. Он был вынужден уехать, чтобы немного поправить здоровье. Промышленник Адольф Бедер, друг Ле Мема и, по совместительству, администратор организации отелей Франции, предложил поехать в Альпы. Там начинающий архитектор смог бы заняться здоровьем и познакомиться с интересными и полезными людьми.

Как проходило лечение, доподлинно неизвестно. Однако, с полезными знакомствами дело не затянулось: в скором времени Бедер знакомит своего друга с баронессой де Ротшильд. Как только та узнала, что новый знакомец – архитектор, сразу ухватилась за возможность исполнить свое желание: построить домик, похожий внешне на ферму из деревеньки, но – чтобы внутренний интерьер был очень удобен; окна должны быть большие, а из них можно было бы полюбоваться на местные пейзажи.

Здесь стоит упомянуть, что фермерские дома в Альпах в то время строили для нахождения рядом с людьми домашнего скота и, соответственно, корма для него. Обычно строение выглядело так: семнадцатиметровый фасад с двускатной крышей, стены из дерева. Если не хватало средств на постройку хороших отдельных комнат и хлева, приходилось даже ночевать близко от животных, а вместо кроватей были тюфяки с сеном. Проницательный художник понял, что именно хотела сделать Ноэми де Ротшильд. Ведь не будет же баронесса интересоваться жизнью в настоящем крестьянском доме. Необходимо было провести параллель между внешним стилем, как того желала баронесса, и внутренним декором – каковой она привыкла видеть каждый день. Анри-Жак Ле Мем начал создавать домик в стиле пасторальной идиллии внешне, а для внутреннего интерьера он приготовил новаторство и изысканность.

От традиций местной архитектуры он решил оставить солидный объем, двускатную крышу и основание из камня. Зато внутри архитектор переделал все полностью: пересмотру подверглось устройство комнат, материалы изготовления как несущих конструкций, так и отделочные. Как раз входили в моду бетон, фанера и линолеум. 

И вот, спустя некоторое время, появилось первое шале, названное в честь заказчицы – Ноэми. 

Модный в то время горнолыжный отдых, известность семьи Ротшильдов и нестандартный подход к работе позволили архитектору стать весьма востребованным в аристократической и буржуазной среде. К 1929 году он открывает свое дело в Межеве.

Стать легендой

Крайне удачное сочетание привлекательности альпийского домика снаружи и исключительного комфорта внутри, интересные решения в отделке сделали стиль художника незабываемым. Прошло уже почти столетие, а «визитная карточка» мастера все еще интересна публике: его решения в интерьере проходят основным мотивом внешней и внутренней отделки еще одной задумки де Ротшильдов – Four Seasons Megeve.

Для более комфортного пребывания была создана комната, где можно просушить лыжи и прочие атрибуты для катания – ski-room. В ней помещение отделано камнем и деревом в сочетании с побелкой, сделаны угловые окна и панорамное остекление. Камин служил основным украшением как в кухне, так и в гостиной. Панорамные окна давали шикарное освещение, а вид на живописные уголки природы, благодаря размеру окон, выглядели, как нарисованные талантливым художником. Неотъемлемой деталью стала терраса на южной стороне, где можно посидеть в шезлонге в любое время года, принимая солнечную ванну.

Новаторский подход к созданию облика «домика лыжника» настолько зацепил публику, что теперь сложно представить современные Альпы без этих шале. Самое первое шале, Ноэми, так и остается образцом совершенства, при этом оно вполне функционально, хоть в нем и сохранены все изначальные материалы. 

На данный момент оно входит в состав горнолыжного комплекса и принадлежит потомкам баронессы.

К тому же, имя великого архитектора, благодаря семейству Ротшильдов, на устах и по сей день. Во время работы над Four Seasons Megeve дизайнер из Франции Пьер-Ив Рошон точно так же, как и его предшественник – Ле Мем, каждую деталь обсуждал с заказчицей шале, Ариан де Ротшильд. Основное желание наследницы – сохранить стилистику Ле Мема, переложив ее на современные возможности. Они совместно занимались изучением архивов семьи Ротшильдов, улавливая малейшие нюансы.

Основой послужили материалы, что предпочитал сам Ле Мем: для декорирования стен пошел камень, деревянные детали использовали для потолков и дверей, остекление панорамных окон, как будто приглашающих прекрасные горные виды, керамические аксессуары. К тому же, применили во внутреннем интерьере и арт-деко, любимый художником.

Наиболее яркий пример этого стиля – огромный бассейн в горнолыжном отеле, занимающий площадь 800 квадратных метров. Огромные окна пропускают много света в помещение, а также совершенно не скрывают горные пейзажи, которыми всегда хочется любоваться. На стенах расположены работы художника Тьерри Бруэ, написанные после посещения Дворца Токио в столице Республики. Монохромные детали служат отсылкой к моде 20-30 гг XX века.

Геометрия в орнаменте и деталях проглядывает в декоре гостиницы, напоминая стилистику непревзойденного мастера. Все это сложилось в интересный квест для проживающих в Four Seasons Megeve, ведь это очень увлекательно – выделить отголосок работы архитектора в великолепных интерьерах отеля. А подсказку можно отыскать в брошюре «100 лет Ротшильдов в Межеве» – ее выкладывают на столиках в каждом номере или люксе.

Помимо работы над «домиком лыжника», Ле Мем успел за свою жизнь создать почти 900 архитектурных проектов. Это были места для оздоровления, отдыха, модные бутики – многогранность личности позволила художнику стать автором многих интересных работ. 

Но знают его большинство людей, все же, по историческому наследию, горнолыжному шале Ноэми.



О нас

Журнал SLON – вестник Лазурного берега Франции и Монако. Рассказываем про общество, бизнес, недвижимость, частную авиацию и яхты.


Наш InstagramНаписать редактору

Позвонить в редакцию



Подписка

Мы тоже не любим спам, поэтому наши рассылки полезные. Подписывайтесь!



Рубрики