Как французские власти ведут противостояние с радикальными мечетями

EF092979-CF7D-486A-8366-1BAF2B6E9EDF_w1023_r1_s.jpg

 

Французские власти приступили к реализации ликвидации «джихадистской пропаганды» путем закрытия мечетей, заморозки общинных фондов, где трубят призывы к чувству сильнейшей вражды касательно христиан, а также звучат речи о преимуществах Корана и воспевание вооруженного джихада, который имеет оружие.

Так, власти госдепартаментов развели суровое противостояние путем осуществления контроля, создания досье, судебных дел и т.д.

Но во времена пропаганды имама во всемирной паутине, а также стремления экстремистов к философии «Исламской страны», как это происходило в Лионе, противостояние с исламской радикализацией осуществляется в реале и по сей день. Противостояние заключается в ликвидировании мечетей и общин, оказавшиеся в руках веропроповедников, которые разжигают только ненависть.

Сложности спецоперации

Это крайне тонкая спецоперация, в которой потребуется обязательно внимательность и предусмотрительность. Помимо этого, это сложнейший процесс ввиду законодательной базы касательно внутренней безопасности и активному противостоянию с террористическими актами, начавшая действовать в ноябре 2017 г. Это обусловлено тем, что потребуется соблюдение всех нормативов правовой страны, тем более, что оппоненты хорошо знакомы с установленными нормативами. На протяжении нескольких месяцев было принято несколько решений о ликвидировании в Гренобле и Гранд-Сенте.

Следует отметить, что Нор, Иль-де-Франс, а также Буш-дю-Рон принадлежат к числу более затронутых госдепартаментов радикальным мусульманством. Для противостояния с данным характером суперпрефект госдепартамента Нор М. Лаланд создал после того, как состоялось установление в 2016 г. оригинальной для Франции механизма мониторинга мусульманской радикализации. Основное в такой концепции – децентрализация. Одновременно действуют 6 сообществ в шести округах госдепартамента. Так, два утвержденных решения касательно ликвидации затронули как суннитских, так и шиитских экстремистов.

М. Лаланд пояснил такой подход следующим образом: «Первым делом необходимо найти точку зла, затем понаблюдать за ней и только после этого расправиться с корнем зла». Для полного положительного результата потребуется выполнить определенные условия. Сам процесс ликвидирования суперрадикальной мечети должен осуществляться с соблюдением всех нормативов Фемиды.

Задачей ограничения сторонников радикализма должна послужить защита французских ценностей.

Опасные мусульманские организации

Еще немаловажным моментом является то, что должен состоятся честный и открытый разговор с духовным руководством. Так, 15 ноября минувшего года, спустя тринадцать дней после проведения тщательных осмотров на местах, в которых были задействованы свыше двухсот полицейских, суперпрефект госдепартамента Нор сообщил о закрытии мечети и админздания шиитской организации «Центр Захра». Такой результат был принят после тщательного и долгого контроля, в итоге которых появились подтверждающие факты множественных нарушений. В частности, как оказалось, что в таких храмах проводились обращения антисемитского течения.

Закрытие здания было подтверждено админсудом от 19 октября, а потом госсоветом от 22 ноября. В конце концов, МВД выдвинул предложение К. Кастане 22 марта текущего года главе данной страны закрыть Центр Захра. Вместе с этим центром под запрет попали и Шиитская ассоциация, Антисионистская Хезболла, а также организация «Франция Марианна». Им было выдвинуто обвинение в постоянном оправдании и воспевании джихада, который всегда при себе имеет оружие при помощи проповедей в письменном виде, распространяемых во всемирной паутине.

Молодых людей активно взывали к божественной борьбе во благо ислама. Им также предъявили обвинения и в бесконечном восхвалении, с применением всемирной информационной сети, работ ассоциаций наподобие ХАМАС, Хезболлы и джихада. Все подобные организации были внесены странами ЕС и прочими представителями мирового сообщества в перечень террористических сообществ.

Тринадцатого декабря минувшего года, спустя пару месяцев после нанесения «ударной волны» по шиитским сторонникам, суперпрефект Лаланд принял решение закрыть сроком на 6 месяцев салафитский зал для проведения молельных обрядов «Ас-Сунна», который расположен в Омоне. Основанием такого решения заключалось в том, что выдвигаемые идеи и пилотированная работа содействуют притеснению, ущемлению и вражды, а также восхвалению терактов. К примеру, проводящий назидание имам очень явно акцентировал внимание на провокацию вражды и давлению касательно тех, кто не верит в Аллаха. Также такие обращения прозвучали и в комнате для молебен во время проведения конференций.

Организация «Ассалем, владевшая комнатой для свершения молебенных обрядов, тут же обратилась в админсуд Лилля, который одобрил решение касательно ликвидации организации от 18 декабря. По прошествии шести месяцев ситуация разрешилась следующим образом: имам принял решение вернуться на свою родину, в Саудовскую Аравию, поэтому организация больше не в состоянии продолжать свой род деятельности. Помимо этого, следует ответить, что еще до ликвидации молитвенного зала, мэрия совместно с представителями государства обращали активное внимание на ситуацию в отношении безопасности, помещение которого рассчитано на девяносто семь человек, но в действительности там собиралось до двухсот верующих.

Нарушение нормативов общественных помещений и пожарной безопасности уже послужили частичному закрытию сооружения.

В отличие от госдепартамента Нор, Изер, расположенный на юге Франции, не принадлежит к тем регионам, которые были сильно затронуты исламскими радикалами. Как бы там не было, из 60 официально зарегистрированных мечетей и молитвенных залов, всего лишь 2-3 привлекли широкое внимание государственных служб.

Тенты, установленные для свершения молитвенных обрядов

Префект Л. Беффр принял решение 4 февраля текущего года приостановить работу на 6 месяцев святилища «Аль-Кавтар», что расположен в Гренобле. Данное сооружение очень активно притягивало практически четырехсот верующих. Такое решение было одобрено и админсудом. В суде представитель городской власти отметил звучавшие в храмах, а также на их ютуб-каналах сообщения с огромным количеством призывов к чувству сильнейшей вражды касаемо иудеев и христиан, разжигание дискриминации и воспевание вооруженного до зубов джихада.

В общей сложности мечеть успело посетить около двадцати радикально настроенных верующих. Некоторые из них были осуждены за пропаганду террористических актов. Так, в 2013 и 2014 гг. большое количество человек встали в ряды джихада в военных областях, однако и у других появилось большое желание вступить в их ряды. Что же касается имама из Алжира, то он решил вернуться на свою родину после всех обвинений в антихристианской и антисемитской речи с восхвалением законов шариата, преимуществом Корана над мирскими канонами, а также ущемлении женской половины. Речь данного ущемления заключалась в том, что непосредственно имам призывал в обязательном порядке всех женщин носить никаб.

Ликвидация мечети происходила одновременно с арестом фондов сообществ и других помещений верующих. При попытке отмены блокировки активов представители мусульманской общественной организации активно пытались добиться открытия храма.

В качестве ответа на намерение осуществить молитвенные обряды городские власти поставили специальные тенты недалеко от поселка Гренобля.

За несколько дней до Рамадана новосозданная «исламская команда» обратилась с просьбой о том, чтобы возобновили работу святилища во имя «объединенной жизни». Представители святилища выдвинули предложение касательно образования «общереспубликанской хартии», где мусульмане и другие вероисповедатели смогли бы существовать друг с другом в мире и уважении. Тем не менее, данная стратегия не была достаточно убедительной. Даже предложение по монтажу видеонаблюдения получило жесткий отказ от комиссии, поскольку такой проект был не очень хорошо составлен. Об этом сообщил один из специалистов по проведению монтажных работ камер видеонаблюдения.

Защитники исламского святилища вели себя достаточно компетентно и вежливо, не произнесли какого-либо негативного слова в сторону других религиозных исповеданий. Они очень активно отстаивали интересы по поводу снятия каких-либо запретов, однако уже тогда был нанесен колоссальный урон доверию, чтобы вернуть все за пару тройку недель. Об этом поведал один высокооплачиваемый французский чиновник, тем самым подчеркивая «неопределенность» в отношении личности имамов и отсутствие кардинальных изменений при обществе, управляющей мечетью. Должностные лица Франции очень сожалеют, что отсутствует «корректировочное обращение» к верующим после ликвидации сооружения. Так, лидеры общины никаким способом не смогли призвать своих одноверцев вести себя более уважительно и осторожно. Тем не менее, храм приостанавливает свою работу до августа месяца.

Мы в Фейсбуке

Мы ВКонтакте


О нас

Журнал SLON был создан в 2015 году. За три года удалось занять лидирующее место среди СМИ Лазурного берега Франции и Монако.

Наша редакция находится в жемчужине Лазурного берега, Ницце. Благодаря удобному расположению мы бываем на всех значимых мероприятиях Франции и княжества Монако.


Написать редактору

Позвонить в редакцию