«У каждого человека две Родины — его собственная, а потом – Франция». Анри де Борнье

Я расскажу вам о полковнике Федоре Ивановиче Елисееве, кубанском казаке, уроженце станицы Кавказской. Треть его жизни прошла во Франции. И именно этому периоду его тернистого земного пути, пути эмигранта, циркового артиста, писателя, воина и философа, мы обязаны большей частью оставленного им литературного, исторического и этнографического наследия.

федор елисеев

Ф.И. Елисеев родился в казачьей семье 11(24) ноября 1892 года. Семья Елисеевых была вполне типичной для того времени, состояла она из девяти человек – отца с матерью, престарелой бабушки и шестерых детей – троих сыновей и трех дочерей. Жизненный путь Федора Елисеева представляет собой ярчайший и пестрый калейдоскоп, в котором, впрочем, слишком много отдано черному цвету. С началом I Мировой войны полк, в котором служил хорунжий Елисеев, был отправлен на Турецкий фронт, в Закавказье.  В своих дневниковых записях автор рассказывает о жестоких морозах и заснеженных перевалах, через которые пролегал путь казаков. Рассказывает о гибели друзей и земляков, о кавалерийских атаках и перестрелках. Война Мировая сменилась Гражданской. Три года войны на Турецком фронте сменились еще тремя годами войны против тех, кто находился когда-то под одними знаменами. Боевой путь Елисеева пролег от берегов родной Кубани до Воронежа. Затем – череда поражений и отступление тем же маршрутом до Черноморского побережья, где капитулировали Белые армии.

«…Плачь, Кубань, о сынах своих…»

Началась самая трагичная череда событий, навеки оставившая глубокие рубцы на сердце казака. В 1918 году был расстрелян большевиками отец. Далее – бои, после – плен и скитания по тюрьмам и лагерям Центральной России от Екатеринодара до Екатеринбурга. За 5 лет он лишился всей семьи. Брата Андрея отправили в Пермь. Брат Георгий погиб в Таврии, участвуя в боях против наступавших на Крым красных. Погибли сестры, оставшиеся на Кубани, умерла от тифа бабушка, следы матери затерялись где-то в Дагестане, куда она была выслана.

С молодых ногтей воспитанный службой и для службы, Елисеев потерял, казалось бы все, что только можно потерять, вынес голод, холод, нужду, потерю близких, видел смерть буквально лицом к лицу…Как, а главное – зачем и для чего жить после этого, если умерло все, что любил, во что верил? …Плачь, Кубань, о сынах своих…

Казак-«Бiдалага»

В Олонецкой губернии Федор Иванович перешел границу с Финляндией и остался там на правах беженца.
Оказавшись в Финляндии, Федор Елисеев был избран атаманом местного землячества кубанских казаков, названного ими Финляндско-Кубанской казачьей станицей. Казаки-кубанцы, знавшие трагическую историю гибели семьи Елисеева и мытарства, выпавшие на долю его самого, дали ему сочувственно-уважительное прозвище – «Казак-Бiдалага».

В Финляндии бывший полковник трудился помощником на хуторе зажиточного финна. После семи месяцев работы появилась возможность получить визу на выезд во Францию, станица отправилась вместе со своим атаманом.

В свете рампы

казачий цирк, париж

В то же время в Париже начал свою работу организованный адвокатом Саказаном и бывшим генералом Добровольческой армии Андреем Шкуро, казачий цирк. Федор Иванович получил от Шкуро письмо с приглашением и выехал в Париж. Здесь на Елисейских полях расположилась созданная Саказаном и Шкуро цирковая труппа, состоявшая более чем из 250 казаков, основу которой составляли джигиты – лихие конные наездники.

Для выступления был арендован стадион «Буффало», находившийся в тогдашнем предместье Парижа под названием Монтруж. Выступление состоялось 20 мая 1925 года. По сценарию, оно должно было начинаться с парада под аккомпанемент хора трубачей, исполнявшего военные марши старой Русской армии. Конные джигиты выступали строем, группами и с индивидуальной программой. Сам Елисеев демонстрировал свое искусство в одном из ключевых номеров. Его выступление состояло из вольной джигитовки – т.е. поочередного исполнения различных элементов – соскока с лошади по обе стороны седла, укладывания лошади на полном скаку на землю и пр. Затем следовали номера с оружием: рубка шашкой, укол шара пикой, поднятие пикой платков с земли. Парижские зрители были в восторге, ибо город, не понаслышке знакомый веком ранее с казаками, такими их еще не видел. Успех был полным, и казаки получают приглашение в длительное летнее турне по Франции.

«…Границы сонных столиц бродячий цирк проходил в ночи…»

Первыми после Парижа в турне стали города Тур и  Блуа, расположенные западнее столицы, по течению реки Луары. Здесь список номеров пополнился экзотическим для французской публики «умыканием невесты», инсценировка которого, подобно другим элементам джигитовки, производилась на полном скаку.

После, труппа отправилась в курортный городок Виши. Так случилось, что выступать пришлось в единой программе вместе с испанскими тореадорами, также прибывшими сюда на гастроли. Поскольку стадион «Конкур Иппик» в Виши был единственным, в процессе следования к нему конные казаки исполнили роль «почетного сопровождения» тореадоров, едущих к месту выступления в повозках. Успех казачьего выступления был грандиозный, поскольку такого живописного зрелища Виши еще не видел.

По контракту казакам было предписано носить традиционную казачью одежду, в которой они выступали – черкески и папахи, и обязательные традиционные кинжалы на поясах. Следующим пунктом турне был портовый город Бордо. На здешнем стадионе ярусы для публики были сделаны из холодного цемента, поэтому зрителям выдавались подушечки для сидения. В завершение выступления казаки-джигиты прошли строем по стадиону, и восторженные зрители бросали эти подушечки вверх в знак восхищения. После Бордо труппа Елисеева посетила городок Аркашен, а заключительным пунктом турне стала Тулуза.

«Идем на Восток!»

Елисеев стал хозяином ресторана русской кухни в Париже, но карьера ресторатора показалась ему скучной.
Первое цирковое турне Елисеева закончилось, но жизнь продолжалась. Так он стал хозяином ресторана русской кухни в Париже, но карьера ресторатора показалась ему скучной. Поэтому в начале 30-х годов он принял решение вернуться к любимому делу. В составе разных трупп джигитов ему довелось выступать во многих странах Европы – Германии, Голландии, Швейцарии, Италии, Чехословакии и Югославии. В 1934 году, подписав контракт с русским цирком Ф.Я. Исако, Федор Елисеев с группой джигитов выезжает в Индию. Так началось почти кругосветное путешествие казаков, описанное Елисеевым в своих дневниках под названием «На коне по белу свету». До чего же долгим был этот азиатский маршрут! Цирк в течение шести лет посетил Индию, объездил весь Индокитай, побывал в Сингапуре, Шанхае, Гонконге, на о.Ява и Суматра. Впервые с джигитами познакомились Филиппины, Вьетнам, Бирма, Камбоджа, Индонезия.

В Иностранном Легионе

II Мировая война застигла казаков во Вьетнаме.  Как полковник русской армии в прошлом, Елисеев счел себя не вправе остаться в стороне, и поступил на службу во Французский Иностранный Легион. То была единственная сила, защищавшая французские колонии от начавшейся японской агрессии. Сдав экзамен, был зачислен в легион пехотным лейтенантом. Первоначальная попытка попасть в конные соединения легиона, расположенные в Сирии, в Алжире, не удалась, поскольку связь французских колоний с метрополией была утеряна.

орден круа де геррС 1940 по 1945 длилась для Федора Елисеева война против японцев в джунглях Индокитая. За это время он был неоднократно ранен, девять раз награжден. В 1945 вынес из окружения раненого командира. Затем, во главе своего отделения прикрывая отход батальона, был ранен и попал в плен. В 1947 году, уже находясь во Франции, Елисеев был награжден орденом «Круа де Герр» 2-й степени и демобилизован из армии…

Вместо заключения

О таких людях нельзя писать кратко. Описывая путь жизни и служения полковника Елисеева, я никогда не переставал и не перестану удивляться твердости и воле этого удивительного человека. А еще – его кротости и мужеству, с которыми он вынес все, поистине нестерпимые тяготы и невзгоды, выпавшие на его долю. Тщетно, просматривая записи, я пытался найти хоть слово жалобы на судьбу или Бога. Ни разу не попалось на глаза осуждение кого-либо, или свойственная всем, наверное, мемуаристам попытка обелить себя, свалить свои ошибки на других…

Каким было его отношение к Франции? Любил он эту страну, был привязан к ней или просто помимо своей воли был вовлечен в водоворот событий, когда колеса истории совершили очередной оборот? Сам он об этом не писал. Человек от природы сдержанный и волевой, он был в принципе чужд критики или нравоучений, стараясь по мере возможности держаться роли объективного летописца. Так давайте разбираться сами.

Вторую молодость обрести невозможно, равно как и начать жизнь заново. Но жизнь Елисеева во Франции прошла среди его боевых товарищей, казаков-джигитов, в занятии любимым делом. Здесь же он женился, и во Франции родился его сын Георгий. Крестной матерью первенца Елисеевых стала француженка.  Семья Елисеева жила во Франции во время его циркового турне, и после, когда в далеком Индокитае ее глава вновь взялся за оружие. Этот выбор был сделан им в исполнение союзнического долга, столь памятного еще по  I Мировой войне. Стоит отметить, что это случилось, когда Елисееву исполнилось 47 лет, и ни под какую мобилизацию он не подпадал, да и гражданином Франции на то время не являлся. Как он воевал, мною упоминалось  ранее.

Так как относился к Франции человек, не побоявшийся оставить там свою семью в  военное лихолетье? Какие чувства вызывала у эмигранта страна, во имя которой он рисковал жизнью, находясь на пороге пятидесятилетнего возраста, ради которой проливал свою кровь и гнил заживо в японском концлагере в душных джунглях Индокитая? Имеющий глаза увидит. Но как сказал один известный человек, современник тех событий: «Я могу любить лишь то, что уважаю. А уважать могу лишь то, что, по крайней мере знаю».

Он прожил удивительную и длинную жизнь, скончавшись на 93-м ее году в Нью-Йорке. Это был жизненный путь воина и философа, ни разу не поступившегося своими идеалами и не предавшего своей веры, истинный пример для подражания грядущим поколениям. Вечная честь ему.

Антон Прошенков
Написать комментарий
Написать комментарий